Под знаменем ЛЕНИНА, под водительством СТАЛИНА

1 May 2019

Иосиф Виссарионович Сталин (ч.3)

3 апреля 1922г. пленум ЦК РКП(б) избрал товарища Сталина в «Политбюро» и «Оргбюро», и назначил его на пост Генерального секретаря ЦК.

Партии срочно понадобился человек, который бы не побоялся взвалить себе на плечи организационно-исполнительную работу и партийное делопроизводство.

23-24 сентября 1922г. партийная комиссия под председательством 32-летнего Вячеслава Михайловича Молотова приняла план автономизации страны разработанный Иосифом Виссарионовичем. Согласно сталинскому проекту Украина, Белоруссия и Закавказская федерация вливались в РСФСР на правах автономных республик, и не имели никаких прав на выход из союзного государства.

План подвергается резкой критики со стороны Ленина предложившего, чтобы республики вошли в Союз на принципах равноправия и получили право на выход из него.

6 октября 1922г. Пленум ЦК РКП(б) согласился с доводами вождя и республики СССР получили право на беспрепятственный выход из союза.

30 ноября после доклада Иосифа Виссарионовича члены Политбюро утвердили итоговый вариант конституции СССР.

18 декабря ЦК поручил ему начать подготовку I съезда Советов Союза Социалистических Республик, и обеспечить изоляцию Ильича от делового общения, получения и отправки корреспонденции в связи с резким ухудшением состояния здоровья вождя.

21 декабря Ленин продиктовал Надежде Константиновне письмо к Троцкому, который получив пакет из Горок, сообщил о факте нарушения изоляции вождя Каменеву, а тот Сталину. На следующий день Иосиф Виссарионович по телефону потребовал у Крупской прекратить разговаривать с Ильичем о делах, и пригрозил ей персональным рассмотрением неподобающего поведения члена партии на заседании ЦК. Надежда Константиновна ответила, что она жена Ленина, и лучше знает, что можно мужу, а что нет. Согласно сплетням Сталин, намекая на связь Ленина с Инессой Федоровной Арманд, ответил, что ЦК разберется, кто по правде является женой Ленина.

24-25 декабря 1922г. Ильич продиктовал «Письмо к съезду», ставшее, по сути, политическим завещанием вождя, в котором он дал оценку своим ближайшим соратникам. Он писал, что устойчивость партии и молодой Советской республики зависит от Сталина и Троцкого, в их взаимоотношениях сокрыт риск возможного партийного раскола. У Генерального секретаря Сталина в руках оказалась несоизмеримая по своей мощи власть, Ильич опасался, сможет ли Иосиф Виссарионович использовать ее необходимой осторожностью.

Троцкого вождь назвал самым способным членом ЦК, правда Ленин предупредил товарищей, что Лев Давидович страдает излишней самоуверенностью и увлекается укреплением своей роли (культа) в партии. Члены ЦК знали, что раз от разу Ильич называл Троцкого – проституткой, иудушкой, свиньей, подлецом из подлецов и негодяем.

Зиновьеву и Каменеву он так и не забыл «октябрьского предательства» 1917 года.

Бухарин был любимцем партии, но Ленин не верил в то, что он марксист, и сомневался в том, что не получивший образования Бухарчик в принципе понимает «Диалектический материализм» Маркса и Энгельса.

Пятакова он охарактеризовал как волевого человека, но сомневался, в том, что на него можно было бы положиться в решении серьезных политических вопросов.

Правда уже 4 января 1923г.Владимир Ильич внес характерное дополнение в «Письмо к съезду»:

«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общении между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого это не мелочь или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

В начале марта 1923г. Ленин узнал о допущенной Сталиным бестактности в ходе телефонного разговора с Надеждой Константиновной.

22 декабря 1922г. он написал письмо Сталину, адресовав копии Каменеву и Зиновьеву:

«Строго секретно.
Лично
Товарищу Сталину.
Копия тт. Каменеву и Зиновьеву.
Уважаемый т. Сталин! Вы имели грубость позвать мою жену к телефону и обругать её. Хотя она Вам и выразила согласие забыть сказанное, но, тем не менее, этот факт стал известен через неё же Зиновьеву и Каменеву. Я не намерен забывать так легко то, что против меня сделано, а нечего и говорить, что сделанное против жены я считаю сделанным и против меня. Поэтому прошу Вас взвесить, согласны ли Вы взять сказанное назад и извиниться или предпочитаете порвать между нами отношения.
5 марта 1923 г. С уважением, Ленин».

