4 СЕРИЯ ФАНТАСТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ "СПЛОШНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ"

1-я серия здесь

2-ая серия здесь

3-я серия здесь

На это раз, перемещение в новое измерение прошло быстро и безболезненно для моего непрерывно стареющего организма. Уже привычно вспыхнула яркая ослепляющая вспышка света и буквально через мгновение, я твердо стоял на своих родных ногах, не потеряв при этом драгоценного сознания. Чувствовал я себя превосходно, словно космонавт готовый к полету в далекий и неизведанный космос. Получается, что мой организм привык уже к перемещениям через порталы? Раньше сознание всегда покидало меня в момент перемещения, а сейчас все прошло подозрительно гладко. Вот это больше всего и настораживало потому, что я оказался в центре большой безжизненной пустыни. Я гордо стоял на вершине небольшого песчаного бархана. Порывистый горячий ветер обжигал оголенную кожу. Огненное солнце, зависшее прямо над моей лысой макушкой, нагрело здесь все до испепеляющей жары. Я протер рукавом пот, выступивший на лбу.

- “И куда это меня занесло на это раз? Может, это мое родное измерение? Если это так, то все прошло явно неудачно. Выжить в пустыне без воды, будет очень сложно”

Я принял решение выдвинуться в сторону появления очередного портала, чтобы как можно скорей выбраться отсюда в пригодное для жизни измерение. Стрелка моего компаса предательски указала направление, прямо противоположное направлению ветра. Я обреченно вздохнул, в ожидании предстоявших мне тяжелых испытаний, и пошел навстречу новым приключениям. Продвигаясь все дальше и дальше, мне все больше казалось, что я точно попал не в свое родное измерение. Был я в Египте, в этой известной пустыни, там все было не так, как здесь. Сейчас мне требовалось как можно быстрее выбраться отсюда, пока изнывающее солнце не завершило мое короткое путешествие, испепелив меня в своих жарких жгучих лучах.

- “Черт! Я же совсем забыл посмотреть, сколько времени оставалось до появления портала”, - мой взгляд снова упал на крышку компаса. Яркие солнечные лучи мешали мне рассмотреть, что показывал экран. Соорудив руками тень, я с ужасом увидел цифры – 168 часов. Курс высшей математики, давно пройденный и уже забытый еще в институте, позволил прикинуть в уме, что здесь мне необходимо было продержаться неделю или немного больше. Исходя из текущей ситуации и погодных условий, это было нереально. Я точно не помню, сколько времени человек может прожить без воды, но лучше этого и не вспоминать, потому что не стоило терять надежды и опускать руки раньше времени. Отчаиваться заранее не стоит, поэтому я уверенно двигался вперед, навстречу спасительному порталу. Через час пути, от этой неимоверной жары и жажды, закружилась голова. Идти было, и без того, очень тяжело. Ноги по щиколотку утопали в горячем тягучем песке, что сильно замедляло мой шаг. Я не останавливался на отдых, продолжая упорно двигаться вперед, пока еще позволяли скудные физические возможности. Солнце стало палить еще сильней. Жар от песка плавил окружающую реальность в одну большую размытую картинку.

- “Мне нельзя сейчас останавливаться. Нужно идти!”, - уговаривал я себя. – “Если перестану двигаться, то солнце, в одно мгновенье, добьет мой обессилевший организм”.

Через три часа путешествия по пустыни, я уже еле передвигался, постоянно падая на горячий песок и снова упорно поднимаясь, чтобы идти дальше. Еще через час, я мог только ползти на четвереньках, обжигая ладони об раскаленный песок. Сил подняться на ноги уже не хватало. Превозмогая себя, медленно, как черепаха, я заполз на очередной высокий бархан, искренне надеясь увидеть с него спасительный оазис с озером и деревьями. К моему великому сожалению, до самого расплывающегося от зноя горизонта, простирался сплошной песок и ничего кроме него. Это добило меня окончательно, полностью отрезав все зыбкие надежды на спасение. Внезапно, прямо в лицо, дунул порыв горячего ветра вперемешку с противным жгучим песком, обжигая и царапая обгоревшую от солнца кожу. Он попал мне в рот и глаза. Избавиться от него я не мог, потому что мой полностью обезвоженный организм уже не мог воспроизводить ни слюни, ни слезы.

- “Все! Дальше ползти уже не могу. Нет ни сил, ни желания”, - я покорно сдался, не выдержав неравного поединка с пустыней. – “Вот и пришла моя смерть”, - промелькнула последняя мысль вместе со всей прожитой, такой короткой, жизнью. Картинка в глазах медленно потускнела, словно кто-то выключил свет. Я упал без чувств на горячий песок, отдавшись солнцу на окончательное растерзание.

