Виртуоз Маццуола: «Гибель Адониса»

В центре зала Эрмитажа № 238, где представлены произведения многих выдающихся мастеров итальянского искусства XVII—ХVIII веков, находится декоративная скульптура Джузеппе Маццуолы (1644—1725) — «Гибель Адониса».

Античный миф повествует о том, что юноша-охотник Адонис, не послушавшись совета своей возлюбленной, богини любви Венеры, пошел охотиться на дикого кабана-вепря и был им растерзан.

Маццуола изображает как раз тот момент, когда разъяренный зверь бросается на юношу. Скульптор умело передает это стремительное движение.

Фигура охотника представлена в сложном ракурсе. Его корпус повернут налево. Правое плечо и рука выдвинуты вперед, вторая рука отведена назад.

Лицо и взор Адониса обращены налево, в сторону, где появился вепрь. И, наконец, взметнувшиеся пряди волос на голове Адониса как бы завершают это движение.

Такой спиралевидный поворот фигуры часто встречался в искусстве мастеров барокко. Он не только вносил динамику и экспрессию, оживляя образ, но подчеркивал его связь с окружающим пространством, заставляя зрителя обойти вокруг скульптуры, чтобы увидеть и понять ее до конца.

Подобная композиция как нельзя лучше соответствовала самому назначению декоративных скульптур, использовавшихся в качестве украшения в центре зала или на аллеях парка.

Скульптор учитывал и яркое освещение дворцовых залов, а также обычный для Италии интенсивный солнечный свет. Он умело использовал контрасты света и теней для передачи объемов, движения, фактуры.

По сравнению с густой шапкой резко прорезанных и потому затененных прядей волос Адониса поверхность его лица кажется еще более гладкой, светлой и мягкой.

То выпуклые, то углубленные поверхности мрамора, с легкими бликами света и теней на них, создают иллюзию напряжения мышц под кожей, впечатление движения тела.

Гладкая поверхность тонкого слоя мрамора, просвечивая на солнце, придает желтый оттенок плащу Адониса. Тело кабана кажется плотным и серым, потому что толстый слой камня не дает просвета, а небольшие прорези, изображающие шерсть кабана, бросают на него серые тени.

Так, работая в одноцветном материале — белом мраморе, виртуоз-скульптор добивается даже колористического эффекта.

Несмотря на то, что в подобных произведениях нет глубокого содержания и носят они несколько условный «театральный» характер (преувеличенность жестов, чрезмерная аффектация в передаче эмоций и т. д.), исполнены они с большим мастерством и отличаются высокими декоративными качествами.

Ю. Г. Шапиро