НЕКРО ЛОГИСТ

Автор: Валерий Дмитрук

Читайте предыдущие части повести "Некро логист" в нашем журнале: Часть 1, Часть 2, Часть 3 , Часть 4, Часть 5, Часть 6

Часть 7 (финальная)

20.

На мгновение Артём оцепенел; опьянение окончательно покинуло его. Он взял себя в руки и решил не поддаваться эмоциям. В конце концов, если бы хотели убить его - он уже также лежал бы с дырочкой в виске. Он вспомнил про жену. Артём нашёл в каморке смотрителя телефонный аппарат и позвонил ей. Жена взяла трубку сразу. Он поздоровался. Она сухим голосом сказала, что уже отдала шкатулку дружкам, которых он подослал, и чтобы он, сволочь такая, больше не звонил ей; и бросила трубку. Артём нашёл на столе газету с объявлениями и вызвал такси к ближайшему перекрёстку, прикинув, что как раз успеет дойти до туда, пока едет такси. Затем он позвонил в милицию и сообщил о гибели смотрителя. Дожидаться милиционеров Артём не собирался; он протёр стаканы, из которых они пили, убрал их - пожалуй, больше он ни к чему здесь не прикасался - собрал бутылки и остатки еды в пакет и покинул каморку.

Заспанная вахтёрша в гостинице услышала его не сразу - но потом всё же открыла, недовольная. Он поднялся в свой номер; там кто-то был. Голос позвал его: входите, Артём Михайлович, не стесняйтесь, присаживайтесь. Федеральная служба безопасности, майор Серебров. И что же вы, майор Серебров, делаете в моём номере с такое время? - спросил Артём. Не кипятитесь. Нам есть, о чём поговорить. Шкатулку ваши люди забрали? Майор удивлённо посмотрел на Артёма. Да, наши. Уже успели позвонить жене? Быстро! Ладно, Артём Михайлович, давайте сюда ключ. Нет у меня никакого ключа, ответил Артём. Ну вот, разочарованно протянул майор. Это не серьёзно. Видите ли, какая штука, Артём. Мы знаем, что ключ у Вас. Если же Вы вдруг имели глупость выкинуть его, пока ехали сюда - то это очен, ОЧЕНЬ плохо. Вы же ушли и оставили после себя труп; а, значит, вы первый кандидат в убийцы. Оно Вам надо? Так его - тоже вы? Ну, не я лично. Но - да, скрывать не стану. Но он прожил уже своё, поверь.

Артём понял, что все козыри в руках фээсбэшника. Но всё-таки решил не сдаваться просто так. Хорошо, я отдам Вам ключ. Но мне что за это? Это другой разговор. А что бы Вам хотелось? А что Вы можете предложить? Могу предложить дружбу - наша дружба дорогого стоит, поверьте. А информацию? Какую именно? Ну, хотя бы о том, что лежит в шкатулке. Ничего особенного, поверьте. Впрочем, ладно. Вы сами откроете шкатулку - в конце концов, Вы имеете на это полное право. Собирайтесь.

Артём взял сумку, которую так и не успел разобрать, и они с майором вышли из гостиницы. Машина отвезла их в аэропорт, где их ждал небольшой самолёт до Москвы. По дороге Артём продолжил выпытывать информацию. Выяснилось, что в шкатулке - то ли оригинал, то ли один из первых списков «Тибетской книги мёртвых». Майор признался, что тоже является Хранителем Смерти. Артём расспрашивал, что даёт шкатулка обладателю. Майор рассказал, что есть поверье, что с её помощью можно добиться власти. По словам майора, хранители, которых достаточно много в составе ФСБ, хотят добиться этого - но исключительно ради всеобщего блага. Майор спросил у Артёма, нравится ли ему, что происходит в стране. Тот ответил, что не думал об этом, но, наверное, всё не очень хорошо. Вообще, я не особо интересуюсь политикой, сказал Артём. Ну а у нас работа такая, интересоваться. Вот, в этом году выборы президента - а народ просто власть ненавидит, в массе своей. Но, можете не сомневаться - эти люди, которые сейчас у власти, они же всё сделают, чтобы власть сохранить. А это значит, что дальше будет только хуже. У власти должны быть патриоты, которые не станут плясать под американскую дудку. А если эти патриоты будут ещё и хорошо информированы, то они смогут обеспечить России достойное будущее.

