Атомный кошмар и боевые дельфины Балаклавы

В знаменитом подземном комплексе базирования и обслуживания подводных лодок в Балаклаве по сей день царит атмосфера холодной войны. Некогда секретный военный комплекс (его строили с 1953 по 1961 гг) впечатляет масштабами и апокалиптической убедительностью. Подземные сооружения, зловещие коридоры и каналы для субмарин тянутся на 15 км. По одной информации, спецобъект возводили метростроевцы, по другой - бурение в этом районе не представлялось возможным, и поэтому тоннели создавали военные специалисты направленными взрывами.

На момент запуска в 1954 г. объект был способен выдержать взрыв атомной бомбы, мощностью 100 килотонн (5 Хиросим), вместить от 7 до 9 дизельных подлодок, которые должны были бы нанести удар возмездия после вероятной ядерной атаки противника. Случись она, 3000 человек могли бы находиться в бункере около 30 суток. Соответственно, на объекте 825 ГТС был склад ядерных ракет, торпед и прочего оружия. Наконец, здесь же, как и в ряде других бухт Севастополя несли службу так называемые боевые дельфины, выполняющие функции... пограничников и спецназовцев.

Я приезжал на Объект 825 ГТС два раза. Первый - в 2013-ом году, когда комплекс, на тот момент, разумеется, музейный, принадлежал Украине, явно страдал от нехватки финансирования и держался за счет энтузиастов. Однако нет худа без добра. За отсутствием денежных вливаний военная база выглядела более аутентично, чем сегодня. Увы, после присоединения Крыма к России подземный объект начали подгонять под представления о том, каким должен быть современный музей. К моему второму визиту в Балаклаву, в 2016 году, комплекс подкрасили, установили излишние, на мой взгляд, стенды и таблички. В результате ощущение загадки, секретности, апоклиптичности, заброшенности - то, что в конечном счете и привлекает сюда туристов, несколько притупилось.

Как бы то ни было, посетить Объект 825 ГТС явно стоит. Хотя бы потому, что здесь можно посмотреть на инструменты для монтажа ядерных боеголовок, на круговые коридоры, способные погасить ударную волну, и на уникальное снаряжение боевых дельфинов, которых начали готовить в конце 60-х годов для патрулирования крымской акватории, поиска подводных объектов, в том числе потерянных торпед, минирования и разминирования, обнаружения и уничтожения диверсантов и для прочих сугубо военных задач. Словоохотливые гиды расскажут вам, что заставить дельфина убить человека чрезвычайно сложно, ибо это противоречит натуре этого загадочного млекопитающего

Тем не менее, по словам тех же музейщиков, эксперименты по обучению атакам на пловцов еще как проводились. На тренировках дельфинов учили подплывать к аквалангисту и упираться в него носом. При выполнении реальной боевой задачи к наморднику крепилась отравленная игла или штык-нож. Как бы то ни было, вот вам официальная информация - с 1975 по 1987 гг дельфины несли боевое дежурство у входа в главную Севастопольскую гавань и других бухтах полуострова.

По слухам, которые музейщики объекта 825 ГТС поддерживают, решение об организации тренировочного центра дельфинов в военном океанариуме Казачьей бухты было принято в ответ на серию атак, которые провели американские военные дельфины, натренированные специалистами военно-морской базы США во вьетнамском Камрани. Морские животные (морские львы, моржи и дельфины) якобы уничтожили по меньшей мере двух советских аквалангистов, оказывавших содействие вьетнамским военным. Правда, разумеется, - под грифом «Секретно».

Что же случилось с командой дельфинов-спецназовцев в 90-е годы, когда объект 825 ГТС был закрыт и вскоре после этого стремительно разграблен охотниками за цветными металлами? В открытых источниках утверждается, что несколько партий дельфинов было продано сначала в Ирак, а затем в Иран, где они якобы охраняли корабли и нефтяные танкеры в Персидском заливе, топили суда и боевых пловцов противника. Конец истории? Ан нет. Пару лет назад прошла информация, что после вхождения Крыма в состав России работа научно-исследовательского центра в Казачьей бухте возобновилась и боевые дельфины вновь встали на довольствие в российских вооруженных силах.