7 марта, Сталин написал Ильичу не менее лаконичный ответ:

«Т. Ленину от Сталина.
Т
олько лично.
Т. Ленин!
Недель пять назад я имел беседу с т. Н. Константиновной, которую я считаю не только Вашей женой, но и моим старым партийным товарищем, и сказал ей (по телефону) приблизительно следующее: «Врачи запретили давать Ильичу политиформацию, считая такой режим важнейшим средством вылечить его, между тем Вы, Надежда Константиновна, оказывается, нарушаете этот режим; нельзя играть жизнью Ильича» и пр.
Я не считаю, что в этих словах можно было усмотреть что-либо грубое или непозволительное, предпринятое «против» Вас, ибо никаких других целей, кроме цели быстрейшего Вашего выздоровления, я не преследовал. Более того, я считал своим долгом смотреть за тем, чтобы режим проводился. Мои объяснения с Н. Кон. подтвердили, что ничего, кроме пустых недоразумений, не было тут да и не могло быть.
Впрочем, если Вы считаете, что для сохранения «отношений» я должен «взять назад» сказанные выше слова, я их могу взять назад, отказываясь, однако, понять, в чём тут дело, где моя «вина» и чего, собственно, от меня хотят.
И. Сталин».

С 12 марта 1923г., газеты начали ежедневно публиковать бюллетени о состоянии здоровья Владимира Ильича Ленина, в начале января 1924г. самочувствие главного больного страны катастрофически ухудшилось. 21 января 1924г. в 18 часов 50 минут, на 54 году жизни, «Вождь обновленного человечества» скончался.

22 января с подачи Сталина в стране объявили «Ленинский призыв» в партию, Троцкий резко выступив против сталинской инициативы, сделал первый шаг к будущему политическому поражению.

С 23 по 31 мая 1924г. Иосиф Виссарионович руководил работой XIII съезда РКП(б). За пару дней до его открытия обиженная Крупская передала написанное мужем «Письмо к съезду», с ним ознакомили «старейшин» и влиятельных членов партии.

Во время прений Сталин перехватил инициативу, согласившись с тем, что он и, правда, подвержен грубости, он спокойно предложил собравшимся найти себе человека повежливей. Неизвестный истории делегат вовремя поставил в полемике точку, прокричав с места, что большевиков грубостью не испугаешь, сама партия тоже грубая, не барская, а пролетарская.

Большинство участников проголосовало за то, чтобы Сталин продолжил работу в должности Генерального секретаря, Троцкий и его сторонники проиграли первый серьезный бой.

Между «грубияном» Сталиным и «иудушкой» Троцким началась открытая борьба за главенство в партии.

19 ноября 1924г. Иосиф Виссарионович выступил на пленуме «Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов» с характерной речью «Троцкизм или ленинизм?».:

«Мы говорили выше о легендах против партии и о Ленине, распространяемых Троцким и его единомышленниками в связи с Октябрём и его подготовкой. Мы разоблачали и опровергали эти легенды. Но вот вопрос: для чего понадобились Троцкому все эти легенды об Октябре и подготовке Октября, о Ленине и партии Ленина? Для чего понадобились новые литературные выступления Троцкого против партии? В чём смысл задача, цель этих выступлений теперь, когда партия не хочет дискутировать, когда партия завалена кучей неотложных задач, когда партия ну ведается в сплочённой работе по восстановлению хозяйства, а не в новой борьбе по старым вопросам? Для чего понадобилось Троцкому тащить партию назад, к новым дискуссиям?

Троцкий уверяет, что всё это необходимо для «изучения» Октября. Но неужели нельзя изучать Октябрь без того, чтобы не лягнуть лишний раз партию и её вождя Ленина? Что это за «история» Октября, которая начинается и кончается развенчиванием главного деятеля Октябрьского восстания, развенчиванием партии, организовавшей и проведшей это восстание? Нет, дело тут не в изучении Октября. Так Октябрь не изучают. Так историю Октября не пишут. Очевидно, «умысел» другой тут есть. А «умысел» этот состоит, по всем данным, в том, что Троцкий в своих литературных выступлениях делает ещё одну (ещё одну!) попытку подготовить условия для подмены ленинизма троцкизмом. Троцкому «дозарезу» нужно развенчать партию, её кадры, проведшие восстание, для того, чтобы от развенчивания партии перейти к развенчиванию ленинизма. Развенчивание же ленинизма необходимо для того, чтобы протащить троцкизм, как «единственную», «пролетарскую» (не шутите!) идеологию. Всё это, конечно (о, конечно!), под флагом ленинизма, чтобы процедура протаскивания прошла «максимально безболезненно».