Артём не очень вслушивался в политинформацию. В конце концов, какая разница, кто будет сидеть в Кремле? Хуже-то точно не будет. Его интересовало другое - и он всё же задал вопрос. А что там насчёт того, что, если открыть шкатулку - начнётся мировая война? Не совсем так, ответил майор. Чтобы вызвать войну, недостаточно открыть шкатулку. Внутри неё золотые пластины; ну вы сами скоро всё увидите. Так вот, предание гласит, что, если их разбить, это приведёт к войне. А как можно разбить металлические пластины, я лично вообще не представляю. Так что - бояться нечего.

Самолёт приземлился на военном аэродроме в Подмосковье, откуда машина довезла их до Лубянки. Пройдя через запутанную систему коридоров, лестниц и поворотов, майор и Артём, наконец, дошли да цели. В кабинете, куда они вошли, их уже ждало несколько человек в строгих костюмах. На столе в центре стояла шкатулка. Артём достал ключ, вставил его в замочную скважину и щёлкнул замком. Шкатулка открылась. Присутствующие зааплодировали.

Внутри действительно были тонкие золотые пластины с текстом. Майор Серебров подошёл к Артёму и сказал - вот видите? Никакой войны. Но совсем скоро, когда в Кремле окажется наш человек, страна заживёт по-другому. Сегодня Вы сделали большое дело для Родины, Артём Михайлович.

21.

Героем себя, однако, Артём не чувствовал - ни тогда, ни позже, когда человек из «конторы» стал Президентом. Но и его отношения с ФСБ в лице майора Сереброва этой встречей не закончились.

Через несколько дней майор появился на пороге его дома - незванным, с бутылкой виски. Артём впустил, накрыл стол. Никаких причин для неприязни к майору он не видел. Майор пришёл не с пустыми руками. Он достал из кармана коробочку и протянул её Артёму со словами: это Вам. Сотовый телефон - чтобы мы с Вами всегда были на связи. Насчёт оплаты не беспокойтесь, мы возьмём всё на себя.

Они посидели, выпили несколько рюмок, поговорили ниочём. Через какое-то время майор, как бы невзначай, поинтересовался планами Артёма по поводу работы. Тот резко спросил - к себе зовёте? Нет, не зову, ответил майор. Но помочь можем. Есть одна идея.

Сейчас в нашей стране формируется, так сказать, средний класс. Появились состоятельные люди, которые хотят, чтобы у них всё было по высшему разряду. Причём не только в жизни (с усмешкой). Впрочем, Вы же сами знаете - какие, к примеру, пишутся некрологи в наших газетах. Казёнщина, пустые слова. А до меня дошла информация, что Вы обладаете определённым талантом в этой области. Я даже с интересом прочитал некрологи, написанные вами. Это очень талантливо, правда. Человек за ними - рельефный, как живой. К этому таланту немного рекламы, и от клиентов у Вас отбоя не будет. Каждому захочется, чтобы о нём вспомнили такими словами - написанными сильно, профессионально, от души. И многие, уверяю Вас, будут готовы выложить за эти слова круглую сумму.

По первой мы Вас обеспечим заказами - у нас же связи в самых разных областях, сами понимаете. А там - сарафанное радио сделает своё дело. Конечно, есть некоторые сложности с официальным оформлением. Но, думаю, мы её решим - оформим Вас в какую-нибудь из центральных газет. Разумеется, появляться там Вам будет не обязательно. Хотя, кто знает - может, со временем в вас проснётся талант журналиста?

Предложение было несколько неожиданным. Артём никогда не предполагал «монетизировать» свой дар. Но, в конце концов - почему бы не попробовать? Да и деньги скоро закончатся. Немного поразмыслив, дал согласие.

Первый заказ пришёл через неделю. Артём получил по почте портрет пожилого мужчины и краткую биографию: Владимир Петрович Долгих, участник войны, лауреат, директор завода. Он поставил перед собой фото - но проникновения не получалось. Потратив полчаса, он бросил бесплодные попытки и позвонил по сотовому майору. Он сказал, что не сможет выполнить заказ, и отказывается от работы. Тот успокоил Артёма и пообещал приехать.

