13 секретов, которые стоят за самыми откровенными сценами из «Игры престолов»

06.04.2018

Сериал «Игра престолов» славится своей откровенностью и обилием сцен с демонстрацией секса и крови. Но не стоит заблуждаться, полагая, что многочисленные интимные сцены не оставляют простора для полета воображения. Если вы узнаете подробности того, как дела обстояли на съемочной площадке, то посмотрите на увиденное совсем по-другому.

Могли ли вы представить, что во время съемок знаменитой сцены первой брачной ночи между кхалом Дрого и его юной кхалиси Дейенерис актриса на самом деле сдерживала истерический хохот? Почему? Читайте в нашей подборке!

Источник: The Richest

Первая постельная сцена для Роуз Лесли

Снявшаяся в роли одичалой Игритт актриса Роуз Лесли, к разочарованию многих поклонников сериала, ненадолго задержалась в саге, но однозначно запомнилась и полюбилась зрителям. Особенно запоминающейся стала откровенная сцена в пещере, во время которой была произнесена коронная фраза: «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу».

Актриса призналась журналистам, что это был ее первый опыт съемок подобного рода:

«Я никогда раньше не снималась в секс-сценах и понятия не имела, что снимают ТАК много дублей. Помогло мне только то, что я точно знала: эти двое должны выразить свои чувства друг к другу. Никаких интриг или заговоров. Только чистая романтика!»

Кстати, актеры Кит Харингтон и Роуз Лесли впоследствии стали парой и в реальной жизни.

Неудобный прибор Ходора

Мы начали наш список с прекрасной девушки, но нельзя забывать и о мужчинах-актерах, тем более таких выдающихся, как Кристиан Нэйрн. В первом сезоне сериала его персонаж Ходор тоже вынужден был обнажиться.

«К своему неудовольствию, я должен был сняться в сцене с обнаженкой, во время которой прячусь в кустах, а потом выхожу к ждущим меня Брану и Оше. Тогда мне приклеили огромный искусственный член, и мне с ним было очень, ну очень неудобно!»
«К своему неудовольствию, я должен был сняться в сцене с обнаженкой, во время которой прячусь в кустах, а потом выхожу к ждущим меня Брану и Оше. Тогда мне приклеили огромный искусственный член, и мне с ним было очень, ну очень неудобно!»

Красная Женщина: «Никто не занимается сексом в лифчике!»

Карис ван Хаутен, сыгравшая роль жрицы Владыки Света Мелисандры, часто появлялась на экране совершенно обнаженной. Голландская актриса рассказала, что с энтузиазмом отнеслась к обнаженным сценам с участием своей героини в «Игре престолов».

«В случае Мелисандры, я думаю, это оправданно, ведь моя героиня использует свою сексуальность как оружие, пытается с ее помощью манипулировать. Мне кажется, много лицемерия в том, что в кино показывают, как людям отрубают головы, и никто не думает, что зрителя это смутит. А потом он увидит обнаженный сосок — и что, ему станет плохо? С таким подходом нужно бороться. Никто не занимается сексом в лифчике. И я хочу, чтобы к этому относились нормально».
«В случае Мелисандры, я думаю, это оправданно, ведь моя героиня использует свою сексуальность как оружие, пытается с ее помощью манипулировать. Мне кажется, много лицемерия в том, что в кино показывают, как людям отрубают головы, и никто не думает, что зрителя это смутит. А потом он увидит обнаженный сосок — и что, ему станет плохо? С таким подходом нужно бороться. Никто не занимается сексом в лифчике. И я хочу, чтобы к этому относились нормально».

Натали Дормер за секс и равенство полов

Натали Дормер уже не раз обнажалась на экране и к необходимости сбросить с себя одежду на съемках всегда относится совершенно спокойно. В «Игре престолов» ее приятно поразил тот факт, что мужской наготы на экране было не меньше, чем женской.

«Секс — это часть жизни, а следовательно, часть искусства, — говорит актриса. — Если вы хотите показать реальную жизнь, вам придется показывать секс».

Будем надеяться, что и в будущем Натали будут доставаться роли, где она зрителям на радость сможет снова предстать в костюме Евы.

