НАМИРДАН (ЛЕДИ ЗИМА)

18.01.2018

Автор: Анатолий Махавкин

Предыдущие главы романа "Леди Зима": Пролог, Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5, Глава 6, Глава 7, Глава 8

ЧАСТЬ 2. ДВА ОСТРОВА

ГЛАВА 9. НАМИРДАН

Казалось, даже океанское солнце выглядит иначе, чем светило над сушей. Свет его, необычайно яркий и чистый вонзался в волны Намирдана, пытаясь пронзить толщу вод до самого дна. Но если море Зац ещё могло позволить такие шутки, особенно вблизи берега, то океан смеялся над подобными попытками, храня таинственные глубины в полной неприкосновенности. Валы, высокие и крутые катились с глухим рокотом, совсем не похожим на шелест морских волн, а океанский ветер важно трубил своим могучим голосом, обещая испытания слабым или неумелым мореходам.

Утро выхода в океан выдалось на редкость ясным и спокойным, так что Джонрако велев вынести обеденный стол на шканцы, как он это частенько делал, даже когда завтракал сам. Пока стюард сервировал столик, капитан рассматривал в зрительную трубку удаляющийся берег континента, который для невооружённого глаза выглядел простой серой полоской на горизонте. В окуляр же ещё можно было различить несколько толстых башен, напоминающих пеньки.

Джонрако сплюнул, в сердцах. Лямине ему никогда особо не нравился, поэтому он старался не заходить в его порт, без особой необходимости. Даже возможность избавиться о двух неприятных "зайцев" не заставила его изменить курс Чёрта. Проклятый городишко, чтобы ему утонуть, населяли одни чёртовы религиозные фанатики и за лишне слово в адрес Магистра, ты мог запросто получить кинжал под ребро, прежде, чем сообразил, какую хрень ляпнул. Именно в Лямине Магистр набирал пушечное мясо для войн, которые затевал и там происходили самые пышные торжества в его честь.

Шания, стоявшая рядом, разрывалась между желанием взглянуть в странную трубку, приближающую далёкие предметы и своей гордостью. За весь вчерашний день они больше не сказали друг-другу ни слова, предпочитая использовать Хастола, в качестве посредника. Именно он, неизменно ухмыляясь, сообщал девушке, что капитан соизволил выделить ей каюту или приглашает отобедать.

Санорени, до смерти испуганный шуткой капитана, постарался на славу и все остались довольны изысканными блюдами, больше напоминающими яства из дорогого ресторана, чем обычную матросскую еду. Чтобы кок не расслаблялся, Джонрако попенял на расход провизии, но после смягчился и заявил, что с таким коком он не боится преодолеть Полосу Мрака и идти дальше. Услыхав про Полосу, толстяк схватился за голову и со стоном, удалился на камбуз.

Итак, гордость взяла верх и поджав губы, Волли отошла к обеденному столу, куда уже начали прибывать чашки с дымящимся напитком и бутерброды. Хастол, занявший своё место чуть раньше, поднялся и помог девушке, заслужив нарочито громкие слова благодарности. Джонрако, краем глаза наблюдавший за этой картиной, яростно схлопнул трубку и прикрикнул на матросов.

Эти окрики раздавались весь вчерашний день и матросы, не допускавшие ни одной ошибки, пожимали плечами и спрашивали, какая креветка искусала капитана. Узан, успевший-таки стащить бутылку и опорожнивший половину, авторитетно заявил, что ему-то известна причина. Дескать шкип буйствует из-за того, что аппетитная цыпочка отклонила его притязания. Уж лучше бы, заявил матрос, поглаживая неприличную татуировку на ляжке, начальник дал действовать опытному парню. Уж он, Узан бы, так не оплошал!

Капитан, стоявший в задних рядах слушателей, тотчас дал действовать опытному парню и тот не оплошал, выдраивая кубрик. Когда вечером, грязный и злой, Узан поднялся на палубу, ничто на свете не заставило бы его начать снова трепать языком.

- Капитан, - окликнул Черстоли, намазывая тёплую булку маслом и передавая её девушке, - Не желаете составить нам компанию? Я, надеюсь, наше общество вас не слишком тяготит? Или вы чего-то опасаетесь?

Джонрако, твёрдо решивший позавтракать в одиночку, закрыл рот и скрипнув зубами, подошёл к столу. Шания тотчас повернула голову в другую сторону и капитан, всхрапнув носом, сделал то же самое. То, что оба ведут себя, как дети, никого не волновало. Больше тяготило молчание, повисшее над столом. Волли ощутила, что мягкая вкусная булка напрочь не лезет в её горло и громко откашлялась. Тотчас волна кашля овладела всеми присутствующими, словно все глотнули крепкого рома. Угрюмый капитан откашлялся и обратился к Хастолу так, словно за столом больше никого не было:

- Возможно это и не моё дело, приятель, - он пожал могучими плечами, - Но уж такой я любопытный человек. Скажи, на кой чёрт ты прёшься на это самый Калларис? Скажу тебе, как на духу, я кое что слышал про эту землю и всё что я слышал, пахло весьма неаппетитно. Плохое это место.