Через час майор был у него. В чём проблема, Артём Михайлович? Не знаю. Может быть, мало информации. Нужно больше чего-то, что имело бы эмоциональную окраску - какие-нибудь письма, больше фотографий. Майор пообещал всё предоставить.

На следующий день в дверь позвонили - курьер привёз какую-то объёмную коробку. Артём открыл её и погрузился в изучение. До вечера он читал письма «объекта», рассматривал фотографии, пытался увидеть его, каким его знали близкие. Потом лёг спать.

Во сне он увидел Владимира Петровича; праздник, судя по всему - День рождения, юбиляр балагурил, смеялся; затем они как будто вышли покурить на балкон с Артёмом, коротко переговорили, слова были непонятны. После пробуждения у Артёма было ощущение, что он знал Владимира Петровича много лет. Он сел за стол, положил перед собой лист бумаги, и с лёгкостью «погрузился» в фотографию.

Дальше было легче. Артём знал уже, что нужно делать для достижения нужной степени эмоционального погружения в чужую личность. Да и объём информации по каждому объекту ему поставляли достаточный. Он тратил день на изучение, затем, во сне, «встречался» с клиентом, и утром некролог был готов. Скоро появились и клиенты со стороны. За каждый некролог Артём, по совету майора, брал 5 тысяч американских рублей, плюс ещё тысячу за эпитафию на могилу. Людей, готовых платить такие деньги, оказалось предостаточно, и дела пошли в гору. Среди тех, кто уходил на тот свет с его некрологом, были самые разные люди - бизнесмены, артисты, академики, криминальные авторитеты, дипломаты. Круг его знакомств был огромен, все восхищались его работами, и почитали за честь помочь ему. Уже через пол-года Артём купил свою первую квартиру, «однушку» на «Войковской». Жизнь, можно сказать, удалась.

22.

С приходом «нулевых» в России наступила нефтяной бум. Пришёл новый президент, и связи Артёма с «конторой» становились всё более ощутимым «бонусом» к его благополучию. Он несколько раз сменил квартиру; остановился, в итоге, на «трёшке» в «Алых парусах». Прикупил домик неподалёку от Звенигорода. По совету ставшего к тому моменту полковником Сереброва стал вкладывать деньги в недвижимость - рынок рос, как на дрожжах, и вскоре Артём Михайлович стал весьма состоятельным человеком. Были и сложности - в частности, расплодились разного рода жулики. Однажды Артём потерял все свои деньги его «развели» на участие в неком трастовом фонде. Мошенников, конечно, нашли, но деньги ушли безвозвратно. Но, слава богу, осталась недвижимость, да и уровень доходов сохранился - так что ничего, кроме досады, Артём, в общем-то, не испытал. Деньги ему были не очень нужны - он относился к ним как к средству обеспечения своих, в сравнении с другими, очень небольших потребностей: отдохнуть летом, вкусно выпить и поесть, комфортно жить. Отношения с женой так и не восстановились, хотя денег сыну Артём выделял исправно, и более, чем достаточно. Он подозревал, что и жена его живёт на эти деньги - но предпочитал не думать об этом. Девушке, желающих составить его счастье, было предостаточно, но ему было это неинтересно. Когда ему был нужен секс - он обращался к элитным профессионалкам, и его это вполне устраивало.

Конечно, Артём не оставил своих изысканий, и появившиеся возможности были кстати. Он посетил загадочный Гипогей на Мальте, Чёрный храм в Таиланде, знаменитый Тадж-Махал, храм Митклантекутли в Мексике и римский Колизей. В этих поездках артём, в сущности, уже не ожидал что-то открыть для себя, но посчитал необходимым совершить их, хотя бы из ритуальных соображений. Он уже знал, что все ответы - в нём самом, и для каждого из них - своё время.

В конце «нулевых» на улицах Москвы стала появляться «оппозиция». Артём не слишком понимал, чего хотят все эти люди, да и не особо интересовался этим. В конце 2010 фронда вошла в моду среди тех кругов, в которых вращался Артём. Появился телеканал «Дождь», и считалось хорошим тоном следить за его репортажами. Эти репортажи порой упоминались во время различных раутов и вечеринок. Артём никогда не смотрел телевизор, поэтому просматривал наиболее раскрученные из передач телеканала в интернете; просто, чтобы «быть в тренде».