Эмилия Кларк: родителям вход воспрещен

В этом списке секретов откровенных сцен Эмилия Кларк, исполнительница роли Дейенерис Таргариен, будет встречаться не раз. Но самая первая история связана, как ни странно, с родителями актрисы.

«Я отдыхала с семьей на курорте, когда в первый раз читала сценарий, — рассказала журналистам Кларк. — И когда дочитала, сказала отцу: “Папа, тебе придется пропустить первые пять эпизодов!”»
«Я отдыхала с семьей на курорте, когда в первый раз читала сценарий, — рассказала журналистам Кларк. — И когда дочитала, сказала отцу: “Папа, тебе придется пропустить первые пять эпизодов!”»

Лина Хиди: «Это не изнасилование!»

Одна из самых запоминающихся откровенных сцен «Игры престолов» происходит между Серсеей и Джейми Ланнистерами, когда они предались страсти в септе у гроба их погибшего сына Джоффри. Многие зрители полагают, что это сцена изнасилования, потому что Серсея все время отталкивала Джейми, повторяя: «Перестань, это неправильно!» — а ее брат отвечал: «Мне все равно».

Но Лина Хиди не считает это сексуальным насилием. В интервью она сказала:

«Мы никогда не рассматривали эту сцену таким образом. Мы видели в ней женщину, горюющую по своему погибшему ребенку, и ее мужчину, отца ее ребенка и, так получилось, одновременно ее брата, который никогда особенно не думал о детях, но который в этот момент остается рядом с ней и поддерживает ее».
«Мы никогда не рассматривали эту сцену таким образом. Мы видели в ней женщину, горюющую по своему погибшему ребенку, и ее мужчину, отца ее ребенка и, так получилось, одновременно ее брата, который никогда особенно не думал о детях, но который в этот момент остается рядом с ней и поддерживает ее».

Эмилия Кларк: «Только не инцест!»

Конечно, в финальной серии 7-го сезона «Игры престолов» много моментов, которые полюбились зрителям, но фаворитом явно стала постельная сцена Джона Сноу (Кит Харингтон) и Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк). Многие были рады такому развитию любовной линии между героями, хотя и смущены родством Джона и Дейенерис, ведь по сути это инцест.

Вот что говорит по этому поводу сама Эмилия Кларк:

«Для нас, как для актеров, это было сродни извращению. Мы ведь знали, что вскоре героям предстоит узнать, кем они друг другу приходятся, и я не представляла, как это будет воспринято… думаю, неприличные остроты на эту тему неизбежны».
«Для нас, как для актеров, это было сродни извращению. Мы ведь знали, что вскоре героям предстоит узнать, кем они друг другу приходятся, и я не представляла, как это будет воспринято… думаю, неприличные остроты на эту тему неизбежны».

Натали Эммануэль: «Если доверяешь, все будет хорошо»

Один из самых трогательных моментов минувшего сезона — это любовная сцена Миссандеи и Серого Червя. Вот что рассказала журналистам исполнительница роли служанки Дейенерис Натали Эммануэль:

«Когда я читала сценарий, то первым делом подумала, что это очень важный момент для наших двух героев, но, когда речь идет об откровенной сцене, в таких случаях невозможно не думать… хотя бы что-то вроде: “Ну что ж, мне предстоит быть голой”. Для нас с Джейкобом это было очень необычно, ведь за время съемок мы успели подружиться, а тут обоим предстояло друг перед другом раздеться. Но в итоге все было хорошо, все прошло в духе уважения. Съемки откровенных сцен — это всегда некомфортно, но, если доверяешь режиссеру, актерам и специалистам на съемочной площадке, все проходит нормально».
«Когда я читала сценарий, то первым делом подумала, что это очень важный момент для наших двух героев, но, когда речь идет об откровенной сцене, в таких случаях невозможно не думать… хотя бы что-то вроде: “Ну что ж, мне предстоит быть голой”. Для нас с Джейкобом это было очень необычно, ведь за время съемок мы успели подружиться, а тут обоим предстояло друг перед другом раздеться. Но в итоге все было хорошо, все прошло в духе уважения. Съемки откровенных сцен — это всегда некомфортно, но, если доверяешь режиссеру, актерам и специалистам на съемочной площадке, все проходит нормально».

