Третья столица

Только побывав в Нижнем Новгороде и познакомившись с его историей, начинаешь понимать, почему этот город в дореволюционной России по праву считался третьей столицей. Знаменитая Нижегородская ярмарка, грандиозный кремль, огромные роскошные соборы, фантастические купеческие капиталы, заводы и фабрики, бурная культурная жизнь — Нижний Новгород мало в чем уступал Санкт-Петербургу и Москве. А кое в чем и превосходил. Ну, вот, например, один из первых в стране трамваев был запущен в XIX веке именно здесь, как и первый фуникулер, кстати. В том же столетии в городе заработали первая в России линия телефонной связи и одна из крупнейших электростанций. Именно в Нижнем состоялся первый радиоэфир, в котором звучал человеческий голос. А в местном музее хранится самое большое станковое полотно в России — картина Константина Маковского "Воззвание Минина к нижегородцам"...

Текст: Лада Клокова, фото: Александр Бурый

И если вы думаете, что сегодня Нижний Новгород забыл свои "чемпионские" традиции, то сильно ошибаетесь...

Как определить характер города? Да очень просто: посидите в каком-нибудь ­скверике, прислушайтесь к разговорам людей, пройдитесь по центральным улицам, спросите дорогу у прохожих, зайдите в пару-тройку магазинов и кафе, а также обратите внимание на то, как автомобилисты относятся к пешеходам. И сразу все станет ясно. Москва — стремительная, амбициозная, нахальная, предприимчивая и щедрая. Петербург — застегнут на все пуговицы, суровый, скуповатый и немного высокомерный. А Нижний Новгород — спокойный, мощный, неторопливый и добродушный. Ну вот, к примеру, подбегаете вы к книжному магазину, на часах — 19.10, а работает он до 19.00. Стоите вы и ругаете себя на чем свет стоит: завтра ведь снова с утра бежать сюда за нужной книгой! И тут дверь с табличкой "Закрыто" неожиданно распахивается, выглядывает продавщица, улыбается и спрашивает: "Вы к нам?" К вам, к вам, милые! "Так заходите! Что вы хотели?" — "Так вы ж до семи работаете, а сейчас уже восьмой час!" — "Ну, раз вам так что-то нужно... Чай, приезжие?" Вот это и есть Нижний.

Бугровский ночлежный дом, некоторые обитатели которого стали прототипами героев пьесы Максима Горького "На дне"
Бугровский ночлежный дом, некоторые обитатели которого стали прототипами героев пьесы Максима Горького "На дне"

"ВЕСЕЛАЯ КОЗА" И "СОЛЯНАЯ АФЕРА"

И, кстати, чувство юмора у нижегородцев отменное. Иначе чем объяснить такое количество занятных памятников на улицах города? Памятник блогеру, городовому, почтальону, фотографу с собачкой, памятник Жюлю Верну на воздушном шаре и даже "Веселая коза"! Причем это бронзовое рогатое чудо появилось на главной улице лет десять назад не просто так. Еще в 1781 году Екатерина II присвоила Нижнему Новгороду герб, на котором красовался гордый олень. Губернская власть встала в позу и решила утвердить свой герб, чтобы дистанцироваться от городской администрации. Но олень на гербе губернии вышел какой-то странный — кондовый и разухабистый. Вот нижегородцы и прозвали его "танцующей козой". А их потомки в XXI веке решили увековечить этот курьез.

