Побег из школьного плена

12.01.2018

Училка по математике, по совместительству наш классная, Марина Павловна, взяла наш класс в плен. В полном составе из 27 человек. Мы сопротивлялись до последнего. У нас и в мыслях не было покоряться. Но она даже не стала спрашивать, готовы ли мы сдаться. Она просто взяла нас в плен.

В опустевшей школе, где все: и ученики, и учителя давно разошлись по домам, наш класс остался один. Своей недрогнувшей хрупкой рукой Мариночка Павловна закрыла дверь школы на замок и ушла домой, цокая каблучками. Легкая, воздушная, но непобедимая, уверенная, что мы никуда не денемся. Даже может быть, одумаемся, терзаемые голодом. Или ушла подумать в домашней обстановке, что делать с плененными нами. А мы остались совершенно одни. Можно было творить, все, что взбредет в наши бестолковые головы. Но вот же парадокс ситуации! Она ушла, одержав победу, но мы еще об этом и не догадывались, радуясь ее позорной капитуляции и срочно придумывая, что бы такого еще сделать плохого в пустой школе.

Как все начиналось.

Нашему классу катастрофически не везло с учителями математики и классными руководителями. Они с нами не уживались. Мы-то привыкли, что ни год, то новенькая. И с интересом рассматривали их на первосентябрьской линейке, когда директор представлял их школьникам. Естественно, ни знаний, ни сплоченности коллектива в нашем классе было не обнаружить днем с огнем. Поэтому, когда очередной вчерашней выпускнице пединститута нас коварно подсунули, никто и подумать не мог, чем все это обернется.

Короче, за три года до получения нами среднего образования, Марина Павловна решила сделать из нас людей. Мы были не в курсе ее планов, поэтому вели себя как обычно: нагло, развязно, по-хамски. Нам нечего было терять, царица наук – математика - шла параллельно от нас, мы с ней даже не здоровались. За исключением трех ребят. Далеко идущие планы в этом возрасте, типа экзамена или поступления, или постройки дома своими руками (геометрия!!) почти никто не способен строить. Нам было прикольно и свободно. И знаете, когда она реально четко, в отличие от других училок, объясняла новый материал, мы понимали, что она умная. Но мы-то были тупыми и не въезжали, как бы она не старалась. И занимались своими делами: болтали, орали, дрались. Как она орала! Как все! Не помогало. Нам было пофигу. Мы затихали лишь на несколько минут.

Однажды во время нашего очередного мракобесия ее нервы не выдержали. Она вытащила Алешку из-за парты, приперла его к стенке и начала трясти. Ошарашенные, затаив дыхание, подобной битвы в нашем диком классе еще не было, мы наблюдали за ними. Алешкина голова при каждом ударе об стену болталась из стороны в сторону. И я боялась только одного, что она не выдержит и оторвется. Но первыми не выдержали пуговицы на рубашке. В зловещей тишине они отлетели и посыпались на пол. И только тогда она его отпустила. Этот раунд был за ней. Мы притихли. Кто знает, что ей еще в голову придет.

Самое интересное, что Марина Павловна никогда не бегала жаловаться. Да и Алешка тогда никому ничего не рассказал. В общем, никто не выносил сор из избы.

Она продолжала реализовывать свой план по нашему очеловечиванию. Хотя мы остерегались громко орать на ее уроках, должной дисциплины по-прежнему не было.

На очередном уроке алгебры, Марина Павловна внезапно прекратила объяснять тему и заявила, что продолжит, когда мы все замолчим. Минут через десять мы заткнулись, и она продолжила. Но Витьке тоже захотелось что-то сказать, и он повернулся к соседу. Она снова замолкла. В общем, оставшееся до звонка время, все говорили по очереди: то мы, то она. И когда прозвенел звонок, она сказала, что все останутся после урока. Нашему возмущению ее наглости не было предела. Естественно, что с последним звонком все бросились к двери, но не тут было. Марина Павловна перегородила выход. Мы уселись за парты. Начался седьмой урок. Потом восьмой. Потом девятый. Тишины не было. Она не орала, она просто ждала, когда же мы замолчим, и она проведет урок. На исходе второго часа она встала и вышла из класса, сказав, что вернется, когда мы одумаемся. Вместо этого Марина Павловна заперла нас в школе и ушла домой.

Ушлые мальчишки облазили всю школу, добрались до чердака (школа была двухэтажная), где было окно, а снаружи к окну была приставлена лестница, ведущая на свободу. Позвали остальных, по-джентельменски помогли спуститься девчонкам, и мы благополучно смылись по домам с победой в душе. Победой, через час обернувшейся для нас полным позором, а для некоторых неспособностью сидеть.

Именно столько понадобилось нашей драгоценной Мариночке Павловне, когда вернувшись, она обнаружила наш простывший след, прозвонить всем родителям и устроить экстренное собрание. Честно, я не знаю, что она им говорила. Наверно, затронула их слабые струны так, что все осознали, каких монстров они вырастили. Кого-то побили, кому-то основательно прочистили мозги. Перезагрузку прошел каждый. Даже с математикой наши пути соединились. В тишине-то!

Прошло уже много лет. Теперь я сама учитель, ирония судьбы! И восхищаюсь силой и выдержкой Марины Павловны. Она реально вправила нам и нашим родителям мозги. Мы все угомонились и взялись за учебу. Но, к сожалению, выпустив нас, она ушла из школы. Со своей заслуженной победой.

Если вы, Марина Павловна, вдруг прочитаете эту статью и узнаете себя, знайте, вы были самым лучшим и достойным учителем. Простите нас! И огромное Вам спасибо!