Кит Харингтон: страсти противостоять нельзя

Второй участник знаменитой откровенной инцест-сцены Кит Харингтон отнесся к ней с философским спокойствием.

«Мне кажется, они оба знали, что это неправильно и создаст проблемы, — говорит он. — Но, с другой стороны, если чувствуешь к кому-то бурное влечение и если вместе прошли через такие испытания, это как поезд без тормозов: все равно нельзя остановиться. Думаю, где-то с середины 7-го сезона это было неизбежно: Дейенерис и Джон Сноу должны были оказаться в постели».
«Мне кажется, они оба знали, что это неправильно и создаст проблемы, — говорит он. — Но, с другой стороны, если чувствуешь к кому-то бурное влечение и если вместе прошли через такие испытания, это как поезд без тормозов: все равно нельзя остановиться. Думаю, где-то с середины 7-го сезона это было неизбежно: Дейенерис и Джон Сноу должны были оказаться в постели».

Кхал Дрого с розовым пушистым носком на члене

Эмилия Кларк во время съемок «Игры престолов» получила разнообразный опыт работы в откровенных сценах, но самая первая оставила у актрисы незабываемые впечатления. Речь идет о сцене изнасилования ее героини ее новоиспеченным мужем, кхалом Дрого, которого сыграл Джейсон Момоа.

«Все было так мило… кхм, милая сцена изнасилования, — вспоминает актриса. — Мы должны были раздеться, а в таких случаях просто необходимо разрядить обстановку. И Джейсон вместо обычной накладки телесного цвета надел на член пушистый розовый носок!»

Хоть актриса и должна была изображать в сцене ужас, этот кино-секс-опыт связан скорее со смехом, чем со страхом. Увидев «розового монстра», Кларк свалилась в припадке хохота.

Софи Тернер: разговор о насилии

Первая брачная ночь Сансы Старк и Рамси Болтона стала одним из самых ярких эпизодов сериала. Жестокое насилие вызвало резко негативную реакцию публики. А вот актриса Софи Тернер, исполнительница роли Сансы, считает эту сцену достижением.

«Первой моей реакцией было удовлетворение, — заявляет актриса. — Сексуальное и домашнее насилие, сексуальное неравенство мужчин и женщин — обо всем этом мы говорим в кадре, создавая визуальными средствами общественный дистанционный диалог».
«Первой моей реакцией было удовлетворение, — заявляет актриса. — Сексуальное и домашнее насилие, сексуальное неравенство мужчин и женщин — обо всем этом мы говорим в кадре, создавая визуальными средствами общественный дистанционный диалог».

Натали Дормер: детям до 18 воспрещается!

Натали Дормер не отличается избытком скромности, и откровенной сценой эту опытную актрису не напугаешь. Но то, что Натали предстояло сыграть в «Игре престолов» — первая брачная ночь Маргери Тирелл и Томмена Баратеона, — смутило даже ее. Ведь по сценарию Томмену всего 12 лет! И хоть актер Дин-Чарльз Чепмен был на несколько лет старше, Натали все же решила охранять нравственность зрителей и обратилась с просьбой об изменении сценария трудной сцены.

«Я не первый год снимаюсь в роли Маргери и знаю: если в сценарии написано, что Маргери выйдет замуж за Томмена, то так тому и быть. Джордж Мартин создал определенную линию сюжета, и мы должны ей следовать. Я с этим ничего поделать не могу. По мере развития событий нам пришлось подойти к этой теме со всей возможной аккуратностью».
«Я не первый год снимаюсь в роли Маргери и знаю: если в сценарии написано, что Маргери выйдет замуж за Томмена, то так тому и быть. Джордж Мартин создал определенную линию сюжета, и мы должны ей следовать. Я с этим ничего поделать не могу. По мере развития событий нам пришлось подойти к этой теме со всей возможной аккуратностью».

Эмилия Кларк: «Командовать парадом буду я!»

Особенно по душе пришлась актрисе та откровенная сцена, в которой ее героиня Дейенерис в буквальном смысле принуждала своего любовника Даарио Нахариса к близости.

«Это была именно та сцена, которую я так долго ждала, — признается актриса. — Все эти съемки откровенных и постельных сцен в сериале — один сплошной антифеминизм. Так что было здорово, что у меня была сцена, в которой я просто заявляю: “А ну давай!”»