- Плохое? - удивился парень, откидываясь на спинку раскладного стула и недоуменно рассматривая собеседника, - И кто же об этом поведал? Честно говоря, не слышал, чтобы кто-то из людей побывал на острове. Кстати, думаю вы очень внимательно читали "Ла тонга Симмерико", но вряд ли вам известно, что это - отредактированный вариант. Несколько глав удалили из печати и достать их теперь - очень сложная задача.

- О чём же там говорилось? - поинтересовалась Шания, невольно опередив капитана, - Просто обожаю читать интересные книги.

- Наверняка, это - те, где разводятся слюни о несчастной любви, - буркнул Собболи, не в силах удержаться от комментария, - Чтобы обязательно дворянин влюбился в нищенку или принцесса втрескалась в смазливого бродягу.

- Я уже выросла из детского возраста! - отрезала девушка, сверкая глазами.

- Сомневаюсь, - проворчал Джонрако, щурясь, как сытый кот и отхлёбывая из чашки, - Все признаки детства налицо: худорба, скверный характер и отсутствие логики.

- Я - не худая! - повысила голос Шания, из всех упрёков в свой адрес уловившая лишь тот, который касался внешности, - И не заросшему откормленному громиле меня этим попрекать!

- В этих главах говорилось о скрытых островах, - как нив чём не бывало, продолжил Хастол и внимание спорщиков тут же вернулось к юноше. Тот же сидел, уставившись в пространство и загадочно улыбался.

- Гро...Что значит: скрытые острова? - спросил Джонрако, с некоторым сожалением отвлекаясь от начавшегося скандала, - Никогда о таких не слышал.

- Скрытые? Куски суши в Южном полушарии, которые по определённым причинам оказались вырваны из ткани обычного мира. Некоторые даже невозможно ощутить: корабль запросто пройдёт через такое место и никто ничего не почувствует. Даже названия этих мест успели стереться из памяти людей.

- А на этих островах жили люди? - тихо спросила Шания, опираясь локтями о стол и укладывая подбородок в подставленные ладони.

- Чушь! В Южном людей нет и никогда не было, - проворчал Джонрако, - Только на Трописе мы встретили каких-то странных тварей, которых можно было, хоть и с натяжкой, назвать людьми. Они - маленькие, мне по пуп и покрыты чёрной шерстью.

- Раньше там жили люди, обычные люди, - возразил Хастол, - именно на тех кусках суши, которые позже исчезли из нашего мира. Что с ними случилось, не скажет уже никто.

- Кошмар! - выдохнула Волли и нервно сжевала бутерброд, даже не заметив этого, - Жалко людей!

Хастол только пожал плечами.

- Книга говорит, что они сами были повинны в случившемся несчастье, - он задумчиво посмотрел в небо и его глаза затуманились, словно парень пытался вспомнить нечто, давно позабытое, - Не стоит идти против устоявшегося порядка. Рано или поздно всё вернётся на круги своя, а нарушители традиций получат заслуженное наказание.

- Это ты сейчас о чём? - буркнул Собболи, разглядывая бутерброд и размышляя о том, насколько тот невелик, - Кто получит наказание? Какие устоявшиеся традиции?

Черстоли очнулся от владевшего им транса и с некоторым замешательством посмотрел на капитана. В поисках поддержки парень взглянул на девушку, но она растерянно улыбнулась и пожала плечами.

- Жители островов, конечно же, - сказал парень, в конце концов, но в его голосе сквозила неуверенность, точно это было первое, что пришло ему в голову, - Образ их жизни не соответствовал законам древнего мира и Владыка Ночи закрыл острова властью, дарованной ему.

- Будь моя власть я бы тоже закрыл кое-какие места, - проворчал Джонрако и в один укус расправился с произведением кулинарного искусства, - Мелочь какая...Я бы стёр с лица земли чёртов Лямине. Вот уже поганое местечко!

- А я слышала, что это - очень пристойный город, - с вызовом откликнулась Шания и Собболи, издав тяжёлый вздох, уставился на неё, ожидая продолжения, - Говорят, что Острие Тьмы не имеет там такой власти, как в остальных городах и старается там вообще не появляться. Любой город, где нет его людей, будет хорошим местом.

- Ты то была в этом распроклятом местечке? - скривившись, спросил Джонрако, - Пойми, кроме твоего любимого Острия существует ещё целая прорва замечательных людей, встреча с которыми не сулит ничего хорошего. А это ублюдочное селение, провалиться ему в преисподнюю, просто кишит такими отличными парнями.