В этом суть последних литературных выступлений Троцкого.

Поэтому эти литературные выступления Троцкого ставят ребром вопрос о троцкизме.

Итак, что такое троцкизм?

Троцкизм содержит три особенности, ставящие его в непримиримое противоречие с ленинизмом.

Что это за особенности?

Во-первых. Троцкизм есть теория «перманентной» (непрерывной) революции. А что такое перманентная революция в её троцкистском понимании? Это есть революция без учёта маломощного крестьянства как революционной силы. «Перманентная» революция Троцкого есть, как говорит Ленин, «перепрыгивание» через крестьянское движение, «игра в захват власти». В чём сё опасность? В том, что такая революция, если бы её попытались осуществить, кончилась бы неминуемым крахом, ибо она оторвала бы от русского пролетариата его союзника, т.е. маломощное крестьянство. Этим и объясняется та борьба, которую ведёт ленинизм с троцкизмом еще с 1905 года.

Как расценивает Троцкий ленинизм с точки зрения этой борьбы? Он рассматривает его, как теорию, содержащую в себе «антиреволюционные черты». На чём основан такой сердитый отзыв о ленинизме? На том, что ленинизм отстаивал и отстоял в своё время идею диктатуры пролетариата и крестьянства.

Но Троцкий не ограничивается этим сердитым отзывом. Он идёт дальше, утверждая, что: “Всё здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несёт в себе ядовитое начало собственного разложения” (см. письмо Троцкого Чхеидзе 1913 г.). Как видите, перед нами две противоположные линии.

Во-вторых. Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к её монолитности, к её враждебности к оппортунистическим элементам. Троцкизм в организационной области есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии. Вам, должно быть, известна история с Августовским блоком Троцкого, где благополучно сотрудничали между собой мартовцы и отзовисты, ликвидаторы и троцкисты, изображая из себя «настоящую» партию. Известно, что эта лоскутная «партия» преследовала цели разрушения большевистской партии. В чём состояли тогда «наши разногласия»? В том, что ленинизм видел залог развития пролетарской партии в разрушении Августовского блока, тогда как троцкизм усматривал в этом блоке базу для создания «настоящей» партии.

Опять, как видите, две противоположные линии.

В-третьих. Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию. Я не знаю ни одного течения в партии, которое могло бы сравниться с троцкизмом в деле дискредитирования лидеров ленинизма или центральных учреждений партии. Чего стоит, например, «любезный» отзыв Троцкого о Ленине, характеризуемом им, как «профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении» (см. там же). А ведь это далеко не самый «любезный» отзыв из всех существующих «любезных» отзывов Троцкого.

Как могло случиться, что Троцкий, имеющий за спиной такой неприятный груз, оказался всё-таки в рядах большевиков во время Октябрьского движения? А случилось это потому, что Троцкий отказался тогда (фактически отказался) от своего груза, спрятал его в шкаф. Без этой «операции» серьёзное сотрудничество с Троцким было бы невозможно. Теория Августовского блока, т. е. теория единства с меньшевиками, была уже разбита и выброшена вон революцией, ибо о каком единстве могла быть речь при вооружённой борьбе между большевиками и меньшевиками? Троцкому оставалось лишь признать факт негодности этой теории.

С теорией перманентной революции «случилась» та же неприятная история, ибо никто из большевиков не помышлял о немедленном захвате власти на другой день после февральской революции, причём Троцкий не мог не знать, что большевики не позволят ему, говоря словами Ленина, «играть в захват власти». Троцкому оставалось лишь признать политику большевиков о борьбе за влияние в Советах, о борьбе за завоевание крестьянства. Что касается третьей особенности троцкизма (недоверие к большевистским лидерам), то она естественно должна была отойти на задний план ввиду явного провала двух первых особенностей.

Мог ли Троцкий при таком положении дел не спрятать своего груза в шкаф и не пойти за большевиками, он, не имевший за собой сколько-нибудь серьёзной группы и пришедший к большевикам, как лишённый армии политический одиночка? Конечно, не мог!

Какой же из этого урок? Урок один: длительное сотрудничество ленинцев с Троцким возможно лишь при полном отказе последнего от старого груза, при полном его присоединении к ленинизму. Троцкий пишет об уроках Октября, но он забывает, что кроме всех прочих уроков есть ещё один урок Октября, только что рассказанный мной и имеющий для троцкизма первостепенное значение. Не мешало бы троцкизму учесть и этот урок Октября.

