Примарх Сангвиний

Сангвиний (также известный как Великий Ангел) был одним из двадцати примархов, созданных Императором на заре Империума, сразу же после окончания Эпохи Раздора. Его, как и остальных примархов, унесло с Терры по воле Богов Хаоса и забросило на удалённые миры в попытке предотвратить Эпоху Империума. Во время перемещения в варпе получил оперённые крылья. Считался примархом с самыми чистыми сердцем и душой. Во время Ереси Хоруса принял участие в обороне Императорского Дворца, где проявил себя как великий воин. Был убит Хорусом в поединке на "Духе Мщения", но перед смертью повредил доспехи предателю. Жертва Сангвиния позволила Императору покончить с Хорусом и остановить Ересь.

Этимология Имени
Имя Сангвиния происходит от латинского "sanguis/sanguinis", что в переводе на русский означает "кровь", "кровопролитие/резня", но и "жизненная сила", "мощь", "свежесть". В некоторых случаях это слово можно перевести как "потомок, отпрыск" (sanguis paupĕrum parentum) или "сок"/"вино" (sanguis arborum/sanguis Bacchēus). В английском языке, куда это слово перекочевало из латинского языка, обогатившись оттенками смысла, имеются следующие варианты перевода: "сангина" (кроваво-красная краска), "жизнерадостный" (о темпераменте), "полный надежд", "румяный, цветущий, свежий". В поэтическом смысле перевод может звучать как "кроваво-красный", "пылающий, пламенеющий", "кровавый, кровожадный". Медики используют это слово для обозначения "кровянистый" или "кровяной".

Ранние годы
Население пустынной планеты Ваал и двух её лун никогда не достигало уровня развития, позволявшего вести письменную запись своей истории. Тем не менее, традиция устного повествования ваальского племени, известного как Кровь, описывает дитя, Сангвиния, найденного неподалёку от местечка под названием Падение Ангела. У него на спине были обнаружены крошечные рудиментарные крылышки, которые, несомненно, указывали на ангельское происхождение, не только в физическом смысле. Сангвиний нёс в себе чистую неосквернённую душу Ангела. Многие притчи и псалмы, пересказываемые в племени Кровь, были записаны библиариями Кровавых Ангелов спустя годы (потомки первого племени Ваала утверждают, что несут в себе исконную кровь предтечей) и с величайшими почестями хранятся в самых священных архивах Кровавых Ангелов.
Увы, история племени не записывалась до появления Сангвиния. Можно только предполагать, что это племя было обычным для Ваал Секундус - жалкая, безбожная группка людей, заботящаяся только о том, чтобы хоть немного продлить своё существование в их суровом, облучённом радиацией мире. На Ваал Секундус радиация достигает такой силы, что убивает незащищённого человека за секунды. Можно предположить, что когда люди из племени Кровь нашли чистого голенького херувимчика, лежащего на обжигающем песке их планеты, с крылышками на спине, то они решили, что он мутант.
Что интересно, говорят, что многие члены племени предлагали умертвить того, кто впоследствии спасёт их. Конечно, сложно поверить даже в возможность такого богохульства, но следует помнить, что на тот момент обитатели Ваала были совершенными дикарями. Тем не менее, они почувствовали божественность Сангвиния ещё до того, как он заговорил. Жалость победила, и дитя, во всем превосходящее тех, кто его окружал, было спасено.
Хотя подробности раннего периода жизни Сангвиния сокрыты под вуалью древности, самые важные периоды его детства предавались из уст в уста среди племён ваалитов, и дожили до нашего времени. В одном из этих сказаний говорится, что уже в возрасте трёх недель Сангвиний научился ходить. Он показал это умение, бродя ночью по границе поселения. Он был настолько же любопытен, насколько бесстрашен. Когда его опекуны, наконец, нашли его, он забрёл прямо в логово ваальского Огненного Скорпиона, чудовищного хищника, в два раза превышающего рост человека. Безоружное дитя одолело существо, несмотря на несколько уколов жала, яд которого сжигал человека за секунды. Предположительно, этой ночью племя хорошо поужинало.
Как и другие примархи, Сангвиний рос невероятными темпами, как и его крылья. Перья были белыми, как у лебедя, а крылья - сильными, как у самого Имперского Орла. В конце концов они выросли настолько, что он смог летать над палящей пустыней, вселяя благоговейный страх и преданность в низших существ.
Год спустя Сангвиний стал выше, чем жители пустынных лун Ваала могли себе представить. Он был совершенен, его красота была такой, что никто не мог смотреть на него, боясь ослепнуть из-за своего нечестивого взгляда. Он мог прогуливаться под палящими лучами солнца, в то время как его приёмные родители тащились за ним в своих громоздких противорадиационных костюмах. Он мог пробить проход в каменной осыпи голыми руками, повергать диких зверей и взмывать высоко в небо, дабы, подобно богу, осмотреть землю. Вскоре Сангвиний стал столпом общества на Ваал Секундус, и под его руководством чистокровные племена ваалитов объединились против мутантской заразы, начавшей заполонять радиоактивные пустоши Ваала. Несмотря на численное превосходство нечестивых мутантов, чистокровные одержали победу. Совершенное и божественное правление Сангвиния, в сочетании с его неизмеримым превосходством в сражении, помогло людям оттеснить грязные орды, угрожавшие полным уничтожением Ваал Секундус. В битве его ярость была неудержима. Именно поэтому Сангвинию поклонялись, как богу. Его последователи были убеждены, что рай придёт туда, где ступит нога Ангела.