Пока он говорил, Хастол внимательно смотрел на девушку и заметил, что всякий раз, когда Шания слышала имя предводителя разбойников или сама произносила его, её начинало бить мелкой дрожью, а кожа бледнеет. Поэтому, когда взволнованная Волли попыталась дать отпор Соболи, Хастол положил ладонь на её руку и спокойно спросил:

- А что вас связывает с этим человеком? Как мне кажется, он не принадлежит к тому кругу, откуда вы вышли, - он виновато улыбнулся, - Но если эта тема слишком болезненна, можете не отвечать.

- Да нет, пусть отвечает, - капитан деловито отряхнул крошки с бороды, - Я же должен знать, за каким чёртом на моей посудине болтаются тощая цыпа и лысый придурок с цепочками на башке.

- Я не тощая!

- Тощая, но это не слишком важно, гораздо важнее причина, которая вынудила тебя удирать от этого ублюдка, - Джонрако важно кивнул и допил напиток, - Должен же я понимать причины происходящего, чёрт меня побери, чтобы меня не застали врасплох, как в прошлый раз! Ненавижу, когда меня внезапно хватают за жопу!

- Остриё приходил к вам? - девушка так удивилась, что напрочь позабыла про гнев, - и чего же он хотел?

- Ну, насколько я знаю этого негодяя, больше всего он хочет отправить всех в преисподнюю. Изначально он желал отправить меня на свидание с моим покойным папашкой, - Собболи невесело усмехнулся, - И всё из-за того, что я дескать согласился взять на борт Чёрта одну молоденькую тощую девицу. Но когда выяснилось, что мой пассажир другого пола, мы стали закадычными друзьями и если бы не появление гвардейцев, краб им в печёнку, начали бы целоваться, как заправские голубки.

Джонрако сплюнул, с явным омерзением вспоминая тонкие губы бандита, смазанные каким-то блестящим составом. Потом вернулся к затронутой теме.

- Так в чём же дело, дорогуша? В чём ты провинилась перед моим корешем, гореть ему вечно в преисподней? - Собболи сделал торопливый жест, отгоняющий злых духов, - Вряд ли ты его любовница; эта гадюка предпочитает других соседей по кровати. Скрюченный пару раз доставлял в Ченс груз живого товара, предназначенный Острию, это были исключительно мальчики. Может чего спёрла? Хоть я и не представляю, что такая, как ты могла украсть у прожжённого головореза. Так в чём причина? Давай, давай, раскалывайся!

- Просьба вашего пассажира была высказана намного вежливее, чем эти грубые домогания, - холодно ответила Шания, - Поэтому я буду отвечать исключительно Хастолу.

- Да хоть этому столику! - расхохотался Джонрако, которого здорово повеселила фраза пассажирки, - Я то всё равно выслушаю всё. Хастол, приятель, ты же не станешь прогонять неотёсанного капитана?

- Капитан, ваши манеры находятся ниже всякой критики! - заметила Шания, но, тем не менее, начала рассказ, - Возможно вам не известно, а уж этому неотёсанному дубине-капитану, так точно невдомёк, но семейство Волли - один из древнейших родов Ченса. В своё время именно нам принадлежали леса к востоку от города, до Шиммина и дальше, до самого побережья. Затем один из Волли оказался замешан в заговоре против Магистра и лишён большей части имущества, а род сильно обеднел. Были годы, когда семейство выживало, перебиваясь подачками Магистрата, но никогда мы не смешивались с разбогатевшими лавочниками, как другие дворяне, сохранив чистоту рода.

- И причём тут этот убийца? Какое ему дело до обедневшего дворянского рода?

- Звонкое имя. Острие хочет быть вхож в знатные дома Ченса, - Шанию передёрнуло, - Если бы он женился на мне, то, по закону, имел бы полное право именоваться графом. Есть нюансы, но у мерзавца полным-полно продажных юристов, которые отшлифовали бы сделку. Мой отец имел неосторожность один раз довериться этому человеку, за что вскоре и поплатился своей жизнью и жизнью моей матери, - На глазах девушки сверкнули крупные капли, а сама она тихо шмыгнула носом, - Это случилось восемь лет назад. К счастью в завещании было указано, что замуж я выйду не раньше, чем мне исполнится двадцать, иначе меня бы отдали тотчас, после гибели родителей. Но Острие позаботился о том, чтобы я никуда не сбежала и приставил людей, стерегущих меня день и ночь. Сначала я ничего не понимала и не знала, насколько это жуткий человек. Когда я немного подросла, он пришёл ко мне и объяснил, для чего я ему нужна. А потом ухмыльнулся и объявил, что прикончит меня сразу, после церемонии. Потому, что ему так хочется. И все эти годы я с ужасом ожидала своего двадцатилетия и пыталась строить планы побега. Десять раз я пыталась спастись и всё оказалось тщетно. Меня ловили и возвращали обратно. Они, - голос девушки задрожал и слёзы начали струиться по щекам, - Они пороли меня, как какую-то уличную девку и угрожали изнасиловать. Если бы не строгий приказ хозяина, эти мерзавцы так бы и поступили! До двадцатилетия мне остаётся ровно месяц и, к счастью, вчера мне удалось сбежать. Бандиты гнались по пятам, поэтому собраться, как следует, мне не удалось: пришлось хватать то, что попалось под руку.