Но этот урок, как видно, не пошёл впрок троцкизму. Дело в том, что старый груз троцкизма, спрятанный в шкаф в дни Октябрьского движения, теперь вновь вытаскивают на свет в надежде на сбыт, - благо, рынок у нас расширяется. Несомненно, что в новых литературных выступлениях Троцкого мы имеем попытку вернуться к троцкизму, «преодолеть» ленинизм, протащить, насадить все особенности троцкизма. Новый троцкизм не есть простое повторение старого троцкизма, он довольно-таки общипан и потрепан, он несравненно мягче по духу и умереннее по форме, чем старый троцкизм, но он, несомненно, сохраняет, по сути дела, все особенности старого троцкизма. Новый троцкизм не решается выступать против ленинизма, как воинствующая сила, он предпочитает орудовать под общим флагом ленинизма, подвизаясь под лозунгом истолкования, улучшения ленинизма. Это потому, что он слаб. Нельзя считать случайностью тот факт, что выступление нового троцкизма совпало с моментом ухода Ленина. При Ленине он не решился бы на этот рискованный шаг.

В чем состоят характерные черты нового троцкизма?

1) По вопросу о «перманентной» революции. Новый троцкизм не считает нужным открыто отстаивать теорию «перманентной» революции. Он «просто» устанавливает, что Октябрьская революция целиком подтвердила идею «перманентной» революции. Из этого он делает следующий вывод: важно и приемлемо в ленинизме то, что имело место после войны, в период Октябрьской революции, и, наоборот, неправильно и неприемлемо в ленинизме то, что имело место до войны, до Октябрьской революции. Отсюда теория троцкистов о рассечении ленинизма на две части: на ленинизм довоенный, ленинизм «старый», «негодный», с его идеей диктатуры пролетариата и крестьянства, и ленинизм новый, послевоенный. Октябрьский, который рассчитывают они приспособить к требованиям троцкизма. Эта теория рассечения ленинизма нужна троцкизму, как первый, более или менее «приемлемый» шаг, необходимый для того, чтобы облегчить ему следующие шаги по борьбе с ленинизмом.

Но ленинизм не есть эклектическая теория, склеенная из разнообразных элементов и допускающая возможность своего рассечения. Ленинизм есть цельная теория, возникшая в 1903 году, прошедшая испытания трех революций и шествующая теперь вперёд, как боевое знамя всемирного пролетариата.

«Большевизм, - говорит Ленин, - существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года. Только история большевизма за весь период его существования может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы пролетариата» (см. т. XXV, стр. 174).

Большевизм и ленинизм - едино суть. Это два наименования одного и того же предмета. Поэтому теория рассечения ленинизма на две части есть теория разрушения ленинизма, теория подмены ленинизма троцкизмом.

Нечего и говорить, что партия не может примириться с этой странной теорией.

2) По вопросу о партийности. Старый троцкизм подрывал большевистскую партийность при помощи теории (и практики) единства с меньшевиками. Но эта теория до того оскандалилась, что о ней теперь не хотят даже и вспоминать. Для подрыва партийности современный троцкизм -придумал новую, менее скандальную и почти «демократическую» теорию противопоставления старых кадров партийному молодняку. Для троцкизма не существует единой и цельной истории нашей партии. Троцкизм делит историю нашей партии на две неравноценные части, на до-октябрьскую и по-октябрьскую. До-октябрьская часть истории нашей партии есть, собственно, не история, а «предыстория», неважный или, во всяком случае, не очень важный подготовительный период нашей партии. По-октябрьская же часть истории нашей партии есть настоящая, подлинная история. Там - «старые», «предисторические», неважные кадры нашей партии. Здесь - новая, настоящая, «историческая» партия. Едва ли нужно доказывать, что эта оригинальная схема истории партии есть схема подрыва единства между старыми и новыми кадрами нашей партии, схема разрушения большевистской партийности.

Нечего и говорить, что партия не может примириться с этой странной схемой.

3) По вопросу о лидерах большевизма. Старый троцкизм старался развенчать Ленина более или менее открыто, не боясь последствий. Новый троцкизм поступает более осторожно. Он старается сделать дело старого троцкизма под видом восхваления Ленина, под видом его возвеличения. Я думаю, что стоит привести несколько примеров.

