Как трудно выбрать имя герою!

4 March 2018

Имя герою романа подбирать еще труднее, чем собственному ребенку. И вот почему.

Когда мы даем имя ребенку мы руководствуемся только своим вкусом, а каким содержанием наполнит его новый человек, зависит, в основном, от него самого. В последние годы было написано немало книжек о том, что всякое имя предрешает характер человека, и личное дело каждого верить им или нет, но я отношусь ко всем этим выводам критически. Хотя и признаю, что в каждом суеверии содержится доля житейского опыта, доля истины.

Однако для выбора имен в художественном произведении недостаточно личного житейского опыта. Важно, чтобы и в обществе, читателями имя принималось с определенным смыслом.

Прошлую свою запись я сделала в виде нарратива в Яндекс-дзен и назвала его конкретно:

«5 вариантов выбора имен в романе». Что это были за варианты?

  • Учесть этнографию и национальность
  • Сделать акцент на социальности имени
  • Использовать говорящие имена
  • Выбрать редко употребляемое имя.
  • Ну и где-то «вредный совет» – назвать главгероя своим имени.

Простыми и однозначными эти варианты выглядят лишь на первый взгляд, ибо выбор любого из них имеет и обратную сторону. Потому что, если «назвался груздем, то полезай в кузов». То есть всякий выбор имени обязан быть подтвержден действиями героя, сюжетом.

Самым актуальным и на сегодня остается национальная окраска имени. В одном из моих романов действие переносится в Танзанию, так что естественно было ввести в роман героев Мурумби и Нганг. Другое дело – подчеркивание национальности людей, живущих в России. Это следует делать только в тех случаях, когда это будет использовано в сюжете. Так в моем романе «Половина любви» один из героев первого ряда назван Ефим (а отец у него Евгений Соломонович), сообщается, что он еврей, поскольку в дальнейшем сюжетная нить, связанная с ним, тянется в Израиль. И вообще, на мой взгляд, обозначение национальности есть смысл вводить в книгу в связи с географическими перемещениями. Во всех остальных случаях люди, живущие в одной стране, как правило, связаны общей культурой и общими ценностями.

«Социальность» имени, то есть указание, что человек вырос в той или иной социальной группе, ныне теряет актуальность. Хотя еще Пушкин назвал свою героиню Татьяной (Лариной), желая подчеркнуть ее близость к простому народу. В те времена имя Татьяна среди аристократии почти не встречалось. И даже недавние женские «деревенские» имена (Клавдия, Антонина) в современной деревне почти не встретишь, если только у совсем стареньких носительниц имени. А если вы придете сегодня в школьный класс и спросите, как зовут детей, то вряд ли услышите чисто «пролетарское» или чисто «олигархическое» имя. Только по имени мы теперь не определим семью, в которой растет ребенок.

«Говорящие имена» сейчас тоже не в ходу и уместны разве что в сатирических рассказах, и они позволяют уменьшить объем произведения. Один из моих ранних рассказов для газеты так и начинался: «Молодой начальник сектора Недопёкин шел на работу …».

Современные писатели-беллетристы любят называть героев редкими и даже изысканными именами, полагая, что так они лучше запомнятся. Я прибегла к этому варианту лишь в одном романе: «Вальс одиноких». И мотивом для выбора имени героини – Иветта – было не просто желание выделить ее среди героев, созданных другими авторами (дескать, чтобы читатели лучше запомнили). Передо мной стояла задача показать определенный характер, сложившийся под влиянием имени.

Процитирую абзац из романа: «Иветта была определена в артистки с момента рождения. Мать и назвала ее соответствующе. Большая поклонница Вертинского, Наталья Всеволодовна вечно напевала «Магнолию», где рефреном звучало имя Иветта. Редкое и вычурное имя в сочетании с неблагозвучной фамилией Кривошеева доставляли девочке дополнительные страдания. Прозвище Кривая Ива намертво приклеилось к ней с младших классов».

Что касается выбора имени для лирического героя, в которого была безответно влюблена упомянутая Иветта, то его я назвала просто – Владимир Амосов. Кстати, его фамилия возникла в романе случайно, пришла ко мне из «Универсума» :). В тот год на нашем участке избирался в законодательное собрание кандидат с такой фамилией.

Очень, очень редко писатели дают свое имя главным героям произведения, и понятно, почему они избегают этого: даже если повествование идет от лица «я», автору необходимо держать заметную дистанцию от героя.

Хотелось бы еще отдельно остановиться и на выборе имен, более подходящих для положительных и для отрицательных героев, но по этому пункту я не решаюсь делать однозначные выводы и беру «помощь зала». Этот вопрос я обращаю к френдам и читателям своего блога https://galina-vr.livejournal.com/304787.html и надеюсь от них услышать ответ.