- Ну и что же ты трепала языком о каком-то ином окружении, к которому привыкла? - Джонрако был тронут рассказом, но постарался скрыть истинные чувства за показной грубостью, - окружение то действительно другое: сплошь насильники да убийцы!

Девушка сверкнула в его сторону мгновенно высохшими глазами и отрезала:

- Я общалась с людьми моего круга. Острие не мог допустить, чтобы кто-то заподозрил неладное, поэтому я получила то же образование, что и другие дворянские девушки и выходила в свет. Естественно, под присмотром соглядатаев.

- Ну и что же ты не попросила о помощи своих друзей- дворянчиков? - насмешливо поинтересовался Собболи, раскуривая трубку, - Или они решили не марать ручки, путаясь со всяким сбродом?

- Я пыталась, - плечи Шании опустились, - Но мои охранники заметили это и предупредили: если я продолжу эти попытки - меня перестанут выпускать из дома. Я бы тогда совсем утратила рассудок. Пришлось пожертвовать этой возможностью, обменяв на общение со сверстниками.

- Но неужели у столь красивой девушки не нашлось поклонников? - удивился Хастол, - Настойчивые молодые люди, которые поют серенады и лезут на балкон к своим любимым, всегда готовы помочь девушке, попавшей в беду.

- Опека оказалась очень плотной, - Волли пожала плечами и печально усмехнулась, - Рядом постоянно находился парень, выдающий себя за воздыхателя. Его поведение...Я ненавидела этого мерзавца!

- Ненавидела? - насмешливо переспросил капитан, - И что же с ним случилось? Он жив, вообще?

- Не знаю, - покрасневшая девушка, смущённо опустила глаза, - Он отвлёкся, а я изо всех сил приложила его по голове и сбежала. Когда я спускалась по стене, он ещё лежал без движения. Возможно, удар оказался слишком сильным, не знаю.

Последние её слова заглушил громовой хохот Джонрако, который едва не поперхнулся дымом и теперь громко кашлял, шлёпая ладонью по столу. Судя по всему, капитан испытывал настоящий восторг. Смахивая выступившие слёзы, он, с некоторым усилием, проворчал:

- Постараюсь не поворачиваться к тебе спиной, подруга! Особенно, если ты опять рассердишься на меня. Клянусь, мне ещё ни разу не попадалась девица, так обожающая колотить мужиков по головам! - ещё один приступ хохота прервал его речь, - Нет, всё-таки старые книги не врут и существует связь между внешностью и характером человека.

- Это вы о чём? - девушка прищурилась, подозревая подвох, - Какая тут может быть связь?

- Толстые люди, обычно - весёлые и жизнерадостные, - охотно пояснил Джонрако, игнорируя предостерегающие жесты Хастола, - Склонны к шумным пирушкам, весёлым шуткам и розыгрышам. В жизни их нет опасных врагов, а количество друзей превышает необходимое число. Это - Сердар: "О характере человека, его происхождении и возможностях развития", - капитан поднял дымящуюся трубку и покачал ею, - Люди тощие, обычно склонны к меланхолии и приступам неконтролируемой злобы. Им свойственна повышенная обидчивость и вспыльчивость, переходящая в неприкрытый гнев. Особо для тощих людей свойственна скрытая мстительность, которую они готовы распространить на весь мир, считая оный своим главным врагом. Вот и всё, что я хотел сказать.

На некоторое время капитану потребовалось всё его проворство, чтобы успеть пригнуться. Однако это не уменьшило его веселья.

- Жаль, - сказал он, усмехаясь, - Это была очень хорошая чашка. В Черзе раньше изготавливали великолепные сервизы. Печально, но с тех пор мастерство горшечников пошло на убыль.

Джабба даже не думал скрывать недовольство, глядя на человека, сидящего во главе стола. Кроме них двоих, на верхушке Башни Облаков присутствовал ещё один гость: невысокий человек, неопределённого возраста, зябко кутающийся в пурпурный плащ высшего совета Академии. На лице учёного читалась откровенная растерянность, причиной которой несомненно являлось это странное приглашение на Обзорную площадку. Сиред Зарелли уже больше пяти лет не встречался с Магистром и совсем не стремился к новым свиданиям. Напротив, заслуженный картограф старался всеми способами избегать возможного внимания со стороны чародея и если намечалось некое торжественное событие с участием Магистра, тут же сказывался больным.

