Страсти Христовы в изобразительном искусстве

06.04.2018

Страстная пятница или Великая пятница – пятница страстной недели в которую принято вспоминать о крестных страданиях и смерти Иисуса Христа.

Этот день описан в мельчайших подробностях, поэтому нет ничего удивительного, что подробные образные описания всех страданий, выпавших на долю Спасителя вдохновляли художников на творческие подвиги.

Давайте же проследим как в изобразительном искусстве развивалась религиозная тематика, и век от века менялись художественные техники и образ Христа.

Эпоха Средневековья, пожалуй, самая религиозная из всех, подарила нам множество изображений чьими героями становились как Ветхозаветные, так и Новозаветные персонажи.

Распятие из Библии Флореффе, 1170 г. Британский музей, Лондон
Распятие из Библии Флореффе, 1170 г. Британский музей, Лондон
Микеле ди Бальдовино. Расписной крест со сценами страстного цикла. ок. 1230-40, Музей искусства, Кливленд
Микеле ди Бальдовино. Расписной крест со сценами страстного цикла. ок. 1230-40, Музей искусства, Кливленд

Одной из особенностей средневекового искусства можно считать тот факт, что установить личность художника многих произведений достаточно сложно, так как в то время ему не придавали того значения которое стали придавать позже. Художник в Средние века не творец, а лишь орудие в руках Господа, который через него осуществляет свой божественный замысел.

Так получилось и с Микеле ди Бальдовино, чье имя известно нам лишь условно. А вот и история объясняющая слово «условно» в предыдущем предложении.

Начало изучения творчества этого художника было положено в 1987 году, когда на выставке в нью-йоркском музее Метрополитен был показан расписной крест с остатками полустертой надписи в нижней части.

Американский искусствовед Джеймс Стабблбайн, первым изучивший и описавший этот крест, пришел к заключению, что на его правом луче изображена св. Бона — пизанская святая, и предположил, что крест мог быть изготовлен для церкви Св. Мартина в Пизе, где францисканские монахини до сих пор хранят ее мощи.

В 1993 году итальянские искусствоведы Антонино Калека и Марияджулия Буррези, изучая этот крест, пришли к выводу, что имя автора, наполовину сохранившееся в нижней части креста — «HAEL Q(uondam)./…VINI…(me pinx)IT», можно интерпретировать разными способами. Имя могло быть как «Михаэль» (Michael) так и «Рафаэль» (Raphael), а патроним мог быть Бальдовино, Бидуино, Ансуино и т. д. В конце концов, исследователи остановились на одном варианте расшифровки: «Микаэль, сын усопшего Бальдовино меня нарисовал». Так появилось имя «Микеле ди Бальдовино», а среди артефактов, сохранившихся в итальянских собраниях, были обнаружены стилистически близкие произведения, которые составили каталог этого художника.

Братья Лимбурги «Снятие с креста» миниатюра из Великолепного часослова герцога Беррийского, XV в. Музей Конде, Шантийи
Братья Лимбурги «Снятие с креста» миниатюра из Великолепного часослова герцога Беррийского, XV в. Музей Конде, Шантийи

Чем ближе к эпохе Возрождения, тем определеннее и известнее имена.

Так, например, Джотто ди Бондоне, чье творчество считается предтечей Ренессанса и узнаваемо всеми благодаря хитрому прищуру, которым этот живописец наделял всех своих персонажей.

Джотто ди Бондоне "Тайная вечеря" и "Распятие", XV в. Старая пинакотека, Мюнхен
Джотто ди Бондоне "Тайная вечеря" и "Распятие", XV в. Старая пинакотека, Мюнхен

Или Андреа Мантенья, чья работа «Оплакивание Христа» стала всемирно известной благодаря оригинальному композиционному решению.

Андреа Мантенья "Оплакивание Христа", ок. 1475–1478 г.г. Пинакотека Брера, Милан
Андреа Мантенья "Оплакивание Христа", ок. 1475–1478 г.г. Пинакотека Брера, Милан

Тело лежащего на камне Христа изображено в необычном ракурсе: не параллельно, а перпендикулярно горизонтальной оси. Смелость и сложность такого решения неожиданны для искусства Раннего Ренессанса. Резкое сокращение перспективы позволяет зрителю одновременно видеть и лицо мертвого Христа, и раны на его ступнях. При этом исследователи отмечают один нюанс: ступни Христа явно уменьшены, а голова, по сравнению с ними, увеличена. Подобное искажение пропорций допущено художником не случайно: если бы Мантенья передал реальное соотношение между ступнями и головой, основное место на холсте заняли бы ноги, что помешало бы восприятию главного центра картины — головы Христа. Это доказывает, что эксперимент с перспективой — не самоцель, а средство решения сложной художественной задачи.

Время шло. Наступила эпоха высокого Возрождения и такие мастера как Микеланджело Буонарроти и Рафаэль Санти, также вдохновлялись религиозной тематикой. 

Микеланджело Буонарроти "Положение во гроб", 1500-1501 г.г.  Национальная галерея, Лондон
Микеланджело Буонарроти "Положение во гроб", 1500-1501 г.г. Национальная галерея, Лондон
Рафаэль "Преображение", ок. 1515 г. Пинакотека, Ватикан
Рафаэль "Преображение", ок. 1515 г. Пинакотека, Ватикан

Сквозь Маньеризм, освященный гением Эль Греко с его возвышенными образами…

Эль Греко "Христос, несущий крест", 1602 г. Музей Прадо, Мадрид
Эль Греко "Христос, несущий крест", 1602 г. Музей Прадо, Мадрид

…к помпезному Барокко, в рамках которого манера письма Караваджо со всей его мрачностью и надрывностью наиболее приспособлена для написания картин, посвященных страданиям Христа.

Караваджо "Коронование терновым венцом", 1607 г. Музей истории искусств, Вена
Караваджо "Коронование терновым венцом", 1607 г. Музей истории искусств, Вена

Религиозные сюжеты также занимают видное место в творчестве такого неординарного живописца как Франсиско Гойя, что не удивительно для художника, выходца из такой фанатично религиозной страны как Испания. 

Франсиско Гойя "Распятие", 1780 г. Музей Прадо, Мадрид
Франсиско Гойя "Распятие", 1780 г. Музей Прадо, Мадрид

С ослаблением влияния церкви религиозные сюжеты уходят на второй план уступая место романтическим, а позже символическим и модернистским течениям, коих природа и человек, как творец своей жизни интересовали много больше чем писаные переписанные религиозные мотивы.

И как всегда бывает в истории, интерес к чему-то падает лишь за тем, чтобы позже возрасти снова, но уже на качественно новом уровне. Образ Христа буквально ворвался в искусство XX века, когда Эндрю Ллойд Уэббер и Тим Райс представили на суд зрителей свою рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда», переосмыслив в современном ключе тему страстей Христовых.

Тед Нили в фильме "Иисус Христос – Суперзвезда", 1973 г.
Тед Нили в фильме "Иисус Христос – Суперзвезда", 1973 г.