С Императором
Когда Император пришёл на Ваал, его потерянный сын восседал во главе Совета Крови. Повелитель Человечества правильно определил местонахождение одного из своих Примархов, и вместе со своими лучшими людьми спустился на поверхность планеты, звавшейся Ваал Секундус.
В сказании также говорится, что когда Император приблизился, Сангвиний тут же узнал его. Многие говорили, что Сангвиний обладал умением предсказывать будущее, и он предвидел появление Императора, что объясняет его реакцию. Он упал на колени, чистые сверкающие слёзы покатились по его щекам. Там, где они падали в пыль, из отравленной и грязной земли Ваала Секундус появлялись каменные цветы. Но Император поднял его с колен и взглянул на множество обращённых к нему лиц с гордостью и решимостью. Он видел, что они чисты разумом и поступками, благодаря частичке души их предводителя, передавшейся каждому.
Именно тогда, под палящим знойным солнцем Ваала, родились Кровавые Ангелы.

Создание Кровавых Ангелов
Летописи Империума говорят о том, что Император позднее выбрал лучших из воинов Сангвиния и повёл их в Великий Крестовый поход, превратив в Легион Космического Десанта. Они были наделены самой сутью физического воплощения Примарха; его чистым и священным геносеменем. Получив такое благословение, никто не мог не выполнить свой долг, и Кровавые Ангелы присоединились к тем, кто уже бился в походе под знамёнами Императора.
Тем, кто остался на Ваал Секундус, была вверена священная обязанность хранить свет человечества на планете и обучать будущие поколения воинов Имперского Кредо и правде о богах, когда-то ходивших среди них. Даже сегодня, спустя тысячелетия с тех судьбоносных дней, Кровавые Ангелы набирают своих бойцов с лун Ваала.
Чтобы определить, кто достоин присоединиться к Кровавым Ангелам, молодёжь из чистокровных племён должна принять участие в жестоких игрищах и великолепных турнирах, борясь с суровым рельефом своего мира, и своими противниками. Это стало постоянной практикой с того самого момента, когда первые воины были набраны из племени Кровь, и не изменяется до сих пор. Соревнования проводятся раз в сто лет, в Падении Ангела, на священном утёсе, где был найден Сангвиний, и возвещаются "гигантскими летающими колесницами" ("Громовые Ястребы" ветеранов Кровавых Ангелов).
Испытуемые должны любым путём достигнуть Места Вызова. На этом этапе отсеиваются слабые воины. Испытуемые должны пройти неисчислимые мили ядовитой пустыни, преодолеть пропасти между утёсами, перепрыгивая через них при помощи своих Ангельских Крыльев, примитивной конструкции из кожи и тонкого тростника, едва способной выдержать вес человека. Они должны пройти через запутанные каньоны, населённые гигантскими Огненными Скорпионами и Жаждниками, жидкими животными, высасывающими жидкость из любого предмета, к которому они прикоснутся. Высушенные мумии предыдущих участников хорошо показывают исход тех, кто недооценил их опасности. Когда соискатели достигают Места Испытания, проводятся гладиаторские состязания, близкие по масштабу к проводимым в системе Ультрамар. Только наиболее опытные воины выживают. Как только выделяются около пятидесяти победителей, их забирают на "Громовые Ястребы", для проведения следующего испытания. Те, кому не удаётся пройти его, получают высшие почести в обществе или становятся стражами Места Испытания до следующего состязания.
Прошедших все испытания отправляют в крепость-монастырь Кровавых Ангелов на Ваале, где они видят истинное величие, от которого многие теряют дар речи. Их проводят перед строем их будущих боевых братьев, и именно здесь становятся очевидны различия между испытуемыми и космическими десантниками.