Но, пожалуй, самый удивительный объект установлен на Рождественской улице. Вы когда-нибудь видели памятник, посвященный... афере? А в Нижнем такой есть. На невысоком постаменте красуется большой мешок с надписью "Соль", а рядом с ним — чугунные галоши 58-го размера. Памятник этот установлен на том самом месте, где в XIX веке располагалась Соляная контора (Нижний Новгород был хлебной и соляной столицей России. — Прим. авт.). В 1864 году случился страшный скандал: выяснилось, что после паводка в государственных соляных складах на берегу — шаром покати. Начальник Казенной палаты В.Е. Вердеревский, в чьем ведении находились казенные склады с солью, заверял, что во всем виновата Волга. Но следствие выяснило, что полтора миллиона пудов соли исчезло еще до разлива. Оказывается, Вердеревский вместе с несколькими купцами, в том числе первыми богачами Блиновыми и Бугровыми, организовал аферу, продав им соляные запасы. Вердеревского отправили в ссылку в Сибирь, а купцов заставили возместить расходы. Спустя пять лет отец Федора Блинова подарил сыну чугунные башмаки с многозначительными словами: "Носи один раз в год и помни о нашей чести".

И какой бес попутал Блиновых и Бугровых ввязаться в "Соляную аферу"? Ведь это были самые уважаемые люди города, известные меценаты и благотворители. Вот, к примеру, тот же Николай Александрович Бугров — коренной нижегородец, крупнейший промышленник губернии, хлеботорговец, владелец пароходов и бесчисленных мельниц, да к тому ж старообрядец... На благотворительность тратил почти половину своего ежегодного дохода! А сколько всего в Нижнем построил? Да один Бугровский ночлежный дом чего стоит! Это ведь благодаря ему на свет по­явилась замечательная пьеса Максима Горького "На дне". Помните этот замечательный монолог Сатина? "Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и мозга! Че-ло-век! Это — великолепно! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!"

Строительство знаменитой ночлежки для босяков начал еще отец Бугрова, а Николай Александрович завершил его и содер­жал на свои средства. Это трех­этажное здание красного кирпича до сих пор стоит в самом начале улицы Рождественской, напротив церкви Рождества Иоанна Предтечи. Весьма внушительно выглядит, кстати. И неудивительно: рассчитан-то он был на 500–700 человек, хотя говорят, что на самом деле набивалось туда народу гораздо больше. И каких босяков там только не было! Вот некоторые из них и стали прототипами героев пьесы. Кстати, обретался там и некий дворянин Бухгольц, опустившийся на самое дно. С него-то Горький и писал своего Барона...

"Веселая коза" — один из тех памятников, рядом с которым любят фотографироваться гости города
"Веселая коза" — один из тех памятников, рядом с которым любят фотографироваться гости города

ИВАНОВСКАЯ, ОНА ЖЕ РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

Вообще-то раньше Рождественская улица называлась Ивановской — из-за той самой церкви Иоанна Предтечи, что до сих пор стоит напротив Бугровской ночлежки (от нее же получила название и Ивановская башня Нижегородского кремля, неподалеку от которой располагалась "Мильонка", или "Мил­лиошка" — трущобы, где жили нищие. — Прим. авт.). Это была главная торговая улица Нижнего базара города, здесь была сосредоточена коммерческая деятельность, она считалась едва ли не лучшей в волжской столице.

Но с конца XVII века улицу стали называть Рождественской, поскольку в ее конце в то время начала строиться удивительной красоты церковь Собора Пресвятой Богородицы. Горожане именуют ее Рождественской или Строгановской. Поверьте, побывать в Нижнем Новгороде и не увидеть ее — это настоящее преступление. Потому что по богатству и роскоши белокаменного резного узора этот храм действительно не имеет себе равных в нашей стране. По фасаду и стенам церкви и колокольни щедро рассыпаны виноградные лозы, цветы, груши, гранаты, яблоки, раковины и мудреные завитки — выглядит здание как какой-то сказочный пряник! А купола, похожие на затейливые многоцветные леденцы?

В самом названии "Строгановская" кроется подсказка. Конечно, церковь эту строил один из представителей богатейшей русской династии солепромышленников Строгановых, сподвижник Петра I — Григорий Дмитриевич. Его нижегородская усадьба, кстати, сохранилась и располагается напротив церкви — через улицу, рядом с такой же огромной и сохранившейся усадьбой князей Голицыных.