Партия знает Ленина, как беспощадного революционера. Но она знает также, что Ленин был осторожен, не любил зарывающихся и нередко пресекал твёрдой рукой увлекающихся террором, в том числе и самого Троцкого. Троцкий касается этой темы в своей книге «О Ленине». Но из его характеристики выходит, что Ленин только и делал, что «вколачивал при каждом подходящем случае мысль о неизбежности террора». Получается впечатление, что Ленин был самым кровожадным из всех кровожадных большевиков.

Для чего понадобилось Троцкому это ненужное и ничем не оправдываемое сгущение красок?

Партия знает Ленина, как примерного партийца, не любящего решать вопросы единолично, без руководящей коллегии, наскоком, без тщательного прощупывания и проверки. Троцкий касается в своей книге и этой стороны дела. Но у него получается не Ленин, а какой-то китайский мандарин, решающий важнейшие вопросы в тиши кабинета, по наитию.

Вы хотите знать, как был решён нашей партией вопрос о разгоне Учредительного собрания? Послушайте Троцкого:

«Надо, конечно, разогнать Учредительное собрание, - говорил Ленин, - но вот, как насчёт левых эсеров?

Нас, однако, очень утешил старик Натансон. Он зашёл к нам «посоветоваться» и с первых же слов сказал:

- А ведь придётся, пожалуй, разогнать Учредительное собрание силой.

- Браво! - воскликнул Ленин, - что верно, то верно! А пойдут ли на это ваши?

- У нас некоторые колеблются, но я думаю, что, в конце концов, согласятся, - ответил Натансон».

Так пишется история.

Вы хотите знать, как был решён партией вопрос о Высшем военном совете? Послушайте Троцкого:

«Без серьёзных и опытных военных нам из этого хаоса не выбраться, - говорил я Владимиру Ильичу каждый раз после посещения штаба.

-Это, по-видимому, верно. Да как бы не предали...

- Приставим к каждому комиссара.

- А то еще лучше двух, - воскликнул Ленин,- да рукастых. Не может же быть, чтобы у нас не было рукастых коммунистов.

Так возникла конструкция Высшего военного совета».

Так пишет Троцкий историю.

Для чего понадобились Троцкому эти компрометирующие Ленина арабские сказки? Неужели для возвеличения вождя партии В. И. Ленина? Непохоже что-то.

Партия знает Ленина, как величайшего марксиста нашего времени, глубокого теоретика и опытнейшего революционера, чуждого тени бланкизма. Троцкий касается в своей книге и этой стороны дела. Но из его характеристики получается не великан-Ленин, а какой-то карлик-бланкист, советующий партии в Октябрьские дни «взять власть собственной рукой, независимо от Совета и за его спиной». Но я уже говорил, что эта характеристика не соответствует действительности ни на йоту.

Для чего понадобилась Троцкому эта вопиющая... неточность? Не есть ли тут попытка «маленечко» развенчать Ленина?

Таковы характерные черты нового троцкизма.

В чём состоит опасность нового троцкизма? В том, что троцкизм по всему своему внутреннему содержанию имеет все шансы стать центром и сборным пунктом непролетарских элементов, стремящихся к ослаблению, к разложению диктатуры пролетариата.

Что же дальше? - спросите вы. Каковы очередные задачи партии в связи с новыми литературными выступлениями Троцкого?

Троцкизм выступает теперь для того, чтобы развенчать большевизм и подорвать его основы. Задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм, как идейное течение.

Говорят о репрессиях против оппозиции и о возможности раскола. Это пустяки, товарищи. Наша партия крепка и могуча. Она не допустит никаких расколов. Что касается репрессий, то я решительно против них. Нам нужны теперь не репрессии, а развёрнутая идейная борьба против возрождающегося троцкизма.

Мы не хотели и не добивались этой литературной дискуссии. Троцкизм навязывает её нам своими антиленинскими выступлениями. Что ж, мы готовы, товарищи».

В 24-м Троцкому не удалось развенчать «культ личности» Ленина, зато через 32 года троцкисту Хрущеву удастся отомстить за учителя, осудив высосанный буквально из пальца «культ личности» Сталина.

Сталин и Троцкий имели диаметрально противоположные взгляды на развитие СССР, первый выступал за построение на 1/6 части суши социализма, и мечтал о формировании нового общества, передовом промышленном производстве, создании новых городов, развитии армии, авиации и флота. Второй грезил о мировой революции и роли вождя мирового пролетариата.