Атмосфера и климат на лунах Ваала известны своим жестоким истощающим эффектом, сказывающимся на их жителях. Многие соискатели несут на себе признаки их старой жизни; для обычного человека невозможно жить в таких условиях непереносимой радиации. Несмотря на их молодость, они зачастую согбенные и чахлые, их кожа несёт на себе следы повреждений и ран, их развитие тормозится недоеданием и постоянным голодом. Космические десантники являют собой полную противоположность: идеал физической красоты, с гладкой кожей, с красивыми чертами лица и крепкими белоснежными зубами. Соискателей отводят в Большую Часовню Кровавых Ангелов, где они бодрствуют три дня и три ночи. Некоторые, несмотря на все усилия, засыпают, и их уносят. Их судьба неизвестна. Потом, в освещённую светом свечей часовню входят Сангвинарные Жрецы.
Эти благородные люди выполняют обязанности апотекариев Кровавых Ангелов, но имеют намного более необычные задачи. Сангвинарным Жрецам вверяется сама кровь Сангвиния. В заключение бодрствования они предлагают испытуемым потир с этой священной жидкостью. Как только испытуемые отпивают из потира, они впадают в глубокий, безвременный сон, и их сердца останавливаются. Их забирают Кровавые Сервиторы, и относят в Апотекарион, где в их тела внедряют геносемя самого Сангвиния.
Кровавые Сервиторы, поющие «Кредо Витэ», относят их в Зал Саркофагов. Это ослепительное помещение напоминает позолоченный собор, но настолько велико, что может вместить в себя множество небольших соборов, чьи шпили будут едва дотягиваться до его богато украшенного потолка. Его стены поддерживают целый строй громадных золотых саркофагов, каждый в два человеческих роста. Спящих испытуемых укладывают в саркофаги, и присоединяют к узлам огромной сети жизнеобеспечения. Они находятся там в течение полного года, внутривенно им вводят биогенные вещества и Кровь Сангвиния. Многие испытуемые умирают на этом этапе, оттого, что их слабые тела не способны перенести удивительные превращения, вызванные геносеменем. Этих несчастных лучше не описывать. Те, кто сумел выстоять испытание кровью, стремительно растут, достигая размеров и пропорций их духовных прародителей за такой же период. Ходят слухи, что некоторые заточенные в саркофаги испытуемые пробуждаются раньше времени, и существуют в тёмном, пропитанном кровью замкнутом пространстве, в результате покидая свой саркофаг бессознательными, сумасшедшими, или даже в еще худшем состоянии.
Если тело испытуемого адаптировалось должным образом, он прибавляет в мышечной массе и ассимилирует органы, имплантированные в Апотекарионе. Пока испытуемые охвачены сном, их вознаграждают яркими и странными видениями, запечатлевшими воспоминания самого Сангвиния.
Именно поэтому, сама суть Примарха проникает в разум его новых сыновей, и даже годы спустя, отпечаток этих уникальных эмоций и воспоминаний хранится в их душах.
Когда испытуемых, наконец, достают из саркофагов, изменения, произошедшие с ними настолько удивительны, что мало кто может поверить, что когда-то они были теми грязными существами, покинувшими ад Ваал Секундус. Они становятся высокими, удивительно сильными и могущественными. Их реконструированные тела приняли божественный облик их ангельского прародителя, их восприятие резче, чувства острее, мышцы - крепче закалённой стали.
И все же, они преодолели только первую ступень на пути к превращению в настоящих космических десантников - Кровавых Ангелов.

