Сергей Мавроди знал, что выбирая из двух зол меньшее, он всегда выбирал зло

Ангел чёрный, ангел бездны!
В мрак кромешный, в мрак беззвездный
Унеси меня скорей!
Пожалей.
И в аду, мой ангел мрачный,
В свет холодный, в свет прозрачный,
Словно в омут, в глубину
Я нырну.
И – ни боли, ни страданий,
Ни волнений, ни рыданий;
Лишь бесстрастья чистота,
Пустота.
На душе – лишь лёд да иней.
Отблеск красный, отблеск синий…
Не взглянуть! Слепит глаза!
Но слеза!..
Ни рыданий, ни волнений,
Ни томлений, ни молений;
Сухо всё. Лишь тишь да гладь.
Благодать.
Да не та, увы, не божья.
Что ж поделать, у подножья
Алтаря мне места нет.
Только свет!
Свет холодный, свет прозрачный!
Ангел тёмный, ангел мрачный.
Вера вер и мера мер -
Люцифер!

Эти страшные стихи написал Сергей Пантелеевич Мавроди.

В 1989 г. в Москве открылся кооператив «МММ», который поначалу продавал организациям дефицитную офисную технику. Сначала офис компании располагался на Газгольдерной, а потом на Варшавском шоссе, д.26.

В 1993г. после одобрения Министерства Финансов РФ «МММ» произвел первую эмиссию в количестве 991 тыс. акций. Право реализовывать ценные бумаги получили три принадлежавших Мавроди компании: «Объединение МММ», «МММ-Фонды», «МММ-Курс».

1 февраля 1994г. бумаги стали торговаться на Российском рынке, с первого дня их котировки демонстрировали постоянный рост, не удивительно, что Мавроди решил провести неслыханную эмиссию акций в количестве 1 млрд. штук. Министерство финансов России, оценивая риски выпуска в обращение такого количества акций, тянуло время выдачи разрешения для «МММ».

Чтобы не зависеть от решения Минфина, Мавроди решил вывести на рынок билеты «МММ», оценивавшиеся как одна сотая от стоимости одной акции.

Вот как об этом вспоминал сам великий комбинатор.

Вступление:
«Аббревиатура МММ появилась в 1989г. - я с двумя приятелями зарегистрировал кооператив с таким названием. Собственно говоря, приятелей я привлек исключительно для регистрации. На этом их участие благополучно закончилось.
Газгольдерная... Музей Ленина... Варшавка... Помните эти адреса? А наши знаменитые лозунги на троллейбусах, в метро да и вообще чуть ли не на каждом видном месте: «У МММ нет проблем!», «Из тени в свет перелетая...», «Нас знают все!».
Но запомнилось людям другое. Сегодня МММ - это акции, акции и только акции, ну, еще билеты. Хотя грандиозная эпопея с акциями длилась только полг.! Все началось 1 февраля 1994 г., а 3 августа того же г. завершилось.
В тот день меня арестовали.

Начало МММ
Идея поработать с акциями возникла у меня еще в 1992 - 1993 г.х, с началом чековой приватизации. Я сразу понял, что этот дележ собственности в нашей стране закончится, и всерьез задумался: а как следовало организовать приватизацию, чтобы действительно получить результат?
Поначалу я собирался действовать через чековый инвестиционный фонд и даже зарегистрировал собственный фонд «МММ-инвест». Мне понадобился управляющий, я просто дал задание срочно кого-нибудь найти с подходящим образованием. Абсолютно не важно кого. Мне показалось, что это будет чисто номинальная фигура...
Поначалу он, естественно, был как шелковый, постоянно благ.рил и клялся в вечной признательности, ловил каждое слово и смотрел в рот. Но очень скоро появилась мания величия. Начались даже разговоры о том, что вам-де, Сергей Пантелеевич, хорошо бы уйти с поста председателя совета директоров, поскольку это вредит репутации нашего фонда. Каково! В общем, у меня начались проблемы.
А кончилось тем, что я плюнул на созданный мною фонд, вышел из совета директоров и фактически оставил его. Управляющему.
Я решил действовать иначе. Мои идеи о проведении альтернативной приватизации окончательно оформились.
Рассуждал я примерно следующим образом.
Проблема социальной справедливости существует при любом общественном укладе. Всегда почему-то оказывается так, что у одних есть все, а у других - ничего. Потому что по природе своей человек эгоистичен. Итак, что же мы имеем? Денег в обществе достаточно, проблема - в их неравномерном распределении. У любого богатого человека найдутся так называемые мертвые деньги. Так нельзя ли этот капитал как-то задействовать?»

