Нравственное воспитание. (Уголок инструктора)

31.03.2018

В полной мере мы можем влиять только на своё развитие. Как бы мне не хотелось, я не способен дать ученикам больше того, что они смогут усвоить. Это связано со многими проблемами. В первую очередь с разным воспитанием детей, которые ко мне попадают. Кто-то уже получил довольно жестокий жизненный опыт, кого-то оберегали так, что избаловали, кому-то навязали сомнительные ценности. У многих детей зачаточное чувство сопереживания, они не ощущают, что причиняют кому-то боль, до тех пор, пока их самих кто-то сильно не ударит или не обидит. Отсутствие сопереживания и эгоцентризм приводят к тому, что многие техники йоги, связанные с ощущением своего тела, с погружением в себя и пониманием глубокого уровня освоения асан, становятся недоступными. В чем же проблема?

Мне кажется, источник проблемы кроется в том, что в системе обучения, как домашнего, так и школьного, аспект нравственного воспитания – это пункт для успокоения совести, чем рабочая методика в образовательной программе. Все эти громкие заявления о воспитании поколения и привития ему правильных ценностей, так и остаются просто заявлениями. Буквально, ребенку приходится повторять, «что надо быть добрым, честным, справедливым, любить маму, папу и Родину», а на деле опыт «добра и справедливости» он получает случайно. В школьной драке, в предательстве «друга», в пренебрежительном отношении, в несчастной любви, в несовпадении желаемого и действительного. Хаотичный опыт. Ребенку объясняют ситуации скомкано, не разворачивают смысла того, что с ним произошло. Я помню, как меня кто-то ударил в школе и, что посоветовал мне тогда отец: «А ты дай ему в морду». Простые решения непростых вопросов. С нами разговаривали о любви, о верности, о измене и о других важных вещах только на уроках литературы и то, в книжных произведениях не было образца поведения, там чаще было только то, как не следует поступать. Нередко литературные разговоры сопровождались лишним пафосом: «Это великий русский писатель и бла бла бла», но разве это интересно в литературе? Литература помогает человеку лучше понять себя. Вместо этого, в школе она превращалась в нудное чтение полузабытых классиков. На уроке биологии в восьмом классе, когда мы дошли до темы «пола, оплодотворения, анатомических особенностей женщин и мужчин», учительница просто пропустила этот параграф. Неумение говорить на откровенные темы приводило к тому, что ни учителя, ни родители не прививали адекватное отношение к теме «взрослой любви», что имело логичные последствия. Вот так к девятому классу у некоторых появились уже свои дети. Сейчас с информацией попроще. Ребенок может узнать всё в интернете. Но главное то, как он понимает, полученную информацию, и кто ему её объясняет?...

Вот и выходит, что ничего не меняется. Каждый нахватается всего подряд, а потом как повезет: «Авось, вырастет что-то». Главное ведь одеть, обуть, накормить. Осложняется эта тема вопросом, а кто должен воспитывать ребенка? Родитель не воспринимается как авторитет. Педагогу очень трудно объяснить ребенку какую-то важную вещь без того, чтобы не свести всё к нравоучению. И самое важное для учителя - момент воспитания и привития ценностей может не входить в рамки предмета преподавателя. Я как инструктор йоги, учитель биологии, преподаватель риторики могу сделать замечание ребенку, чтобы он прекратил шуметь и не мешал другим. Но будто после моих слов что-то сильно изменится? Корни плохого поведения глубже и даже, если установить тиранию, при которой ребенок будет бояться издать звук – это всё равно не отразится на его мыслях. Стоит тебе отвернуться или уйти, как всё опять погрузится в хаос. А в рамки моего предмета не входит детская философия и нравоучительные аспекты. Как и не входят они практически во все школьные предметы.

Получается, родитель не воспитывает, а деньги зарабатывает для жизни. Учитель замечания делает, но, в основном, пытается научить своему предмету, пробираясь сквозь отвратительное воспитание. Проигрывают все. Вырастают неблагодарные дети, которые рушат связи со своими родными и ненавидят «тупых» учителей, которые лезут к ним со своей ерундой. При этом, эти же дети, будучи взрослыми, попадают в экзистенциальную яму. Не понимают, для чего они живут, зачем им работать и учиться, почему они должны кого-то уважать и любить. «Дают – бери, бьют – беги» - мир прост, скучен и однообразен.