Прошло уже достаточно много времени, с последней встречи, но сейчас, под взглядом холодных глаз, полыхающих зелёным пламенем, к Зарелли возвращался прежний страх и слабость в коленях. "Что ему нужно от меня?" - единственная мысль крутилась в голове учёного и как он не пытался думать о чём-то ином, она возвращалась снова и снова. Ощущая усиливающийся ужас, Сиред видел, как губы чародея раздвинула издевательская ухмылка, свидетельствующая о том, что мысли картографа, стали ему доступны. Потом чародей отвернулся, разом прекратив улыбаться.

Состояние Джинсерхуа не имело ничего общего с обычным недовольством: он пребывал в ярости и лишь огромным усилием воли сдерживал себя в руках. В лице капитана, за прошедшее время, появились изменения, вынуждающие гадать, какое потрясение он успел пережить. Глубокие морщины прорезали гладкую кожу смуглого лица, около глаз появились тёмные круги, а в чёрных волосах белели пряди седых волос.

Некоторое время чёрные глаза противостояли зелёным, а потом Магистр усмехнулся и опустил взгляд на чёрную птицу, которая лениво прохаживалась по прозрачной крышке стола. Шурт коротко каркал и постукивал клювом по своему отражению в столешнице. Ощутив на себе взгляд повелителя, ворон поднял голову и спросил:

- Ну что, приступим?

- Даже не знаю, - маг пожал плечами, - может быть кто-то из присутствующих желает высказаться. Пожаловаться, например, или обвинить меня в чём-то.

Он вновь усмехнулся и бросил косой взгляд на гвардейца. У того лицо пошло багровыми пятнами, а пальцы сжались в кулаки, которыми Джабба опёрся о стол. Потом, почти не разжимая зубов, Джинсерхуа процедил:

- Пожаловаться? Может до меня просто не доходят некоторые вещи? - его напряжённый голос внезапно сорвался на крик, а сам капитан привстал, стукнув кулаками по столешнице, - Возможно я не понимаю, на кого, собственно, работаю? Мне трудно представить, как же нужно презирать своих помощников, чтобы поступать с ними таким образом!

- Каким? - Магистр сложил руки на груди и прямо посмотрел на гвардейца, обозначив на тонких губах холодную усмешку, - С моей точки зрения произошло небольшое недоразумение, вот и всё. Вы провалили своё задание, упустили нужного человека и теперь пытаетесь оправдаться, устраивая истерики? Ай, ай! Как это недостойно истинного воина! А вы как считаете, глубокоуважаемый Сиред?

Тот ничего не сказал, твёрдо решив не вмешиваться в перепалку и мечтая лишь об одном: как можно быстрее покинуть Обзорную площадку, вернуться в родной дом и за чашкой подогретого вина, навсегда забыть о неприятном визите. Поэтому картограф игнорировал ехидный вопрос и лишь поправил складки одежды, точно это занятие оказалось гораздо важнее всего остального. Джабба таки покосился в его сторону, но тотчас вновь уставился на Магистра, который лениво играл с перьями в хвосте Шурта.

- Истерики? Оправдаться? Я знаю свои ошибки и не пытаюсь переложить их на других. Мы почти взяли этого гада и если бы не проклятый туман! - он скривился и вновь стукнул кулаками по столу, - Но и он бы нас не остановил: подумаешь, какой-то вонючий кусок дерьма, но эти твари...Очень хотелось бы знать, кто послал этих монстров. Да, это недостойно гвардейца, но я до сих пор ощущаю ужас, когда вспоминаю, как эти чудовища лезли на борт! Это была магия, чтоб мне сдохнуть! А магией у нас заведует только один человек и на его руках кровь тридцати пяти моих подчинённых! И ещё пятнадцати, сошедших с ума. Или вы совсем не при чём?

Шурт поднял голову и посмотрел на своего повелителя. Тот продолжал усмехаться, но его улыбка превратилась в застывшую гримасу, а когда ворон попытался открыть клюв, длинные пальцы тотчас оказались у горла птицы и плотно сжались на нём, недвусмысленно намекая на необходимости помалкивать.

- Да, туман был моей работой, - словно рассуждая, неторопливо сказал чародей и посмотрел в голубое небо, где лениво плыли беспечные облака, - Мне казалось, что он задержит судно беглецов и облегчит вашу задачу. Но существа из тумана оказались неожиданностью и для меня. А я предупреждал, что человек, которого вы преследовали, может оказаться опасным противником. Теперь вы и сами в этом убедились.