Великий Поход
Примарх избрал лучших среди своих воинов, превратив их с помощью своего священного геносемени в Астартес – воинов 9-го Легиона Космического Десанта. Легион был переименован в Кровавых Ангелов. Его основа состояла из бойцов, избранных еще на Терре. Но впоследствии Кровавые Ангелы набирали рекрутов исключительно на своей пустынной родине – Баале.
Так крылатый Примарх и его Легион приняли участие в Великом Крестовом Походе. Сангвиний прославился, как великолепный боец и лучший дуэлянт Империума. Кровавые Ангелы вскоре заработали пугающую репутацию яростных штурмовиков. Это положило начало соперничеству с Пожирателями Миров Примарха Ангрона. Но стоит отметить, что 9-й Легион не был настолько яростен, как Пожиратели Миров. Сангвиний тщательно следил, чтобы Кровавые Ангелы учились управлять своим гневом.
Среди друзей Сангвиния можно назвать Хоруса, Джагатай Хана и Леман Русса. Эта дружба распространилась также и на Легионы Примархов, которые не раз сражались в совместных кампаниях. Но теснее всего Сангвиний, был связан с Императором. Даже Хорус не мог похвастаться такой близостью с Отцом. Благодаря этому Кровавые Ангелы сопровождали Императора в качестве почётной гвардии.

Ересь Хоруса
Ужасные события Ереси Хоруса произвели самый ужасающий и тяготящий эффект на Кровавых Ангелов, больший, чем на другие верноподданные Легионы. С тех пор трагическая судьба изменила Легион. Самый доверенный и возлюбленный Императором сын, Главнокомандующий Хорус, перешёл на сторону Хаоса и так глубоко вонзил кинжал предательства в сердце Империума, что он до сих пор не оправился от его ужасного поступка.
Трагическим совпадением стало то, что извращённое и злобное создание смогло подчинить себе Хоруса, и принудить нескольких Примархов повернуть против их собственного отца и наставника, самого Императора. Кульминацией этих событий стала атака объединённых сил Главнокомандующего Хоруса на Дворец Императора. Космический десантник сражался с космическим десантником, предатели бились с верными до тех пор, пока укрепления божественного величайшего памятника Терры не пали. Хаос брал верх. Те, с кем объединился Хорус, дали ему невероятное могущество, взамен его бессмертной души.
Во время кампании в мире Мельхиор Хорус стал свидетелем, казалось бы, невозможного. Он увидел, как Сангвиний убивает одного из своих Астартес. Ангел объяснил своему брату, что это последствия несовершенства его геносемени, которое впоследствии стало известно как «Красная Жажда». Его воин поддался неконтролируемой жажде пить кровь, что привело к безумию.
Хорус пообещал, что сохранит секрет Сангвиния и поможет брату в решении этой проблемы. Но поддавшись влиянию Хаоса, он решил использовать эту информацию, чтобы уничтожить брата. Для этого он отправил Примарха Кровавых Ангелов в Кластер Сигнус – тройную звёздную систему, которая находилась под властью Великого Демона Слаанеш – Кирисса.
Впервые Кровавые Ангелы столкнулись с силами Хаоса. Это привело к сильным потерям, как только Легион появился в мирах Сигнуса. Тем не менее, Примарх Сангвиний решил очистить миры от влияния Хаоса. Демон Кирисс находился в мире Сигнус Прайм, но когда космодесантники прибыли туда, оказалось, что это не единственный враг, поджидавший Примарха. Великий Демон Кхорна Ка’Бандха также появился в мире. Он поведал о предательстве Хоруса, а затем победил Сангвиния в поединке и переломал ему ноги. Когда Примарх упал, демон начал резню, убив своим топором 500 Астартес Кровавых Ангелов. Ментальный удар от смерти космодесантников оставил Сангвиния без сознания.
Когда Примарх был повержен, а многие братья убиты, остальная часть Кровавых Ангелов впала в Чёрную Ярость. Ка’Бандха высвободил ту часть души космодесантников Легиона, которую Сангвиний всегда держал под контролем. Они превратились в берсеркеров, которые, не обращая ни на что внимания, перебили всех демонов и даже Кирисса отправили в Варп. Только после тотальной зачистки планеты от сил Хаоса безумие отступило, навсегда оставив след в душах Кровавых Ангелов.
Через несколько дней Сангвиний исцелился от ран. Он поклялся найти и уничтожить Ка’Бандху, но вместо того, чтобы преследовать врага, Примарху пришлось в срочном порядке возвращаться на Терру, чтобы защитить родину Человечества от сил Хаоса.