В одном из таких репортажей он неожиданно увидел знакомое лицо - это была его бывшая одноклассница и первая любовь. На экране появилась надпись: Ирина Барышева, правозащитник. Он почувствовал интерес, и решил для себя, что обязательно найдёт бывшую возлюбленную.

Случай представился скоро: после одной из акций оппозиции полиция арестовала достаточно много людей, и Ирина, с экрана всё того же телеканала «Дождь», призвала людей подойти к зданию Басманного суда и поддержать задержанных. Артём решил, что там-то он её обязательно встретит, и поехал на Каланчёвскую. К тому же, нельзя было упускать возможность как-нибудь невзначай упомянуть в своём фрондирующем кругу о знакомстве с правозащитницей.

У здания суда он встретил пару десятков странного вида неопрятных людей разного возраста. Журналисты снимали пикетчиков; один из них брал интервью у Ирины. Артём остался стоять в стороне, наблюдая за происходящим. Через какое-то время Ирина закончила давать интервью и обратила на него внимание. Подошла с удивлением. Артём? Да, это я. Откуда ты здесь? Да вот, увидел твой призыв на «Дожде», и решил подъехать. Может, пойдём где-нибудь кофе попьём?

Они доехали до кофейни. Ирина чувствовала себя как будто не в своей тарелке, но, вроде бы, была рада встрече. Завязалась беседа. Артём сказал, что у него всё хорошо; умолчал, правда, о своих отношениях с ФСБ, подозревая смутно, что Ирина это не одобрит. Сказал, что просто работает некрологистом. Каким-таким логистом, уточнила Ирина. Не логистом, а некрологистом. Некрологи составляю, за деньги. Впрочем, особо было рассказывать нечего. Гораздо интереснее было узнать, чем занимается Ирина.

После истории с самоубийством Алексея ей пришлось вновь сменить школу - слава богу, в последний раз. После школы она поступила на юридический, вышла замуж, развелась, воспитывает ребёнка. Как она стала правозащитником - она и сама не могла объяснить. Работала долгое время юристом в крупном агентстве недвижимости, неплохо зарабатывала. Всё началось с того, что рядом с её домом, на месте сквера, стали строить торговый центр. Ирину соседи знали, как юриста - поэтому стали спрашивать у неё, что можно сделать. Так она оказалась членом инициативной группы. Сквер, в итоге, удалось отстоять - и это придало Ирине уверенности. В процессе борьбы она познакомилась с некоторыми оппозиционными деятелями - так и завязалось.

Артём слушал её, как человека с другой планеты. Он даже не представлял себе, что существуют подобные проблемы - в его мире ничего такого не случалось. Это было удивительно. Они допили кофе, и Артём подвёз Ирину до дома. Об этой встрече он решил никому не рассказывать.

23.

Их встреча осталась единственной. Жизнь шла своим чередом. По миру прокатился финансовый кризис, задев и Россию. На благосостоянии Артёма это почти не сказалось. В конце 2011 года, после выборов в Государственную Думу, на улицу вышли десятки тысяч человек с протестами против фальсификаций. Артёму было смешно - как будто политика делается на каких-то выборах! Он не сомневался, что Ирина тоже там, среди этих манифестантов. Всю весну 2012-го в Москве продолжалось бурление, выплеснувшееся на Болотную площадь 6-го мая. Естественно, эти протесты ни к чему не привели - у власти остались те, кто должен был там остаться. Иначе, был убеждён Артём, и быть не могло. В конце концов, он-то знал, у кого в руках шкатулка.

Но эра нефтяных денег закончилась, и в стране начался затяжной кризис. А ещё через два года в соседней Украине произошёл переворот, после чего началась война на Донбассе. Артём не сомневался, что это - дело рук Хранителей. Да и, встречаясь с генералом Серебровым, он видел, что тот пребывает в отличном настроении - а, значит, всё идёт по плану. Людей, конечно, было жалко - но они всё равно умирают, причём все, рано или поздно. Так что - особо жалеть не о чем.