Строгановская церковь — одна из самых красивых в Нижнем Новгороде
Строгановская церковь — одна из самых красивых в Нижнем Новгороде

А вот что сообщал о Строгановской церкви популярный путеводитель 1862 года "Волга от Твери до Астрахани": "Замечательна своей архитектурой. Трапеза от настоящей церкви отделяется стеной, украшенной резьбой по белому камню, к сожалению, частию обезображенною, частию закрытой приделами, построенными в 1806 году. Иконостас высокой резьбы. Из икон замечательныя: Спасителя и Богородицы, работы Караваджио, живописца при Петре Великом. Эти иконы, если верить преданию, предназначены были для ­Петропавловского собора в Петер­бурге, но Строганов, в бытность Государя за границей, купил их для Нижегородской церкви, которую строил в то время. Петр, увидав их в 1722 году, велел церковь запечатать и обещал разобрать дело по возвращении из Персидского похода. Церковь оставалась запечатанною до восшествия на престол Екатерины I".

Правда, нижегородские историки сегодня поправляют путеводитель и говорят, что те самые иконы "заграничной манеры" написаны придворным живописцем Строгановых Степаном Нарыкиным. Они же утверждают, что в середине XVIII века, когда на колокольне сломались оригинальные часы, их починил Иван Кулибин, которому в тот момент было всего лишь 15 лет...

Между прочим, в одной из гостиниц все на той же Рождественской улице жил Константин Маковский, когда приезжал в Нижний Новгород для работы над своей удивительной картиной "Воззвание Минина к нижегородцам". Благодаря одному из его эскизов сегодня можно увидеть, как выглядел знаменитый местный "Фонтан благотворителей", располагавшийся на площади перед Блиновским пассажем. Помните, тех самых Блиновых с чугунными башмаками? Братья Федор, Аристарх и Николай Блиновы также были богатейшими купцами губернии, и это, кстати, благодаря им и их родственникам Бугровым в XIX веке в Нижнем появился нормальный водопровод. Вот и одно из самых интересных зданий на Рождественской тоже построено ими. В Блиновском пассаже размещались магазины, склады, конторы, гостиницы, почта с телеграфом и даже контора нефтяных магнатов — братьев Нобель. Были здесь и рестораны, в одном из которых в 1901 году местная интеллигенция устроила прощальный банкет Максиму Горькому перед отправкой в арзамасскую ссылку...

Роскошный иконостас Строгановской церкви
Роскошный иконостас Строгановской церкви

ИЛЬИНСКАЯ СЛОБОДА

Мы брели вверх по Ильинской улице, оставив позади знаменитую церковь Ильи-пророка (см. в этом номере статью "Главный экзамен князя Василия". — Прим. ред.). Цель у нас была вполне конкретная — найти старую Ильинскую слободу.

Но, положившись на навигатор, забрели мы явно не туда: вокруг высились обычные жилые многоэтажки, через огромный овраг тянулся добротный мост...

А горочки-то в Нижнем Новгороде — ого-го! Не зря князь Юрий Всеволодович в 20-х годах XIII века решил основать ­город именно в этом месте: любой враг выдохнется, пока попробует наверх взобраться. Утомившись от долгого подъема, мы решили плюнуть на навигатор и положиться на старый проверенный способ: спросить дорогу у прохожего. Миловидная женщина, смотревшая на нас с сочувствием, быстро объяснила, где мы ошиблись и как пройти по нужному адресу. Потом на секунду задумалась и предложила: "Может быть, вас проводить?" Поблагодарив отзывчивую нижегородку и заверив ее, что мы справимся сами, снова тронулись в путь. И действительно — быстро нашли то, что искали.

Во-первых, так называемый "Домик Петра", он же Дом купца Ефима Чатыгина, что возле Почаинского оврага. Он считается самым старинным жилым помещением Нижнего Новгорода. Именно здесь, по легенде, в мае 1695 года останавливался Петр I, двигавшийся в свой первый Азовский поход.