Imperium Secundus
Однако в результате разразившегося в варпе Гибельного Шторма, созданного предателем-Эребом, навигация и связь в пределах Империума была невозможна. Следуя на свет Маяка Фароса, Сангвиний добрался до Макрагге, где Робаут Жиллиман, опасаясь, что Терра уже потеряна, объявил его (вопреки желанию Сангвиния) «Регентом Императора» (Imperator Regis), чтобы утвердить статус своей империи, созданной как раз для такой цели, в качестве Империума Секундус. Вскоре Сангвиния посетили видения его собственной смерти от руки Хоруса, и примарх осознал, что это — будущее. Позже, при Битве на Соте, когда Робаут Жиллиман и Лион Эль Джонсон отсутствовали, Сангвиний сразился с Конрадом Кёрзом, который проник в тронный зал на Макрагге и с тяжело раненым Азкеллоном. Кёрз поделился с примархом тем, что он тоже видел его погибшим на борту «Духа Мщения», и спросил, почему Ангел все еще следует за Императором, когда их видения доказывают ложность учения Отца. Также Кёрз задал вопрос, почему Сангвиний отверг предложение Кирисса на Сигнус Прайм — может быть, потому, что считает, что более достоин титула Воителя, нежели Хорус? Ангел отказался от такого предположения. Чтобы показать, что судьба не может быть изменена, Кёрз вынудил Сангвиния атаковать его, и нанести рану мечом. Ангел остановил клинок, призвав Кёрза отвергнуть измену, и вернуться на сторону лоялистов. Объявив, что в конце останется только лишь Хаос, Конрад привёл в действие взрывающуюся ловушку, и сбежал.
Поскольку Лион и Робаут отвечали за обеспечение порядка в Империум Секундус, Сангвиний постарался оповестить их о произошедшем, и позже председательствовал на суде над захваченным Конрадом Кёрзом. После попытки Лиона Эль Джонсона убить Кёрза, Сангвиний изгнал Льва из пределов Империума Секундус, но позже, когда Ангел все же решился вынести Кёрзу смертный приговор, Эль Джонсон вернулся, и попросил отдать ему главу легиона Ночных Охотников, чтобы стать тому надежным тюремщиком. Как следовало из слов Кёрза, его смерть придет от рук посланного Императором ассасина, что служило косвенным доказательством тому, что Император еще жив. Сангвиний признал, что его собственные видения были истинными, и поделился ими с Жиллиманом и ЭльДжонсоном.