Война продолжалась. Международное положение России неуклонно ухудшалось. В стране раскручивалась патриотическая пропаганда; Артём, который неплохо знал историю, чувствовал, что дело идёт к большой войне. Но верил при этом, что Хранители Смерти держат всё под контролем, и что эпоха мировых войн осталась в прошлом.

Однажды вечером ему позвонила Ирина и попросила о встрече. Он пригласил её к себе. Чуть ли не с порога она сказала: Артём, вся надежда только на тебя. Он взглянул недоумённо. Ну что ты смотришь? Да, на тебя. Только ты, со своим даром, можешь спасти нас от большой беды.

Ты что, не видишь - они хотят войны? Настоящей, не как в этой Сирии или на Украине - а большой, мировой войны! Он стал уверять Ирину, что она заблуждается, что никому такая война не нужна. Я не знаю, почти кричала она, нужна или не нужна, но у них наверняка есть свой план на этот счёт. Они наверняка выживут. А миллионы - погибнут.

Ну ладно, не хочу спорить. Я-то что могу сделать? Ты? Ты можешь остановить его. Кого? Его, да-да, его самого. Как? Артём, не прикидывайся дурачком. Я всё знаю про твой дар. Напиши ему некролог. Но ведь он живой - как я напишу некролог? Да и зачем? Как зачем? Чтобы он умер. Ты ведь всегда так делал.

Это ты говоришь ерунду. Что значит «всегда так делал»? Я пишу некрологи - и всегда писал - уже умершим людям. Да? А как же Лёша? Забыл? Что Лёша? Я узнал, что он умер, я написал некролог. Мы только узнали о его смерти - а ты уже пришёл в школу с написанным некрологом. И его фотография - ты ведь заранее снял её со стенда. Зачем? А бабушка твоей жены? Она сама попросила. Неважно. Ты ведь действительно некро-логист; проводник в смерть. Она знала об этом - потому и попросила. И сейчас ты работаешь по своему профилю - провожаешь людей в смерть. Я пишу некрологи уже умершим. Нет, неправда. Несколько раз у тебя были ошибки - я всё проверила. Некрологи выходили раньше, чем умирали люди. Генерал Гусев был ещё в коме, когда в газете появился некролог, и умер только на следующий день. Губернатор Морозов - разбился на вертолёте - его некролог тоже вышел за несколько часов до катастрофы. Правда, выяснилось это позже, когда нашли вертолёт. Вот, посмотри - я тебе целую подборку принесла.

Артём уже не слышал её. Пазл наконец сошёлся. Он служил смерти всю свою сознательную жизнь, сам не осознавая этого. А, может, он просто не хотел это осознавать? А ведь бы ещё Денис, о котором Ирина ничего не знает. Да, всё сходилось...

Тихим голосом он попросил Ирину уйти. Налил себе бокал коньяка, выпил. Включил телевизор. Там как раз показывали Президента. Национальный лидер посещал какой-то секретный завод в Подмосковье, где ему рассказывали про очередную победу российской науки - нашим учёным, впервые в мире, удалось достичь в лабораторных условиях температуры абсолютного нуля. Эксперимент, по словам репортёра, требовал большой осторожности, поскольку при такой температуре любые материалы становились очень хрупкими. Президент остался доволен увиденным.

Что???

«А как можно разбить металлические пластины, я лично вообще не представляю...»

Артём всё понял. Ирина права - выбора не было. Он остановил телевизор на изображении улыбающегося Президента и сел за стол с листком бумаги...

Закончив, он набрал на телефоне определённую комбинацию цифр и вызвал спекурьера. Написанный текст Артём запечатал в конверт и наказал срочно доставить его генералу Сереброву, где бы тот не находился. Проводив курьера, Артём налил себе ещё коньяка, выпил с наслаждением. Он представлял себе, как генерал откроет письмо; вероятно, в этот самый момент ему позвонят из Кремля. Первое время они будут в растерянности, но быстро оправятся.

У него было пару часов, пока за ним придут. Артём сел за стол, приготовил ручку и лист бумаги и поставил перед собой зеркало.

Конец повести Валерия Дмитрука "Некрологист". Если произведение Вам понравилось, Вы можете отблагодарить автора, воспользовавшись формой перевода ниже.