Во-вторых, памятный камень, установленный на том самом месте, где в XVIII–XIX веках располагалась усадьба, в которой родился и вырос "нижегородский Архимед" — гениальный русский механик-самоучка Иван Петрович Кулибин.

А в-третьих, белокаменные палаты XVII века, которые, как считают историки, принадлежали нижегородскому купцу и промышленнику Афанасию Фирсовичу Олисову. Его предки занимались мыловарением и мелкой торговлей, а вот Афанасий Фирсович оказался гораздо амбициознее: мало того что он стал одним из крупнейших поставщиков хлеба в Москву, так в 1677 году получил еще должность дворцового управляющего соляным и рыбным промыслами в Яике и Астрахани. Как считают краеведы, именно в 70-х годах XVII века Олисов и построил эти красивейшие палаты одновременно с Успенским храмом, который находится почти напротив. Причем церковь Олисов возвел перед тем, как уехать навсегда из Нижнего Новгорода в Астрахань.

Белокаменные палаты и правда хороши: сказочное по красоте крыльцо, каменные узоры наличников и арок главного входа... Словно любуешься какой-нибудь из иллюстраций Билибина... Хотя как следует рассмотреть палаты нам не удалось. Из-за угла палат выскочили устрашающего вида огромные дворняги и с лаем кинулись на нас. Пришлось спасаться бегством по Крутому переулку.

Отдышаться мы присели в скверике у Вознесенской церкви на Ильинке. На соседних скамейках мамы с колясками ворковали не хуже голубей, которых тут в избытке. К стоящему посреди сквера памятнику святому Сергию Радонежскому время от времени подходили люди, крестились, что-то шептали и шли дальше. Ну, и нам, пожалуй, пора.

И сегодня знаменитый Блиновский пассаж — одно из украшений Рождественской улицы
И сегодня знаменитый Блиновский пассаж — одно из украшений Рождественской улицы

СТАРАЯ УЛИЦА

Путь наш лежал на Большую Покровскую улицу, которую можно смело назвать нижегородским Арбатом. Как обычно, название свое она получила по церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Улица тянется 2 с лишним километра и по большей части является пешеходной.

Чего и кого тут только нет! В толпе прогуливающихся нижегородцев и туристов снуют переодетые в чудовищные костюмы героев диснеевских мультфильмов "зазывалы". Девушка в средневековом платье с луком в руках и разрисованным лицом позирует фотографам-любителям. Соби­раются в шумные компании студенты Нижегородского университета, расположенного тут же. Женщины разных возрастов торгуют милыми букетиками. Носятся дети, вымазанные мороженым и сахарной ватой. К кассам кукольного театра выстроилась небольшая, но шумная очередь. Неподалеку от "Веселой козы" разместились два уличных музыканта, которые, судя по толпе окруживших их юных поклонниц, пользуются успехом у прекрасной половины Нижнего Новгорода. Дальше — мужик в косоворотке и начищенных до блеска сапогах наяривает на гармони. Жизнь, короче, бьет ключом. А названия местных рестораций и кафе?! Мы, кстати, давно обратили внимание на то, что в провинции владельцы подобных заведений явно не обделены, как сейчас говорят, креативом.

И, кажется, именно на Большой Покровской сосредоточено самое большое количество тех самых занятных памятников, о которых мы уже говорили. Вот над входом одного из домов бронзовая кошка охотится за голубями. "Веселая коза" — само собой. Вот на скамейке сидит гувернантка со своим воспитанником. Вот и тот самый фотограф с собачкой. А на пересечении Дворянской и Большой Покровской стоит памятник, изображающий чету Анненковых. Да-да, речь о том самом знаменитом декабристе Иване Александровиче Анненкове и его жене, французской модистке Полине Гёбль, отправившейся за любимым в Сибирь. Так вот после 30-летней ссылки Анненковы поселились в Нижнем Новгороде. Здесь же в 1858 году они встречались с писателем Александром Дюма. Обычно в Нижнем Новгороде говорят, что история любви Анненковых настолько поразила знаменитого француза, что он построил на ней сюжет своего романа "Учитель фехтования". Но это не так: ведь "Учитель фехтования" был опубликован еще в 1840 году...

