НЕКРО ЛОГИСТ

Источник pxhere.com/en/photo/1190656
Источник pxhere.com/en/photo/1190656

Автор: Валерий Дмитрук

Часть 1

Часть 2

3.

Как именно будет проходить его служение, будущий паладин Смерти себе пока не представлял. Для начала мальчик решил поближе познакомиться со своим Властелином. Всякий раз, когда мама отправлялась на кладбище, он обязательно увязывался за ней. Мама удивлялась - но полагала, что им движет любовь к дедушке. Другие дети на кладбище или баловались, за что получали нагоняи от взрослых, или явно скучали. Артём же спокойно прогуливался вдоль могил, изредка останавливаясь у некоторых. Какую-либо систему в этих остановках увидеть было сложно; это могли быть старые и новые могилы, с покойниками любого возраста и положения.

На самом деле мальчик читал эпитафии на надгробных камнях. В некоторых ему слышалась настоящая грусть по умершему - очевидно, что тому, кто оставлял эту надпись, было свойственно любить не умершего, а свою любовь к нему, и утешаться своими печальными мыслями. Это было очень похоже на маму. В иных - зримо и отчётливо был виден образ покойника. Здесь явно прослеживалось истинное чувство, за которым был настоящий человек, о котором говорил папа и Артёму хотелось стать человеком, о котором будут писать именно так. В большинстве случаев же эти строчки были мертвы - много мертвее того, кто лежал под камнем. Это вызывало у Артёма внутренний протест. Ему виделось в этом какое-то предательство, какое-то пренебрежение (слово «халатность» Артём тогда ещё не знал). Причём - даже не к покойнику, а к самому Смерти. Но, в любом случае, твёрдо решил мальчик, если это будет хоть в малейшей степени зависеть от него - он не допустит подобного безответственного отношения.

На излёте 80-х родители смогли «выбить» для сына путёвку на море, в пионерский лагерь «Орлёнок». Артём чувствовал себя совсем взрослым - как-никак, ему было почти 12 лет. В лагере Артём познакомился с «детским фольклором». Все эти ужасные истории про чёрную руку и красное платье показались ему забавными. Отдельным удовольствием было наблюдать, как пугаются девчонки, когда слушают нечто подобное. Артём научился хорошо рассказывать «страшные сказки» - на разные голоса, с интонациями - и, сам того не замечая, придумал несколько новых.

Однажды он рассказывал историю про девочку, которая заблудилась на кладбище. Артём подробно описывал холод могильных камней, свет луны, уханье сов в темноте. В какой-то момент тихое оханье девчонок прервал насмешливый голос. Голос спросил Артёма, как он может описывать то, чего не видел никогда? А что в этом такого, ответил Артём. Любой может пойти на кладбище и увидеть, что так оно и есть. Тогда парень, которому принадлежал голос, сказал, что никто не сможет сделать этого; да и самому Артёму будет «слабо» ночью пойти на кладбище. На что Артём ответил, что ничего не слабо - и он готов это доказать в любой момент.

Источник pxhere.com/en/photo/707937
Источник pxhere.com/en/photo/707937

Следующим вечером Артём покидал в рюкзак одеяло, фонарик, предусмотрительно набранные в столовой булочки, и удрал из лагеря, направившись в посёлок неподалёку. Там он быстро выяснил, где находится кладбище, и запросто проник туда, прошмыгнув мимо сторожа. Мальчик допоздна бродил среди могил, читая эпитафии. Он старался пользоваться фонариком очень аккуратно; но смотритель кладбища всё равно заметил свет и окликнул его. Артём, впрочем, не стал отвечать.

Игорю Сергеевичу за долгие годы службы попадались пионеры; но они всегда ходили группами, разговаривали громким шёпотом, прерывавшимся девчачьими визгами. В зависимости от настроения, он порой вообще делал вид, что ничего не замечает, но мог и «подыграть» детям, изобразив покойника (особенно, если был нетрезв). В этом же случае было совершенно тихо. Смотритель не решил до конца, что же это было - приведение, или ему просто причудилось с пьяных глаз - и отправился спать.

Привидения на кладбище встречались чаще: вот и Артём увидел одно - уже под утро, когда расстелил одеяло и собрался спать. Приведение было вполне себе обычным - ну, какими всегда бывают привидения. Оно проплыло мимо него в паре метров и растаяло в воздухе. Арём решил, что это, вероятно, приведение человека, на могиле которого он устроился. Судя по эпитафии, это был хороший человек - а, значит, бояться было нечего. Поначалу Артём собрался рассказать ребятам о привидении; но потом вдруг решил никому и никогда об этом не говорить. (К слову, тайну Артём хранил достаточно долго - пока не высыпал всё по пьяни своему собутыльнику на втором курсе).

Утром, во время обхода кладбища, мальчишку увидел смотритель. Он без церемоний больно схватил Артёма за ухо и резко поднял. Игорь Сергеевич был разумным человеком, поэтому не стал задавать глупых вопросов, а просто резко бросил пионеру: пошли. Они дошли до сторожки, откуда-то из закутка смотритель вывел мотоцикл и велел Артёму забираться в коляску. На выходе смотритель сказал бабке с цветами, что скоро будет, и повёз Артёма в лагерь.