Если обратиться к классической йоге, то в первую очередь ученика обучают не асанам и пранаямам, а нравственным ценностям. Первая ступень йоги подразумевает, что человек научится жить, не причиняя другим зла (Ахимса), в правде (Сатья), умея контролировать свои желания (Астейя, Апариграха, Брахмачарья). Только после этого и после этапа внутреннего очищения, ученик переходит к практике асан. В ином случае, пользы от информации более высоких ступеней не будет. Но и современная йога чаще избегает первых ступеней и сразу начинается с третьей. Потому что неясно, как говорить о правде, добре и самоконтроле. Гораздо проще давать упражнения, а там, кривая выведет.

Меня волнует эта проблема, потому что я много работаю с детьми. Для меня совершенно рядовой является ситуация в которой дети больше хотят разговаривать, чем заниматься. Хотят обсудить какие-то проблемы или поделиться своими открытиями. И тут есть два пути, пытаться продолжать занятие (есть же программа и хоть чему-то они должны научиться) или разговаривать с ними. Пытаться продолжать вести занятие – это плыть против течения. Я понимаю, почему некоторые учителя становятся злыми, им нужно донести свой предмет, а ребята не слушают. Появляется противостояние. Ребенок не может выговориться, учитель не может толком научить. Оба недовольны. Можно, конечно, каждое занятие превращать в шоу. Но жизнь – это не шоу. А школа, по идее, должна хоть немного подготовить ребенка к внешнему миру.

Есть отличные книги по детской философии Оскара Бренифье, в которых даны открытые вопросы для бесед с детьми по темам «любви», «дружбы», «познания» и т.д. Я уверен, что беседы по этим книгам имели бы успех. Но кто должен заниматься этими беседами? Школьный психолог? А насколько компетентен школьный психолог, чтобы проводить подобные занятия?... Психология и философия - это несколько разные вещи. Философия учит думать, психология скорее объясняет те или иные проблемы, которые возникают между людьми. Родитель? Сможет ли родитель выделить время, чтобы осознанно общаться с ребенком на важные темы, хотя бы раз в неделю? И насколько он готов говорить откровенно?... Пока, я думаю, как сформулировать подобный предмет, хотя бы в качестве факультатива для детей, но не вижу возможности реализовать его в образовательной системе.

Частично решить задачу «нравственного аспекта воспитания» на занятиях йогой у меня получилось. На своих занятиях я периодически рассказывал ребятам притчи. Ребятам понравилось и, так у меня появился договор с учениками, что на каждое занятие я буду рассказывать по истории, и мы будем эти истории разбирать. Это оказалась хорошая идея, потому что притча, являясь своеобразной сказкой, имеет много смыслов и способна выводить, без противного поучения, на другой уровень восприятия. Моя совесть немного успокоилась, но этого точно недостаточно. Кому-то очень далеко до асан и пранаям, а тем более до понимания сути этих упражнений. Кто-то просто ищет место, где сможет говорить (это также актуально и для взрослых групп).

Наверное, самое важное, к чему стремится родитель – это то, чтобы ребенок стал хорошим человеком. Можно научить зарабатывать деньги, можно натренировать тело до сверхвозможностей, можно привить любовь к науке, но главное не это. Деньги, физическое тело, успехи – это поможет занять человека, дать ему работу, но важнее, то, как он будет себя чувствовать наедине с самим собой и среди других людей. Понимать себя «узнать себя» и других - этому не учит ни математика, ни русский, ни биология.

Закончу и без того длинное, но точно незавершенное размышление о нравственном воспитании - стихотворением Р. Рождественского. В действительности, человеку не так уж много надо. «Человеку нужен человек».

«Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг — один
и враг — один…
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете
мама.
Сколько нужно ей — жила…
Человеку надо мало:
после грома — тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь — одну.
И смерть — одну.
Утром свежую газету —
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И — межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности,- немного.
Это, в общем-то,- пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку мало надо.
Лишь бы дома кто-то
ждал».