Уже к концу 1925г. советское правительство приняло амбициозный план по строительству полутора десятков промышленных предприятий. К началу 1941г. в СССР построили 9-тысяч новых заводов, по объему произведенной промышленной продукции страна заняла второе место в мире уступив пальму первенства США. Вот неполный перечень Гигантов советского машиностроения построенных в сталинскую эпоху:

· 23 июня 1925г. государственная комиссия заявила о начале строительства сельхозмашиностроительного завода в Ростове-на-Дону (Ростсельмаш);

· 12 июля 1926г. состоялась закладка Сталинградского тракторного завода;

· В ноябре 1926г. у горы Магнитной на Южном Урале заложили ставший впоследствии крупнейшим в мире «Магнитогорский металлургический комбинат»;

· 3 декабря 1926г. члены «Совета Труда и Обороны» СССР решили начать строительство «Туркестано-Сибирской магистрали» (Турксиб);

· 8 ноября 1927г. заложили Днепровскую гидроэлектростанцию (Днепрогэс).

Партия де-факто снова разделилась на большевиков-сталинцев и меньшевиков-троцкистов.

7 ноября 1927г. в 10-ю годовщину Октября троцкисты планировали арестовать наркомов, членов ЦК и лично Сталина, и, захватив городские телефонные станции, Центральный телеграф, железнодорожные вокзалы, государственную электрическую станцию №1 (до сих пор снабжает энергией Кремль, Госдуму, Старую и Лубянскую площади) осуществить госпереворот.

Удар штурмовиков Троцкого отбили профессионально подготовленные «волкодавы» ОГПУ. В день переворота слушатель военной академии имени М.В.Фрунзе, Яков Осипович Охотников находясь в охране мавзолея, незаметно приблизился к Сталину и ударил его кулаком в затылок. В принципе такой удар мог стать причиной моментальной смерти, но по неизвестной причине нападавший даже не сбил Иосифа Виссарионовича с ног, второму удару помешал телохранитель вождя Иван Францевич Юсис. Ножом он ранил Охотникова, Сталин распорядился перевязать террориста, после чего «Кровавый тиран» отпустил Охотникова и двух его сообщников (Владимира Петенко и Аркади Геллера) домой, троицу даже не отчислили из академии Фрунзе.

14 ноября 1927г. заговорщиков Троцкого и Зиновьева исключили из партии, в след за ними партийных билетов лишились 2,5-тысячи отъявленных троцкистов. В начале 1928г. Троцкого выслали в Алма-Ату, а в 1929г., пароход, носивший до революции имя «Николай II», а после 1917 года «Ильич» доставил изгнанника Лейбу Давидовича Бронштейна на крошечный турецкий островок Бююкада расположенный в Мраморном море.

С 2 по 19 декабря 1927г. Сталин руководил работой XV съезда партии, на котором 1669 делегатов проголосовали за первый пятилетний план развития СССР, и приняли план тотальной коллективизации сельского хозяйства. Съезд поддержал исключение из партии Троцкого и Зиновьева, и одобрил исключение из ВКП(б) 75 троцкистов, в том числе: Льва Борисовича Каменева, Георгия Леонидовича Пятакова, Карла Бернгардовича Радека, Христиана Георгиевича Раковского, Ивара Тенисовича Смилгу и Льва Семеновича Сосновского.

19 декабря 1927г. Сталин в очередной раз обратился к членам Пленума ЦК с просьбой назначить вместо него на пост Генерального секретаря партии другого товарища:

«Я думаю, что до последнего времени были условия, ставящие партию в необходимость иметь меня на этом посту как человека более или менее крутого, представлявшего известное противоядие оппозиции. Сейчас оппозиция не только разбита, но и исключена из партии. А между тем у нас имеется определённое указание Ленина, которое, по-моему, нужно провести в жизнь. Поэтому прошу Пленум освободить меня от поста генерального секретаря. Уверяю вас, товарищи, что партия от этого только выиграет».

Вместо почетной отставки Пленум избрал Иосифа Виссарионовича в состав Политбюро, Оргбюро, Секретариат ЦК и вновь назначил Генеральным секретарем ЦК ВКП(б).

4 февраля 1931г. на «Первой всесоюзной конференции работников социалистической промышленности Сталин произнес провидческие слова:

«Хотите ли, чтобы наше социалистическое отечество было побито и чтобы оно утеряло свою независимость? Но если этого не хотите, вы должны в кратчайший срок ликвидировать его отсталость и развить настоящие большевистские темпы в деле строительства его социалистического хозяйства. Других путей нет. Вот почему Ленин говорил накануне Октября: «Либо смерть, либо догнать и перегнать передовые капиталистические страны». Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».