Лицо Джинсрхуа отразило сомнение, а потом краткую борьбу, словно он пытался заставить себя поверить в сказанное Магистром. А тот мгновенно почуял эту слабину и тотчас его улыбка стала шире. Чародей ослабил пальцы на шее Шурта и ворон тут же отпрыгнул в сторону, издав тихий сип.

- Молчу я, молчу! - бормотал он, - Задушишь когда-нибудь...

- Значит, туманную мерзость прислал тот человек, - медленно произнёс Джинсерхуа, - Его зовут Хастол Черстоли, на вид ему - двадцать с небольшим и судя по всему, он - из какого-то дворянского рода. Я хорошо запомнил его физиономию и не забуду, даже если пройдёт тысяча лет! Тридцать пять опытных воинов погибли, чтобы он спас свою вонючую шкуру и десятерых я мог назвать своими верными товарищами! Храбрые парни. Но как они кричали, когда эти кошмарные существа лезли на борт и ничто не могло их остановить.

- Это печально, - согласился Магистр, - Я уже распорядился, чтобы семьям всех погибших выплатили достойное вознаграждение. А в тот момент...Каюсь, спохватился слишком поздно, но всё же успел применить конрзаклинание, рассеивающее туман, иначе вы погибли бы все, до единого. Джабба, мой верный помощник, предоставь мне полный список всех своих людей, чтобы я смог обеспечить каждого защитным амулетом. Думаю магическая защита окажется совсем не лишней, в грядущем походе. Ну, а самый лучший, мы предоставим Сиреду. Ты ведь этого достоин, не правда ли?

- Наверное, - пожал плечами Зарелли и тут до него дошёл смысл сказанного. Глаза учёного полезли на лоб, а сам он вскочил на ноги, выставив руки перед собой, - Но вы же обещали! Вы же говорили, что то плавание будет последним! Пусть возьмут меня боги картографии, но я - слишком стар и даже добавленные годы не сделают легче новое путешествие.

- Даже добавленные пятьдесят лет? - вкрадчиво осведомился Магистр и словно в раздумье, добавил, - Даже сто добавленных лет? Это же позволит любому вновь ощутить себя молодым и беззаботным!

Сиред Зарелли тяжело вздохнул и бессильно уронив длинные костлявые руки, опустился на край кресла. На его морщинистом лице появилась печальная улыбка, а в глазах мелькнуло тоскливое выражение. Магистр терпеливо ждал ответа.

- Продлённая старость - ничто иное, как та же старость, - картограф пожал плечами, - И она не даст новой молодости. Однако, как я понимаю, в дальнейших спорах нет ни малейшего смысла? Если я не соглашусь выполнять поручение за награду, меня отправят в качестве наказания, ведь так? Уж лучше получить хоть какую-то выгоду. Однако, можно узнать, почему возникла нужда именно во мне? Мой помощник столь же эрудирован и ему всего лишь сорок пять. Почему бы не взять его?

- И он тоже совершил несколько экспедиций в Южное полушарие? - безмятежно осведомился Магистр и щёлкнув пальцами, приказал ворону, - Карту, немедленно!

Шурт сорвался с места и мгновенно растворился в чёрной мембране выхода. Джабба отвлёкся от подсчёта нужного числа людей и заинтересованно уставился на чародея. Волшебник насмешливо рассматривал учёного, который, услыхав о цели путешествия, едва не рухнул с кресла и теперь усиленно восстанавливал утраченное равновесие. Убедившись, что его слова произвели нужный эффект, Магистр продолжил:

- В путешествии потребуется лоцман, способный привести корабль за полосу тени и хорошо ориентироваться в водах юга. Честно говоря, я готов оставить тебя в покое, если ты предложишь достойную замену. Но помни: преследовать придётся корабль, которым управляет весьма опытный мореход.

Пока Сиред лихорадочно вспоминал известных ему капитанов и географов, Джинсерхуа недоуменно поинтересовался:

- Откуда такая уверенность, касательно Юного полушария? Учитывая прошедшее время и характеристики хода, наши беглецы не проделали и полпути к Твайру.

- Нужно быть предусмотрительным, - пояснил Магистр и тихо рассмеялся, - Очень предусмотрительным. Я дам вам список примерных точек, где весьма вероятно их присутствие в процессе эгого похода.

Сиред нервно хлопнул себя по лбу и рассмеялся дребезжащим смехопутешествия. Пусть это и весьма сомнительный шанс, но у нас нет дрм. Капитан и Магистр задумчиво разглядывали учёного, ожидая продолжения.

