Этика армии: аргументы за

21 January 2018

Моральный фундамент института армии

Этика армии: аргументы за

Большое количество несправедливых военных конфликтов в XXI веке ставит под сомнение совместимость института армии с моралью. Можем ли мы вообще этически обосновать необходимость организованной группы людей, главная цель которых — война?

Самооборона

Первая реакция большинства людей на предложение запретить армию — “а что будем делать, когда на нас нападут?”. Это отражение идеи армии, как организации для справедливой самообороны. Действительно, в случае нападения у страны есть моральное право на самозащиту. Если страна не будет защищаться, то часть населения погибнет, а большая часть частной собственности перейдёт в руки завоевателей.

В этом случае государство перестаёт выполнять свою единственную прямую обязанность: обеспечение безопасности граждан и прав частной собственности. Если государство не выполняется своих обязанностей, у людей появляется право на революцию, которое они, скорее всего, и используют. После революции же, с высокой степенью вероятности, институт армии возродится.

Однако армия для самообороны очень сильно отличается от современной армии: такая армия должна забирать у общество не больше ресурсов, чем понадобится на время самообороны до наиболее эффективного разрешения конфликта (обычно с помощью международного сообщества). Справедливая армия-самообороны не может использоваться для создания “политического влияния” или вторжения в другие страны.

Справедливая армия не может стать политической силой (переворот в Турции 2016)
Справедливая армия не может стать политической силой (переворот в Турции 2016)

Снижение насилия

Если освободиться от идей пацифизма и ненасилия, армия может потенциально служить наиболее эффективным решением для снижения насилия. Возьмём использованный сотни раз случай нацистской Германии. Могла ли проблема нацизма быть решена без насилия? Пока международное сообщество вело бы переговоры с нацистской верхушкой, продолжали бы функционировать концентрационные лагеря. Есть ли у других стран моральное право только осуждать убийства и не принимать никаких действий для помощи?

Аналогичные ситуации в современной действительности. Если в Сирии правительство Асада действительно использует против своих же граждан химическое оружие, запрещённое Женевской конвенцией (а это подтверждают почти все независимые наблюдатели), то достаточно ли просто осуждать? Не должны ли другие страны прекратить действия Асада? Когда государство начинает использовать оружие против своих же граждан, это уже не государство, а вражеская группировка.

Химическая  атака в Сирии, по данным CNN погибло 92 человека
Химическая атака в Сирии, по данным CNN погибло 92 человека

Моральная дилемма упирается в вопрос о том, может ли насилие (армия) быть использовано для остановки ещё большего насилия? Можно ли использовать армию для помощи гражданам другой страны? Логика национальной самообороны в этом случае становится неимоверно эгоистичной и аморальной: пусть других убивают, пока не убивают людей, живущих со мной на одной территории. При интервенции действует другая самооборона: самооборона человечества от зла.

По моральной логике Канта, где важны намерения, а не последствия, любая гуманитарная интервенция — морально правильное действие. Несмотря на то, что была ошибка разведки, и биологического оружия в Ираке не оказалось, Тони Блэр и Джордж Буш правильно поступили, начав операции коалиции: за этим стояло намерение спасти мир от биологического оружия и помочь избавить население Ирака от власти диктатора. Если же за этим стояли цели увеличить свой политический вес и популярность из-за войны (что очень часто работает), то поступок аморален (даже если последствия были бы положительными).

Кадры войны и революции в Ираке
Кадры войны и революции в Ираке

Однако эмпирически любые интервенции часто заканчиваются плачевно. Лучший тому пример — война в Ираке. Сотни тысяч убитых, гражданская война, появление террористических группировок (в том числе организации, запрещённой в России). К аналогично плачевным последствиям привела война во Вьетнаме. Теперь вопрос становится другим: зная, что наиболее вероятное последствие интервенции — ещё большее насилие, есть ли у другого государство моральное право на интервенцию?

Если государство знает о большой вероятности ужасных последствий, можно ли продолжать говорить о положительном намерении? Тем не менее, сегодня в прессе идет активное обсуждение военной интервенции в Северную Корею. Ядерное оружие, ГУЛАГ, население, чьи права не то что нарушаются, а просто считаются несуществующими, — хочется ввести войска и решить проблему.

Вывод об интервенции, который можно сделать: интервенция возможна только с благими намерениями (снижение уровня насилия) и только в том случае, если учтены все риски. Более того, во избежание конфликта интересов, решение об интервенции должен принимать независимый орган, который не получит от интервенции ни выгод ни затрат: ни армия, ни правительство, ни президент не имеют морального права принять решение об интервенции.

Теория игр и сдерживающий фактор

Третье возможное обоснование армии — использование армии, как сдерживающего фактора. Можно провести аналогию с ядерным оружием: пока у нескольких стран есть ядерной оружие и система противоракетной обороны, никто не нажмёт красную кнопку, так как это будет равносильно самоубийству. Также и с армией: если у страны есть армия, никому не выгодно на неё нападать. Результат: страны не нападают друг на друга и уровень насилия снижается.

Однако теория игр (а именно на ней базируется идея сдерживающего фактора) работает только среди рациональных индивидов, просчитывающих собственные выгоды. Война же — часто решение не рациональное, а импульсивное. Власти страстей может быть подвержена целая категория населения. Многие военные кампании нацистской Германии — результат убеждений и чувств, а не рационального просчёта. Рационально риски были слишком высоки для начала военной кампании.

Главное, чтобы Теория игр продолжала работать
Главное, чтобы Теория игр продолжала работать

Вывод

Этическое обоснование армии можно разделить на три линии: армия — главный способ самообороны до начала активных действий международного сообщества; армия— способ защитить человечество от зла, прекратив нарушение прав человека в любом другом государстве с помощью интервенции; армии — сдерживающий фактор, не позволяющий рациональным странам начать войну друг с другом.

Альтернативные аргументы доступны во второй части блога: https://zen.yandex.ru/media/id/5a2fbfe47425f5b3d101ab70/etika-armii-argumenty-protiv-5a6497591410c38950fab2e6

Обсудить и поспорить можно в чате в Telegram: https://t.me/moralno