Билеты:
«Людей в наших пунктах с каждым днем все больше и больше.
Очень скоро стало очевидно, что если так пойдет и дальше, то несчастного миллиона акций нам хватит от силы на месяц. Ну на полтора.
Требовалось решение радикальное, позволяющее уйти от любых ограничений. И я его все-таки нашел. Если нет привычных акций, почему бы не поискать им замену? Ведь для чего покупаются мои акции, рассуждал я: для последующей перепродажи. То есть акции - это просто объект спекуляции в чистом виде.
Это должны быть красивые и внешне солидные бумаги, только не ценные. Формально - фантики. Как бы их назвать? Ну не фантиками же. Абонементы? Карты? Бланки? Купюры? Билеты? О, билеты! Вполне приличное название. Решено: билеты МММ. Оформить их надо посолиднее. Сам придумаю. Если художникам-дизайнерам поручить, то они полгода разрабатывать эскиз будут и в конце концов выдадут а-ля сеятель с плаката Остапа Бендера. Вспомнилось, как мне «крутые» профессионалы логотип МММ разрабатывали. Кончилось тем, что я сел и сам нарисовал, благо в свое время в художественной школе учился. В общем, так: беру за образец обычный советский червонец и просто заменяю портрет Владимира Ильича на портрет Сергея Пантелеевича. Так родились билеты МММ.
Когда российские заводы перестали справляться с объемами заказов, билеты пришлось печатать за границей. Кстати, на тех же самых предприятиях, где печатали американские доллары. В июне - июле и заводы на Западе стали захлебываться. Даже отказались печатать доллары для американского правительства! Я платил больше, чем американцы... Я соперничал с США. Одно время даже склонялся к мысли просто окрашивать доллары. Скажем, красный доллар - билет МММ, зеленый - США. И печатать ничего не надо. Американское правительство все уже за меня напечатало. За свой счет. Не пугайтесь, никаких нарушений в этом нет, но я не решился. Скромнее надо быть, скромнее... Увы, у меня это не получилось».

Конец, и вновь начало
«Пора снимать правительство. Ну его на фиг!
Хваленые экономисты-аналитики рассматривали со своих колоколенок только два варианта - или пан, или пропал. Пан, если МММ выдержит панику, что в тот момент казалось совершенно невероятным. Значит, второй вариант: пропал. А что МММ будет продолжать работать, но только по-новому, никто, похоже, и вообразить не мог. Это, помню, поражало меня донельзя. Какие мозги надо иметь, до какой тупости довести себя, чтобы не догадаться о моем варианте?
План дальнейших действий у меня был продуман, и я с холодным любопытством наблюдал за происходящим. Я решил на время исчезнуть.
Съехал на съемную квартиру и стал готовиться к решающим событиям. А как отнесутся власти к тому, что прямо на их глазах появится монстр еще страшнее и свирепее того, которого они уничтожили, мне плевать. Мне и надо-то от силы неделю отсидеться, не больше. А потом меня тронуть не посмеют. На этот счет я кое-какие меры приму. Организую, скажем, постоянное живое кольцо вокруг дома. Пока я референдум буду готовить...
Я понял, что настало время приступать ко второй части моего плана - к смене правительства. Хватит защищаться. Пора нападать.
Что цены на акции рано или поздно опускать придется, мне было ясно с самого начала. Просто надо было продержаться как можно больше, чтобы аккумулировать как можно больше средств. И, опустив цены, использовать свободные средства для организации референдума. Поставить в ходе референдума вопрос о принятии закона об МММ как о неприкосновенной фирме в связи с ее совершенно исключительной общественной значимостью. Ну, это по ходу дела еще можно уточнить и сформулировать четче. А заодно уж поставить на референдуме вопрос о доверии правительству. Ну его на фиг! Все равно мы с ним теперь не уживемся. Пусть лучше новые политики вместо него придут. Свежие. Толку от них, конечно, для граждан тоже никакого, но они по крайней мере первое время осматриваться будут. А я получу резерв времени. Больше мне ничего не надо. Только время. Я должен накопить сил, чтобы перейти к третьей части плана. К прорыву на западные рынки.
Толпы до горизонта
Смотрю я телевизор и вдруг вижу: интервью с Черномырдиным показывают. Разговаривают о подводных лодках в Северодвинске, а его журналисты не о судьбе уникального предприятия, не о распиленных ядерных подлодках экстра-класса спрашивают, а об МММ. Спрашивают: будут ли правительство и государство вмешиваться в дела МММ?
- Нет! - категорически заявляет наш многоуважаемый неподражаемый премьер. - МММ - это частная фирма, вмешиваться в ее деятельность государство не будет.
О-о-о! Не будет! Что я слышу?! Так какого же черта, спрашивается, я здесь сижу! Ни книг тут моих любимых, ни рыбок, ни бабочек. Даже кошки нет! Одни только охранники кругом. А ведь, может, из-за того, что я барбуса своего любимого не вижу, у меня мысль гениальная ускользает!
Наслушался я, значит, сказок Венского леса в исполнении главного гармониста страны, растаял, как сосулька, расслабился и совершил глупость: вернулся домой. Приехал я, на рыбок-бабочек своих полюбовался, кошку погладил и включил телевизор.
Господи Иисусе! По всем каналам: «Экстренный выпуск! Репортаж с места событий! Пирамида рушится!» И толпы, толпы, толпы до горизонта. Тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч людей! Бог ты мой! Я не видел столько никогда! Все-таки одно дело - оперировать абстрактными миллионами и миллиардами и совсем другое - видеть эти миллионы воочию. Сильное, прямо скажем, впечатление. Дух захватывает. Так и хочется вскочить на белого коня, взмахнуть саблей и: «Вперед, ребята! С нами Бог!»