-Я вспомнил! - почти выкрикнул картограф, - Я точно знаю, кто вам нужен! Лучшего капитана вам не найти. Это - мореход, с которым я три раза ходил за Полосу тени, отличный моряк, с достойным кораблём и опытной командой. Зовут его - Джонрако Собболи и думаю...

- Как называется шхуна, которую вы преследовали? - тускло осведомился чародей, перебив озадаченного картографа, - Вы же узнали имя капитана?

- Морской Чёрт, - отчеканил Джабба и с видимым сочувствием посмотрел на поникшего Сиреда, - Капитан - Джонрако Собболи. Должен заметить, я успел навести справки и да: он действительно весьма и весьма неплохой мореход, но не без грешков. Был замечен в контрабанде во время Войны двух островов. И я уже успел заметить, что его посудина лишь слегка уступает в скорости самым быстроходным единицам флота.

- Собболи, Собболи, - задумчиво протянул Магистр, - Знакомая фамилия. Он никак не связан с тем Собболи, которого казнили за шпионаж?

- По официальной версии, - уточнил гвардеец, почти не задумываясь, - Помнится, истинные причины никто афишировать не стал.

- Не будем и мы сейчас, - согласился чародей, - так всё же?

- Его сын. Такой же своенравный и буйный, как папаша. В прошлый раз ему удалось избежать наказания, но теперь, он - попался.

- Посмотрим, - Магистр вздохнул, - Посмотрим.

Он посмотрел на Зарелли, который сидел, охватив опущенную голову длинными пальцами и позволяя клочкам седых редких волос торчать наружу. Ощутив на себе тяжёлый взгляд волшебника, картограф убрал руки и с вымученной улыбкой пожал плечами. Магистр повторил жест и отвернулся. Всё было решено.

Чёрная клякса входной мембраны хлопнула, пропусти внутрь взъерошенного ворона, сжимающего в огромном клюве рулон бумаги. Плюхнувшись на стол, Шурт торопливо освободился от принесённой карты и каркнул, прочистив горло. Вместо благодарности, маг смахнул птицу и развернул карту, открыв цветное изображение Магистериума.

Окинув взглядом картину мира, известного человеку, чародей провёл рукой по гладкой поверхности бумаги, точно пытался ощутить неровности рельефа. Потом лысая голова поднялась, а в зелёных глазах вспыхнул огонёк возбуждения. Волшебник поманил пальцем помощников, приглашая их подойти ближе.

Сиред Зарелли понуро протрусил к креслу волшебника и послушно уставился на знакомые очертания материков и океанов. Джабба, который, до последнего времени, не слишком интересовался географией, изучал карту с большим интересом.

Убедившись в том, что привлёк необходимое внимание, Магистр повёл пальцем по синему пространству Настигана и остановился на зелёном пятне, изображающем Твайр.

- Первую остановку они сделают здесь, - сказал он, постукивая по изображению острова, - И пробудут здесь не менее суток. Возможно этого не хватит вам, чтобы настичь беглецов, но всё же задержит преступников, а всякая их задержка идёт нам на пользу. Со своей стороны я попытаюсь приложить максимум усилий, чтобы судно этого Собболи оставалось на Твайре, как можно дольше. Если вы успеете прибыть на Твайр, когда беглецы ещё будут там, я вас непременно уведомлю.

Сиред послушно кивал, даже не пытаясь вдумываться в смысл произнесённых слов. Жалость картографа к самому себе была так велика, что полностью поглотила его, не оставив места для чего бы то ни было ещё. Джабба же поднял бровь и произнёс голосом, полным сомнения:

- Корабль, снаряжённый для дальнего плавания и спасающийся от преследования, станет делать длинную остановку на Твайре? Бред! Откуда такая уверенность?

Магистр самодовольно улыбнулся.

- У них не будет другого выхода, - уверенно пояснил он, - На судне не останется пригодной, к употреблению, воды и либо они предпочтут смерть от жажды, либо будут вынуждены зайти в Черз.

- Но как? - нахмурился гвардеец, - Если и прежде была возможность портить продукты на расстоянии...

- Не было, - покачал головой маг и вновь ухмыльнулся, - Но ведь не всё в мире решает волшебство. Среди команды имеется мой лазутчик; не вижу смысла скрывать это от вас. У него есть определённые указания, среди которых - испортить воду, если Морской Чёрт сумеет избежать преследования.

- Лазутчик? - изумился картограф, - Среди маленькой команды? Да его же враз раскроют!

- Этого человека никто никогда не заподозрит. С его способностью менять внешность и изворотливым умом - никогда в жизни.

Джабба тотчас вспомнил предыдущую встречу и безликого, оставшегося для особых указаний мага. Сообразив, в чём дело, гвардеец понимающе кивнул. Сиред повторил его жест, даже не пытаясь догадаться, в чём подоплёка странного заявления Магимстра.