Пилигрим
После Испытания Кёрзом Сангвиний и два его брата — Жиллиман и Эль Джонсон — решили попробовать прорваться через Гибельный Шторм к Терре и помочь Императору. Сангвиний уже начал страдать от начальных этапов Чёрной Ярости, пробудившейся от видений собственной смерти. В приступе ярости Ангел едва не ударил одного из своих сыновей на борту «Красной Слезы». Он был в отчаянии от того, что чувствовал вероятность того, что все его сыновья падут, как падёт он сам, и пытался найти способ избежать этого.
В Гибельном Шторме флот лоялистов столкнулся со множеством ужасов и словом сущности, распространявшей разрушение и гибель. Ее назвали «Пилигримом». Во время Битвы при Пирране Сангвиния посетило видение, после которого он понял, что следует двигаться туда, где все началось — в мир Давин, где Хорус совершил свое падение. Жиллиман и Эль Джонсон неохотно поверили Ангелу, подумав, что просто разрушат Давин, и отправятся далее. После прибытия примархи обнаружили, что Давин со всех сторон окружён оболочкой из костей триллионов мертвецов — Некросферой. Проломив выстрелами некросферу, флот достиг Давина. Над планетой Сангвиний проник на флагман Эль Джонсона, «Непобедимый Разум», и похитил Конрада Кёрза, надеясь использовать его способности к предсказанию для поиска решения судьбы Давина. После этого Сангвиний объявил массовую высадку на Давин, в то время как Эль Джонсон, разъярённый неожиданным нападением на своё судно, едва удержался от того, чтобы приказать подвергнуть мир Экстерминатусу вне зависимости от того, находится ли Ангел на его поверхности, или нет.
Мир Давин был пуст. Население отсутствовало. Четыре Примарха добрались до храма, где Хорус прошёл ритуал Эреба и Змеиной Ложи, развративший его разум, и подтолкнувший Воителя к измене. В храме Сангвиний провозгласил, что изменит свою судьбу. Эти слова, сказанные перед алтарём нечистого храма, пробудили саму планету. Вокруг неё раскрылись варп-штормы, а Сангвиний исчез во внезапно открывшемся портале. Внутри портала Сангвиний вернулся на Терру, очутившись в саду Императорского Дворца. Впервые он увидел видение, не бывшее его собственной смертью на борту «духа Мщения». Он видел, как убил Лоргара, и как последний Примарх-предатель стоит перед троном в цепях. Император поздравил Сангвиния с победой, и провозгласил его Регентом Империума. Вместе с Императором Ангел продолжил Великий Крестовый Поход, очистив Галактику от Хаоса, зла и чуждых рас. Увидев это будущее, и внимательно пронаблюдав за поведением и словами Императора, Сангвиний понял, что происходит. Ангел достал меч, и нанёс удар, сорвав иллюзию. Вместо Императора он увидел демона Мадайла.
Сангвиний и Мадайл вступили в бой. Орда демонов рвалась через портал, чтобы задержать Жиллимана и Эль Джонсона. Сонм демонов возглавлял огромный конструкт «Дробилка Душ», которого уничтожили Робаут и Лев. С другой стороны портала Ангел был окружён и пленён превосходящими силами противника, а Проповедник Хаоса Неделимого объявил, что Сангвиний будет служить ему, или умрёт. Мадайл назвал Воителя Хоруса «неподобающим сосудом», и предложил Сангвинию нанести удар Луперкалю, свергнув его, и принять мантию Воителя Хаоса. В этом случае демон пообещал, что ни один из сыновей Ангела никогда не будет страдать от Чёрной Ярости. Сангвиний отказал демону в красочных выражениях, после чего вырвался из оков. Дуэль продолжилась, но на сей раз Ангелу удалось ранить Мадайла. Два раненых воина сражались друг с другом, пока не оказались в портале, на границе между реальностью и Имматериумом. Находившиеся на Давине Жиллиман и Эль Джонсон заметили Сангвиния, прорывающегося сквозь портал, и бросились ему на помощь, но были остановлены демонами. Решение нашёл герольд Сангвиния, предложив занять место примарха в портале. Сангвиний, скрепя сердце, согласился, понимая, что это судьба его глашатая, а ему и братьям-примархам нужно торопиться к Терре. Сангвинор атаковал демона, скрывшись в портале, а Ангел вернулся на Давин. Примархи бежали из начавшего разрушаться Храма.
В том месте, где когда-то был Давин, оказался разрыв в Гибельном Шторме. Этот путь вёл к Терре, но Хорус предвидел такой поворот событий, и заблокировал его своими судами. Жиллиман и Джонсон решили отвлечь флот предателей, пока Сангвиний с Кровавыми Ангелами прорываются к Терре. Такова была их судьба. Но перед тем Сангвиний на борту «Красной Слезы» объявил Кёрзу, что позволит тому следовать собственной судьбе, заключённой в смерти от рук имперского Ассасина, даже если для этого потребуются тысячелетия. После этого предателя запечатали в стазисном контейнере, и выбросили в открытый космос, пока внутри своего неразрушимого кокона Ночной Охотник ревел от ярости.