Выдержки из книги Мавроди «Тюремные дневники»:
12 июня, четверг
Камера мне нравится. Тихо, спокойно. Телевизора нет, днем все читают. Днем только укрываться нельзя, простыней можно. А под простыней я прекрасно сплю.... Камера бедная. Ни у кого ничего нет.
Но и это хорошо. Я здесь буду главным спонсором, а это положительно скажется на отношении ко мне сокамерников...

28 мая, среда
Получил сегодня повестку в гражданский суд.
Как вам это нравится? Некая гражданка вознамерилась получить с меня 265 635 руб. 34 копейки. То бишь около десяти тысяч долларов. Всего-навсего. На вложенные ею в свое время в сертификаты акций АООТ «МММ» свои кровные аж 130 рублей, поскольку она испытывала все это время сильнейшие нравственные и физические страдания, ведь это были ее единственные сбережения.
Я прикинул: акции, между прочим, приобретены были упомянутой гражданкой в феврале 1994 г.. До инициированной властями катастрофы впереди маячили еще целых полг.. За это время цена акций выросла в 125 раз (!). И все это время акции можно было в любой момент спокойно продать. Спрашивается: почему она этого не сделала? Если, как она утверждала, живет крайне скудно и это были ее единственные сбережения? Впрочем, бесполезно. Она будет смотреть тебе в глаза и повторять: «Но вы же обещали!»
А чего я там, кстати, обещал? Ага... «Под воздействием высказанных в средствах массовой информации обещаний С. П. Мавроди...» Какая терминология: «под воздействием»! Она, значит, своим умом ничего не понимала, а находилась «под воздействием». Привычное, видимо, состояние.
Что дальше? «Под воздействием... обещаний Мавроди С. П. о последующей ежегодной выплате по ним наличных денег с процентами». Где это я такое обещал? По акциям вообще запрещено обещать выплату дивидендов. Меня бы сразу закрыли. Но предположим, что она не поняла этого. Невероятно, но предположим. Хотя все она прекрасно понимала! Просто в сто раз - ей было мало, хотела - в тысячу. Или - в миллион! А она могла получить эти несчастные сто процентов, продав мои акции уже через месяц. Она же не сумасшедшая, чтобы этого не понимать. Почему же она все-таки этого не сделала? Почему в Сбербанке все всё понимают, всякие сложные и хитрые проценты прекрасно высчитывают, а как только покупают мои акции, сразу теряют голову? Превращаются в полных идиотов! Почему?!
Впрочем, бесполезно. Она будет по-прежнему тупо смотреть тебе в глаза и упрямо твердить: «Но вы же обещали!» Все это, к сожалению, мне хорошо знакомо. Даже слишком хорошо...
Неплохо бы вспомнить и составить список депутатов, которые в свое время бегали за мной с просьбой поменять им акции и билеты МММ на самих себя, на всех своих баб, сватьев, братьев... Их тогда много было - чуть не вся Дума. О-о-чень ч-честные и порядоч-ч-ные. Жить с телеэкранов учили, а многие и по сию пору учат. И как благ.рили! «Огромное вам спасибо, Сергей Пантелеевич!» И все потом как один проголосовали за снятие с меня депутатской неприкосновенности...
Вспоминаю конец 94-го г.. Паника практически не прекращается, цены то падают, то растут... в общем, агония. Приходит ко мне охранник и говорит:
- Сергей Пантелеевич, у нас тут дед в подъезде поселился. Инвалид. На костылях. Три дня уже живет. Некуда ему, говорит, идти. Он иногородний, квартиру продал, хотел однокомнатную на двухкомнатную поменять. И все потерял. У него теперь денег на обратный билет даже нет. Что делать?
- Черт с ним! Поменяйте ему все акции по самой высокой цене и билет купите домой.
На следующий день интересуюсь:
- Ну как там дед? Уехал?
- Да он только ноги не целовал! Дай Бог, говорит, здоровья Сергею Пантелеевичу!
И что? Спустя две недели тот же охранник опять ко мне:
- Опять дед появился! Он билет продал, опять все вложил и опять все потерял. Хотел, говорит, трехкомнатную купить вместо двухкомнатной.
Каково!

Оригинал поста был опубликован мной в ЖЖ «ЧАСЫ ИСТОРИИ»:

https://fan-project.livejournal.com/52279.html