Мы решили отдохнуть у Нижегородского государственного академического театра драмы имени М. Горького и выбрали скамейку, на которой, довольно улыбаясь, сидит великий актер, уроженец Нижнего Новгорода Евгений Евстигнеев. Вернее, памятник ему.

А театр-то, между прочим, один из старейших в России, ему уже почитай более двухсот лет. Его история отсчитывается с того момента, когда приехавший жить в Нижний князь Шаховской привез с собой собственный крепостной театр. Он же и открыл в городе первый публичный театр, где выступали его крепостные актеры. Первым спектаклем, сыгранным на его подмостках, стала комедия Дениса Фонвизина "Выбор гувернера".

Театр не раз перестраивался, в том числе и по причине пожара, а в 1896 году — к Всероссийской промышленно-художественной выставке — городская дума приняла решение отстроить его заново. Так и появилось нынешнее здание. Его торжественное открытие прошло 14 мая 1896 года, в этот день здесь состоялась премьера оперы Михаила Глинки "Жизнь за царя". В главной роли блистал молодой Федор Шаляпин...

* * *

Рассказывать о Нижнем Новгороде можно бесконечно, благо история города тому немало способствует. А помимо того — легенды, коих немало. И о Коромысловой башне с бесстрашной девицей, и о Дятловых горах, и о мифических Скворце и Соловье, и об Ибрагимове городке, и даже о библиотеке Ивана Грозного, которая, по преданию, спрятана где-то в тайных подземельях Нижегородского кремля.

На той же улице стоит еще один архитектурный "раритет" — Доходный дом городского общества
На той же улице стоит еще один архитектурный "раритет" — Доходный дом городского общества

А виды здесь какие! Подняться на вершину Чкаловской лестницы, преодолев 560 ступеней, задачка не из легких, однако оно того стоит. Но, честно говоря, в Нижнем и помимо Чкаловской лестницы хватает прекрасных смотровых площадок.

Ильинская улица, слева — знаменитая Ильинская церковь
Ильинская улица, слева — знаменитая Ильинская церковь

Вечером, перед отъездом, мы поднялись на одну из них, чтобы попрощаться с волжской столицей. Внизу сияли нежным перламутровым светом купола Нижегородского Благовещенского монастыря — того самого, в котором останавливался на пути из Орды митрополит Алексий, исцеливший ханшу Тайдулу. Кстати, именно с ним связывают возрождение этой обители в 1370 году. Слева вытянулось здание Главного ярмарочного дома. А прямо перед нами, на оконечности Стрелки, где сливаются Ока и Волга, высилась громада удивительного по красоте собора Александра Невского, входящего в пятерку крупнейших церквей России. Такого высокого и красивого иконостаса, как в нем, мы еще нигде не видели. Еще бы: высота иконостаса — 23 метра, практически восьмиэтажный дом! Сегодня собор Александра Невского является кафедральным...

Главный ярмарочный дом
Главный ярмарочный дом

Расположившаяся неподалеку от нас группа подростков негромко выстукивала какую-то незатейливую песенку на тамтамах. Вокруг прогуливались влюбленные парочки, резвились дети, скамейки оккупировали бабушки и мамаши с колясками. По Волге неспешно скользил прогулочный кораб­лик. ­Хорошо!

Мы пожали на прощание руку Жюлю Верну, созерцающему всю эту благодать из воздушного шара, и отправились в обратный путь, пообещав себе еще раз вернуться в Нижний Новгород.