Тем временем, чародей продолжал бороздить пальцем пространство карты. Он остановился около двух точек, едва заметных в синеве океана и стало заметно колебание волшебника, точно он не знал, какой из двух крошечных отметин отдать предпочтение. Однако замешательство минуло и палец двинулся влево.

- Остров Колонны, - возвестил бесцветный голос, - Мне кажется, что беглецы постараются забрать отсюда одного, весьма необычного, пассажира.

- Необычного, ха! Я думаю! - хмыкнул картограф, точно пробуждаясь от глубокого сна, - Всем известно, что этот клочок земли - официальная колония собачьей общины. Людей на острове совсем нет.

- Точно, - согласился волшебник и похлопал учёного по плечу, - Теперь понимаешь, почему я нуждаюсь именно в тебе, старина? Из-за твоих знаний. Если на корабле Собболи находится тот, о ком я думаю, или кто-то, связанный с ним, ему потребуется пёс, возглавляющий общину. Очень особенная собака.

- Иварод или попросту - Ива, - заметил Зарелли, уставившись на карту с пробуждающимся интересом, - Мы с ним беседовали несколько раз. У него чудовищная эрудиция и не менее кошмарное самомнение.

- Знакомое имя, - усмехнулся Джабба, - Эта блохастая тварь не всегда руководила общиной на острове Колонны. Помнится, во время последней войны, он шпионил в пользу Карта, причём оказался настолько ловок, что его ни разу не удалось прищучить! Я до сих пор подозреваю, что похищение планов оборонительных сооружений Ширине - дело лап именно этой милой собачки. После победы, когда арестовывали всех подряд, я пытался его отыскать, но чёртов пёс успел удрать на остров Колонны.

- Ладно, ладно, - Магистр махнул рукой, - Мне известно, насколько вы все - знающие люди, поэтому я и остановился на ваших кандидатурах. Итак, дальше у нас идёт Карт, причём порт Ле Карта можно исключить сразу же. А вот Южная часть острова, изобилующая тайными пристанями братьев - именно то, что их заинтересует. Должен предупредить об опасности, которую представляют собой мятежники Карта: могущество братьев лишь немногим уступает моему, а вблизи своих источников силы, чёртовы заговорщики почти непобедимы. Настроены они враждебно, поэтому беглецам не составит особого труда натравить их на вас. В таком случае, очень рекомендую немедленно покинуть Карт и удалиться от него на максимальное расстояние. Направляйтесь к Зару, но ни в коем случае не делайте в нём остановок; ваша цель - Сквозная река, по которой беглецы постараются преодолеть Полосу Тени.

- Но к чему столь подробные объяснения всего маршрута? - поинтересовался Сиред, приподняв лохматую бровь, - Ведь мы можем обсуждать перипетии путешествия, используя Посредник? Это же - намного удобнее, чем вспоминать и путаться в указаниях.

Не говоря ни слова, Магистр отнял руку от рулона бумаги, позволив карте свернуться. После этого сделал быстрый жест и в его ладони появился крошечный жёлтый шарик, сияющий тусклым жёлтым светом. Чародей поставил предмет на стол и тот тотчас принялся увеличиваться в размерах, одновременно теряя в яркости. Когда сфера достигла величины человеческой головы, её сияние угасло и она превратилась в тёмный мёртвый шар.

- Это - Дальний Посредник, - пояснил Магистр, кривя тонкие губы и пощипывая пальцами кончик длинного носа, - Прежде эта штуковина без проблем устанавливала связь с Южным полушарие, с самыми отдалёнными его участками. Уже который день я пытаюсь использовать Посредник, чтобы связаться со своим агентом на Карте и мои усилия тщетны. В эфирном пространстве бушует магическая буря, самая сильная, за последнюю тысячу лет. Посылать сообщения можно, лишь затратив невероятное количество энергии. Тем не менее, я дам вам Посредник, ведь не вечность же будут продолжаться эти возмущения!

Больше никто ничего не спрашивал и Обзорная Площадка наполнилась тишиной. Даже Шурт неподвижно замер на хрустальном столе, рассматривая чародея. На него же устремились взоры Джаббы и Сиреда. Сам Магистр глядел в голубую даль небес, смыкающуюся с пространством океана, точно пытался отыскать там крошечный кораблик, везущий на борту загадочного пассажира.

Сиред Зарелли, размышлял о том, как быстрее вернуться домой; Джабба Джинерхуа лелеял мстительные мечты о встрече с ненавистным Хастолом. О чём думал Магистр, не знал никто.

Следующую главу романа "Леди Зима" читайте завтра в пятницу 19 января.

Нравится роман? Помогите автору освободить время и создать условия для работы. Поддержите творчество Анатолия Махавкина денежным переводом с пометкой "Для Анатолия Махавкина".