Исчезновение Артёма в лагере уже заметили, но всерьёз искать ещё не начали. Директор приказала запереть мальчишку в карантине медпункта, и отправила телеграмму родителям. Артёма, в сущности, не выслали сразу домой только потому, что никто не мог приехать за ним; родителей дома не было - они также уехали отдыхать, и сами выходили на связь. К моменту, когда родители позвонили в лагерь, директор уже остыла, и Артём, дав категорическое обещание вести себя так, как подобает советскому пионеру, вернулся к остальным детям.

К этому моменту уже весь лагерь знал о том, что он провёл ночь на кладбище. Его авторитет среди детей возрос неимоверно. Так Артём понял, что его решение служить Смерти - правильное, и что его служба благосклонно принята Властелином.

4.

Информация о случившемся каким-то образом распространилась и вне лагеря. «Пионерская правда» напечатала письмо, в котором кто-то из обитателей лагеря рассказал о произошедшем. Автор предлагал читателям подумать, как относиться к этому поступку. Разумеется, предполагалось, что пионера (имя не называлось) нужно осудить за безответственное поведение - но у читателей было другое мнение.

Развернулась дискуссия, отголоски которой Артём застал, когда пришёл в сентябре в школу. Разумеется, никто не знал, что речь идёт о нём; мальчика это вполне устраивало. Быть в центре внимания в пионерлагере, пару недель - неплохо, но не в школе же, где ещё предстоит учиться несколько лет!

К учёбе Артём относился прохладно. В целом, хотя его способности были выше среднего, ему было неинтересно. Он выбрал для себя предметы, которые, как ему казалось, могли способствовать его Служению и поискам ответов: биологию, литературу, историю. Поразмыслив, Артём добавил к этому списку физику и химию. По этим предметам он буквально проглатывал не только школьную программу, но и многое из того, что выходило за её пределы. Остальные же дисциплины посчитал ненужной тратой времени, и старался разве что не получать двоек по ним. Таким образом, получилось, что на половине уроков Артём знал предмет чуть ли не лучше учителя, а на другой - откровенно плевал в потолок. Учителям особо не цеплялись к нему: им было достаточно, что школьник хотя бы не был хулиганом. Артём, хотя и имел своё мнение по любому вопросу, далеко не торопился его высказывать; и уж подавно сторонился всяких способов коллективно-негативного времяпрепровождения, типа «закалывания» уроков или драк «стенка на стенку». Особое отношение Артёма к учёбе учителя списывали на проблемы переходного возраста. Да и ситуация в стране не располагала к ретивому исполнению педагогического долга. Наступали новые времена; было совершенно непонятно, какой именно должна быть новая школа, и какие требования следует предъявлять к ученикам.

Так бы и сошла на нет история с кладбищем, если бы в их классе, в начале второй четверти, не появилась новая одноклассница. Непостижимым образом оказалось, что Ирина была с Артёмом в одном отряде в «Орлёнке». Конечно же, она сразу рассказала всем о том, что мальчик, который ночевал на кладбище - это их одноклассник. Артём хотел убить её за это - но потом подумал, что этого она, пожалуй, не заслуживает. К тому же - она ведь не со зла...

Одноклассники как будто посмотрели на Артёма по новому: пацаны, как будто, зауважали сильнее, девчонки - стали шептаться за спиной. Герой дня, впрочем, никак не воспользовался ситуацией; напротив, Артём делал всё, чтобы свести эффект к минимуму. Так что - через пару недель всё как будто вернулось на круги своя.

Ирина знала Артёма на целых три недели дольше, чем любого из одноклассников. Не удивительно, что у них завязались отношения; платонические, конечно. Впрочем, гуляли они недолго, буквально пару месяцев. Артёму Ира очень нравилась (хотя он и со скрипом признавал это). Но его тяготило, что она с ним как будто вынужденно, из-за их летнего знакомства. А ещё - что она с ним из-за его «бесстрашного поступка». А ещё... В общем, если бы он просто встретил Иру в троллейбусе или ещё где-нибудь - всё было бы здорово. Только, убеждал себя Артём, тогда она, вероятно, не захотела бы гулять с ним... Он даже почти рассказал подруге о своём Служении и о том, что ему удалось узнать о Властелине но всё же почти. Каждый раз, когда он пытался начать разговор об этом - что-то прерывало его. И он сделал вывод, что Смерть не хочет, чтобы он об этом рассказывал.

Ирина же и сама не знала, почему её нравится Артём - хотя, конечно, всё вышесказанное имело значение. Поначалу. А потом - она просто хотела быть рядом с ним. Ему нравилась его отстранённость, независимость суждений, острый ум. Он был не такой, как все; это всегда цепляет, а в 13 лет - особенно. Но, в конце концов, ей надоели его бесконечная угрюмость, непонятные придирки, мысли «о своём». Они довольно легко расстались

Позже Артём очень жалел об этом - в полном соответствии с поговоркой про «что имеем - не храним». Он даже пытался - потом, потом - вернуть Иру; или, точнее, завоевать её вновь.

Артёму только предстояло узнать, что и то, и другое - пустая затея.

Продолжение повести Валерия Дмитрука читайте в пятницу 22 декабря 2017 года на нашем канале.

Подпишитесь на канал Покет-Бук, чтобы не пропустить новинки!