Освобождение реализма

07.04.2018

ПОБУЖДЕНИЕ К ИДЕАЛУ. Цикл статей об истории фантастики. Можно читать по отдельности или по порядку. Новые статьи - ежедневно.

Читайте предыдущие статьи цикла в нашем журнале: 1 - Юность фантастики, 2 - Рождение литературы

Авторы: Николай Соснов, Лидия Трифонова

Освобождение реализма

Литература и фольклор в докапиталистическую эпоху были насквозь пропитаны мифологической фантастикой и не могли породить художественный реализм как полностью самостоятельное направление.

С зарождением и развитием в Европе капиталистических общественных отношений поднимающейся к социальной вершине буржуазии потребовался в числе прочих идейных инструментов и литературный. Таким орудием, громившим феодальную эстетику с позиции людей, крепко стоявших ногами на земле, и стал художественный реализм.

Ранний реализм с эпохи Возрождения и вплоть до 18 века вовсе не ставил задачи окончательно порвать с религиозно-мифологической фантастикой хотя в лучших своих образцах преодолевал ее. Буржуазия хотела не развода с Богом, а пересмотра условий договора. Имплицитная цель раннего реализма типична для литературы эпохи социальных революций — на уровне образов дать идейное обоснование совершающемуся перевороту.

Постепенное высвобождение реализма, начавшееся с публикации «Декамерона» Бокаччо, и превращение его в литературный мейнстрим имело своей экономической основой развитие книгопечатания. Появление письменности отделило верхушку общества от неграмотной «толпы» и вознесло в высший мир дорогостоящих рукописных книг. Печатный станок резко расширил круг потребителей литературной продукции за счет включения в него буржуазии и близких к ней социальных слоев.

Демократизация прозы и поэзии способствовала подавлению фантастических мотивов и приданию им подчиненного характера по отношению к нарративу повседневности. Фантастика все более теряла самостоятельное значение, преобразуясь в удобное и эффективное изобразительное средство. Например, плутовской роман Луиса Велеса де Гевары «Хромой бес» прямо заимствует из фольклора ходячий сюжет о приключениях человека и демона (духа, джинна и т. д.), но бес Геваре нужен исключительно в качестве скальпеля для вскрытия подноготной испанского общества 17 века.

Подобные произведения потому нельзя назвать фантастическими, что «фантастика» в них ничего не прибавляет к картине видимого мира и служит лишь подходящей образной оболочкой для реалистического решения поставленных авторами проблем. И вопросы и ответы на них остаются в пределах динамики общественных отношений своего времени. Писатели не пытаются вырваться за пределы повседневности.

Даже наличие в книге элементов утопии или антиутопии еще не делает ее в подлинном смысле фантастической. Так, Телемское аббатство, первое во французской литературе утопическое общество, описанное в романе Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» является просто-напросто вывернутым наизнанку католическим монастырем. Идеализируются только духовные качества его обитателей. Роман формально выстроен как типичная волшебная сказка, однако, настоящее содержание сюжета составляет сатира.

В противоположность Рабле Джонатан Свифт в «Путешествиях Гулливера» рисует нам целый ряд вполне фантастических обществ. Книгу Свифта с оговорками можно назвать фантастическим романом. В нем взаимодействует огромное количество считающихся сегодня классическими жанров фантастики: попаданчество, утопия, антиутопия и т. п. Тем не менее, лилипуты и другие сотворенные великим писателем существа, а также чудесные превращения и приключения главного героя, одновременно служат прикрытием вполне реалистической прозе. Свифт использует воображаемые миры для иллюстрации нравственной дидактики и открыто пародирует легко узнаваемые современниками общественные институты. Скажем, образ технократического летающего острова Лапута сразу был определен английским читателем как высмеивание порядков, царивших в Королевском научном обществе. Страна гуигнгнмов это не цель, побуждающая к достижению, а предлог к огорчению пороками человека.

Завтра будет опубликована следующая статья - "Утопия".

Нравится статья? Это результат кропотливого труда. Помогите автору улучшить условия работы. Поддержите творчество Николая Соснова денежным переводом с пометкой "Для Николая Соснова".