Дилемма друга мудака. За мудака

22 February 2018

Публичный долг и этика дружбы на примере Тарантино

Disclaimer: мы с моим другом Даней поспорили по данному вопросу, и поэтому написали статьи с отстаиванием противоположных точек зрения. Эту статью написал Даня, вся пунктуация и орфография сохранена.

Альтернативное мнение: https://zen.yandex.ru/media/id/5a2fbfe47425f5b3d101ab70/drujestvennyi-sud-5a8d84a083090542654d8a96

Представьте ситуацию: ваш близкий друг заваливается к вам домой и заявляет, что вся его машина забрызгана мозгами только что застреленного им ниггера — и он просит вас о помощи в этих непредвиденных обстоятельствах. Довольно неприятно. Если вы не находитесь в фильме Тарантино, то при прочих равных единственный правильный с нравственной точки зрения поступок — подать заявление в полицию. То же самое вы бы сделали, если бы к вам заявился не друг, а незнакомец.

Дилемма друга мудака. За мудака

Однако довольно очевидно, что отношения дружбы предполагают возникновение специальных обязательств по отношению к другу, которые не возникают между людьми незнакомыми, а значит, возможно, существует ситуация, когда правильно поступиться своими моральными обязательствами и поступить с другом не так, как следовало бы поступить по отношению к незнакомцу. В данной статье я проанализирую положение друга Харви Вайнштайна и приведу аргументы в пользу того, что ему не следует публично осуждать последнего несмотря на необходимость порицания незнакомого ему человека — скажем, Кевина Спейси, совершившего примерно то же самое.

Для начала опишем ситуацию. Существует некая публичная персона, у которой, с одной стороны, в связи с публичностью и приближенностью по роду занятий к конфликту есть обязательства перед обществом (как минимум перед жертвами аморального поведения) это самое аморальное поведение осуждать. С другой стороны, эта персона состоит в отношениях дружбы с Харви Вайнштайном, использовавшим своё властное положение для сексуальных домогательств. При этом дата, когда этот воображаемый друг задаётся данной дилеммой — тот день, когда вы читаете данный текст: то есть скандал уже практически отгремел, многие публичные личности уже успели написать гневный твит или даже дать интервью с осуждением действий продюсера.

Ниже последуют несколько аргументов к тому, чтобы друг Вайнштайна (назовем его Джон) публично не высказывался по этому поводу.

Рассмотрим для начала факт возникновения специальных обязательств по отношению к другу. Безусловно, любое определение дружбы предполагает, что каждый из субъектов бескорыстно совершает какие-либо действия ради другого — «во имя дружбы». Но означает ли это на самом деле, что хотя бы когда-то «во имя дружбы» следует пожертвовать нормами морали? Какой поступок вообще следует считать аморальным?

Многие считают, что правильный с нравственной точки зрения поступок — тот, который приносит наивысшее благо. Отсюда может следовать, например, что поступать особым образом по отношению к кому-либо на основании имеющихся отношений — а не большей нужды — не следует. Однако, развивая эту мысль, можно предположить, что в долгосрочной перспективе каждому из друзей выгоднее сохранять отношения, поэтому, предпочтя сделать что-то для друга, а не для общества (от чего по идее польза больше), вы укрепляете отношения, возможно, сближаетесь, что в дальнейшем поможет вам оказывать большую пользу вашему другу.

Таким образом, не осудив публично Вайнштайна, Джон сможет остаться ему близким человеком, спасти от полного одиночества и от вероятного умопомешательства, чтобы он тот принести хоть какую-то пользу обществу. Публичное высказывание, с другой стороны, не возымеет большого эффекта: многие лидеры мнений уже высказались, а общественный консенсус по поводу данного конкретного случая если и не был достигнут, то высказывание очередной медийной звезды вряд ли сможет многих переубедить и значимо поспособствовать общественной дискуссии.

Вообще любые отношения предполагают некое подобие заключения контракта, условия которого необязательно оговорены, но более или менее понятны участникам. Так, довольно странно ожидать от случайного знакомого, чтобы он сообщал вам о своих перемещениях, но может быть нормальным ожидать этого от супруга. Вступая в отношения дружбы, вы тоже заключаете некий контракт.

Поскольку дружба это близкие, интимные отношения, она предполагает запрет на практически любые негативные высказывания в третьем лице. А интимность, присущая дружбе, подобно пункту о неразглашении в контракте, заставляет этот запрет распространяться и на время, когда дружба прекратилась — а у нашего Джона есть все основания перестать считать Харви своим другом. Поэтому, даже прекратив все отношения с Вайнштайном, Джон просто в силу имевшей место близости не должен осудить его действия.

Дилемма друга мудака. За мудака

Таким образом, лучшего положения дел можно добиться, действуя исходя из личных причин; существуют ситуации, когда специальные обязательства, возникающие в связи с дружбой, достаточно весомы для того, чтобы совершать поступки, при иных обстоятельствах являющиеся аморальными. Но это нормально, если мы допускаем, что дружба имеет моральную или рациональную значимость.

Следить за (А)МОРАЛЬНО в Telegram можно на канале t.me/goliyzemlekop