Дед Мороз: «Кроме Деда Мороза и верить уже не во что. Время такое»

18.01.2018

Мы искали его и нашли. Он уже запрягал сани, кормил перед долгой дорогой оленей, но не отказал корреспондентам ДВИЖА в интервью. Катерина Кобзева и Василина Петлеван отыскали в Омске настоящего Деда Мороза, расспросили его о детстве, пенсии, вредных детях и природе дедморозовского волшебства.

- Как к вам обращаться. Вообще, какое у вас отчество?

- Дедушка Мороз. Можно без отчества.

- Хорошо, Дедушка Мороз, а как вас звали в юности, вы же не всегда были дедушкой?

- Я вам честно скажу: я не был юным. Я сразу родился Дедом Морозом. Вышел в лес и понял: я уже старый. Но в семье меня ласково называют Морозушкой.

- В семье? Мы почти ничего про вашу семью не знаем.

- Семья у нас большая: Зимушка Зима – моя жена, Снегурочка – наша внучка. Есть еще Метелица – наша дочка, но ее почему-то не показывают на утренниках. Я думаю, потому что не знают, что она наша дочь. Снеговички - наши племяши, а Снежная Баба – моя двоюродная сестра. Семья у нас большая, ведь все детки и все, кто верит в Деда Мороза – тоже ее часть.

- А раз вы уже дедушка, значит должны быть на пенсии. У вас какая-то особая пенсия?

- Особая. Во первых, у меня бесплатный проезд на всех видах транспорта: на воде, воздухе, везде. Во-вторых, пенсию мне выдают конфетами. Деньги мне и не нужны. Я же ем только конфетки. Мы вот, когда упаковываем деткам подарки: двадцать конфеток деткам, одну на пенсию дедушке, так вот за год собирается, нам хватает. И Снегурочка любит конфетки. Мы ведь жирное не едим, только сладкое. Снегурочка поэтому в такой хорошей форме. Так-то она старенькая, но на сладостной диете выглядит молодой. А так живем, не скучаем. В Великом Устюге нашем домик есть, прохладный, хороший. Весь год там и живем.

- Есть ли у вас какие-либо помощники?

- Конечно! Гномы, а также волшебные елочки, которые оживают ночью, и летающие олени.

- У вас так много коллег по всему миру. Раскройте же тайну: сколько языков вы знаете?

- Все знаю. Свободно со всеми общаюсь. Еще у нас есть особый, свой, язык –Дедморозовский. В принципе, у всех нас задачи одинаковые. Сейчас вот средства связи появились, мы SMS-ки шлем, поздравляем друг друга. Тем более, в разных странах его отмечают в разное время. Скоро Китайский Новый год будем праздновать, мы тоже участвуем. Они собак всех в желтый цвет покрасили – мы поедем кататься.

- Но ведь праздники все же заканчиваются. Чем вы занимаетесь в оставшееся, свободное время? Чем вообще занимаетесь летом?

- Мы готовимся к следующей зиме, делаем подарки. Катаемся на лыжах и на коньках – дедушка еще кое-что может, сила есть! И спим.

- Отдыхаете?

- Нет. Прям спим. Это даже нельзя назвать отдыхом. Мы очень устаем за эти зимние месяцы – вот и отдыхаем.

- Несмотря на усталость, удается ли вам за одну только новогоднюю ночь посетить каждого ребенка в стране? Вам же нужно подарить всем подарки.

- Не за одну ночь. Есть нетерпеливые дети, которые готовы заранее получить подарок – к ним я иду в первую очередь, то есть, до 30 декабря. А есть ребятишки принципиальные – подарки хотят получать в новогоднюю ночь. Я к ним ночью лечу.

- Когда я была маленькой, я не спала в новогоднюю ночь и всегда вас ждала, надеясь увидеть. Случалось ли такое, что дети все-таки вас дожидались?

- Ночью нет. Я все-таки опытный Дедушка Мороз. Я вам так скажу: если ночью бородатый мужчина появляется в квартире, ребенок может испугаться, потому что не всегда Дед Мороз может выглядеть так, как ребенок предполагает. Ну, разные они бывают, ненастоящие. Особенно, если папы начинают переодеваться и неудачно у них это получается: борода не особо похожа на бороду, что дома нашли, в то и наряжаются. Стараюсь этого избегать. Мне кажется, в этом и волшебство: ребенок тебя ждет и знает, что именно ты принес этот подарок. Надо же сказку создавать. И верить продолжать. Во взрослом возрасте тоже надо верить. В наше время кроме Деда Мороза верить уже не во что, мне так кажется.

- Как вы считаете: есть дети, которые не верят в Деда Мороза?

- Есть, я знаю таких. Но они не верят, потому что я не приходил к ним – не успевал. А когда я прихожу, они начинают верить.

- Как высчитаете, бывают ли «плохие дети», и правда ли, что они подарков не получают?

- Нет, не бывает таких. Бывают просто капризные дети и немножко жадные. Знаете, такие, которым всего очень мало, им хочется все получить в один новый год. Но нужно заслужить подарки: выучить стихотворение, а весь год мамочке помогать, папу слушать. Я предупреждаю сразу: вот вам условие, в следующем году посмотрим. Естественно письмо нужно, даже если ребенок не умеет писать, пусть нарисует что-то, каракулю поставит – я все пойму.

- Как вы считаете, с годами новый год теряет свою ценность как праздник или наоборот?

- Я считаю, что наоборот приобретает, ведь чудес все меньше и меньше. Все больше ответов на все вопросы нам дает интернет. Осталось хоть какое-то чудо: Дед Мороз и Новый год. Можно загадать желание и оно исполнится. Но не нужно забывать, чтобы это желание исполнилось, нужно что-то для этого сделать. Дедушка Мороз же не всесильный. Я помочь могу, направить. Но к желанию нужно самостоятельно прийти. Как говорится: « На Деда Мороза надейся, а сам не плошай». Этот праздник со временем приобретает какую-то важность и масштабность. Судя по людям, судя по салютам. Я в этом году из Омска летел на самолете. Олень у меня заболел. Я пролетал над Курганом. Там «салютуют» очень сильно, значит, человек ждет, верит и этот праздник отмечает. Мне кажется, это никуда не денется.

- А кто дарит подарки вам?

- Никто мне не дарит подарки. Я вам скажу еще одну вещь: ко мне и Дед Мороз не приходит.

- А что бы вы попросили у Деда Мороза?

- Выходной. Один день, и чтобы этот выходной Дед Мороз провел со мной. Чтобы он мне подарил вот этот настоящий праздник. Потому что я его никогда не видел с другой стороны. Однако, мне кажется, это самое большое счастье – приносить праздник.

Катерина Кобзева, Василина Петлеван

В роли Деда Мороза артист Омского государственного театра драмы Егор Уланов