Жертвоприношение
Сангвиний увековечен в великолепных стёклах витражей Санктус Претория Император, запечатлённый бьющимся в небе с демонами настолько могущественными, что могли одним своим словом свести с ума даже великих героев. Он в одиночку отбивался от орд грязных демонов, пытающихся ворваться в священные покои Императорского Дворца. Записи говорят о бесстрашии и беспримерной стойкости Кровавых Ангелов при обороне космического порта Стены Вечности. Хотя сотни Кровавых Ангелов погибли в бою, они сумели отогнать такие орды нечистых, каких не видел ещё никто. Рассказывают, что яркий свет окружал сыновей Сангвиния, когда Примарх повергал в небесах очередного демона своим мощным огненным мечом.
Можно сказать, что примарху Сангвинию повезло. Судьба дала ему шанс исполнить своё желание, не пренебрегая долгом. Во время битвы за Терру, в космопорте Стена Вечности Примарх снова столкнулся с Ка’Бандха.
Когда хаоситы прорвались через внешний периметр, Сангвиний в одиночку сдерживал орды врагов, давая время укрыть раненных за Вратами Вечности. И когда имперские войска наконец оказались под защитой Архидемон Кхорна, напал на уставшего Примарха. Завязался бой в воздухе. Все, кто были рядом могли лишь наблюдать за схваткой ангела и демона.
Казалось, что история Сигнуса повторится. Ка’Бандха вспорол Сангвинию грудь и Примарх упал на гранит. Кровавые Ангелы застыли в страхе, а хаоситы взревели, предчувствуя победу. Но прежде, чем демон смог нанести решающий удар, Сангвиний смог подняться.
Он схватил Ка’Бандха и с силой опустил на колено, сломав тому позвоночник. Победный клич войск Хоруса захлебнулся, когда туша лучшего убийцы Кхорна упала в ряды хаоситов. Сангвиний наглядно показал, что демоны не должны осквернять небеса и запер Врата Вечности.
И вот появился корабль Хоруса, где Сангвиний должен был выполнить свой священный долг. Хорус был самодоволен — он одерживал победу, наблюдая битву с мостика своего закопчённого левиафана. Он хотел собственноручно повергнуть Императора, поставить его на колени, перед тем как уничтожить душу Отца Человечества. И когда его войска, наконец, пробили оборону и ворвались в коридоры и залы дворца, Хорус неосмотрительно ослабил психическую защиту корабля. Со скоростью мысли Император и Сангвиний проникли на борт дьявольского корабля. Когда Император телепортировался на борт боевого корабля Хоруса, Сангвиний был с ним, но они разделились, и Примарх был вынужден один сражаться с Предателем. Даже на борту проклятого и мутировавшего боевого корабля Хоруса Сангвиний попробовал повлиять на Хоруса словами, используя в качестве средства давления свою старую дружбу. Хорус не был согласен ни с одним его словом, и в тронном зале шли дебаты, в которых каждый пытался склонить другого на свою сторону. В итоге всё кончилось поединком, и Сангвиний был убит Хорусом, сам же он смог только немного помять броню. Однако, именно через эту трещину в броне Хоруса Император позднее смог нанести свой удар. То есть он умер не напрасно, а умер, чтобы сразить Ересь и её лидера Хоруса.
После Конца Хаоса тело Сангвиния было возвращено на его родную планету. Там он был с почестями похоронен в глубине огромной гробницы, двери же были закрыты большой статуей ангела, сделанной в честь павшего Примарха.
Сангвиния считают самым честным из всех Примархов. Он пожертвовал собой, чтобы позволить уничтожить Хаос и Великого Предателя Хоруса, поэтому имя его почитается простыми гражданами Империума. Число храмов Сангвиния не уступает числу храмов Императора. Великий праздник в честь Его носит название Сангвиналия, а адепты его по всей Галактике носят красный знак Сангвиния.

Чёрная Ярость
Известно, что Сангвиний обладал даром предсказателя, способного видеть будущее. Его душа была чиста, и то о чем он говорил, несомненно, сбывалось. И поэтому, несомненно, он знал, что обрекает себя на погибель, начиная бой с Воителем. Был ли этот поступок продиктован безысходностью или верностью Императору — это до сих пор обсуждается в кругах слабых верой теологов Империума, но невозможно сомневаться в воспоминаниях Кровавых Ангелов. Они свидетельствуют, что он пошёл прямо в пасть чудовища, подчиняясь долгу и предвидя итог. Только Кровавые Ангелы знают подробности судьбы Примарха. Жертва, принесённая их прародителем, ударила в душу каждого из них, породив сжигающие её видения смерти Сангвиния. Эта память поколений настолько сильна, что иногда Кровавые Ангелы переходят в состояние, известное как Чёрная Ярость, в котором они испытывают ужасающие видения и чувствуют боль, которую испытывал Сангвиний.
Известно, что с возрастом, чем больше битв и кровопролития видит Кровавый Ангел, тем ближе он становится к началу Чёрной Ярости. Капеллан Лестралио, великий мученик Кровавых Ангелов, стал отцом метода, позволявшего тем несчастным, кто впадал в Ярость во время путешествия в космосе, продолжать службу. Процедура Лестралио заключает в себе передачу несчастного Сангвинарным жрецам, после того как все попытки приостановить действие Чёрной Ярости провалены, и вокруг нет врагов, которых жертва Ярости могла бы повергнуть, стремясь к героической смерти. Добровольца обуздывают, заковывая в адамантин, порой ценой смерти многих Кровавых Сервиторов, и переносят в Апотекарион. Здесь, в глубине корабля, ему помогают рассказывать о том, что он видит вокруг глазами Сангвиния внутри боевого корабля нечестивого Хоруса.

Материал взят отсюда:

1.

2.

3.

4.