Очнулся я от того, что мое в лицо плеснули спасительной влагой, и кто-то похлопал по моим щекам, пытаясь привести в сознание. Это вернуло меня к жизни. Несмотря на то, что эта вода сильно отдавала застоявшимся протухшим запахом, я все равно был очень благодарен даже за такой скромный подарок. Мои глаза отрылись, пытаясь увидеть своего спасителя. Надо мной склонились несколько человек, загораживая палящее солнце. Я смотрел на них и улыбался, радуясь встречи с живыми людьми в этой мертвой местности. Моих спасителей было семеро. Они очень внимательно изучали меня, прикидывая, умер я или еще нет. Уловив признаки жизни в моем высушенном обожженном теле, они помогли мне встать на ноги. Один из них протянул тяжелую стеклянную кружку, доверху наполненную темно-серой мутноватой жидкостью, предлагая выпить ее. Я крепко схватил кружку обоими руками и принялся жадно поглощать ее содержимое, несмотря на то, что запах у этого пойла был такой же отвратный, как и у воды, которой брызнули мне в лицо. Допив все до конца, я облизал высохшие потрескавшиеся губы и внимательно осмотрел с ног до головы людей вернувших меня с того света. Все они были одеты в одинаковые длинные плащи, сшитые из материала очень похожего на обычную серебристую фольгу. Эти странные плащи полностью закрывали все их тело, от горла и до самых пяток, немного расширяясь в низу, чтобы было удобно ходить. Над непокрытой головой, у каждого из них, на небольшой тонкой палке, торчащей прямо из-за спины, был прикреплен небольшой серебристый зонтик сделанный из того же материала, что и плащи. Этот зонтик загораживал их головы от прямых лучей солнца. Кожа на их лицах и руках была темно бронзовой, немного потрескавшейся от местной температуры, ветра и песка. Их физиономии выглядели утомленными и измученными, от таких жестких условий жизни. Эти люди, в своей смешной одежде, напомнили мне живые шоколадные конфетки.

- Обязуйся не нанести вреда ни нам и ни детям нашим, и тогда примем тебя в племя свое, как друга и доброго соседа, - обратился ко мне один из моих серебристых спасителей.

- Я с миром пришел сюда и зла никому не желаю, и желать не собираюсь, - подражая местной манере речи, ответил я и широко улыбнулся, изображая приветливую физиономию.

- Что за преступление совершил ты в своем мире? – спросил тот же человек. - За что наказан ты столь жестоким образом?

- Меня никто не наказывал, - не понимал я смысла его странного вопроса.

- Тогда, как ты попал сюда? – удивился мой собеседник. Остальные нас внимательно слушали, шурша своими плащами.

- Я пришел сюда по воли доброй и собираюсь, так же, покинуть ваше жаркое измерение, – ответил я.

- Он пришел спасти нас! – громко сообщил всем своим серебристым собратьям мой собеседник. Они все разом упали на колени, склонив свои зонтики к моим ногам. - Мы знали и верили, что ты придешь к нам и приведешь свой народ к лучшей жизни! – добавил он.

- Вы меня неправильно поняли! – не предвидя такой исход событий, перебил я их причитание. Я нисколечко не хотел и не собирался быть их спасителем. Эта роль меня еще никогда не приводила ни к чему хорошему. – Вы меня, наверное, с кем-то перепутали. Я никакой не Спаситель. Я попал сюда совершенно случайно! – интонацией подчеркнул я последнее предложение.

- Не скромничай, о наш Спаситель! – продолжил тот, кто вступил со мной в общение, поднимаясь с колен. Все остальные поступили так же. – Позволь нам проводить тебя в твое царство, к жаждущему твоего появления народу, - люди в плащах плотно обступили меня, приближаясь все ближе и ближе.

- Стойте! – я попытался их остановить, не понимая, что они собрались сейчас со мной сделать. - Я здесь проездом! Я не тот, за кого вы меня приняли, - но они меня уже не слушали. Они дружно подхватили мое бренное тело и подняли его над собой на вытянутых руках. В таком положении меня потащили на вершину бархана, который располагался справа от нас. Я громко кричал, настойчиво требуя остановиться и отпустить меня на землю. Но, никто из них этого не услышал или делал вид, что не слышит. Видимо, для того чтобы заглушить вопящего меня, они затянули нудную песню, состоявшую из трех слов, которые они постоянно повторяли – «Слава Спасителю и Благодетелю».

Вся эта нелепая процессия с глупой нескладной песней и моим уставшим обезвоженным телом на их бронзовых руках, остановилась на самой вершине бархана. С него мне открылась удивительная картина, явно не ожидаемая моим видавшим всякие чудные виды сознанием. За этим барханом, до самого расплывающегося от зноя горизонта, пустыня была усеяна величественными каменными пирамидами различного размера. Пирамиды были очень похожи на Египетские, которые мне один раз посчастливилось увидеть на экскурсии, по системе все включено.

- “Может, я все-таки в Египте? Но, эти люди совсем не похожи на знакомых мне египтян. Хотя, они такие же приставучие и непонятные”, - я расслабился, отдавшись в руки этим серебристым людям и, широко отрыв рот от удивления, любовался этим великолепным пейзажем гигантского пространства, плотно усеянного загадочными пирамидами. – “Вернусь домой и точно стану художником. Надо только запомнить все досконально, чтобы потом запечатлеть всю эту нереальную красоту”.

- Здесь живет народ твой, который искал ты, о наш спаситель, чтобы уберечь от гибели, - пояснил мне кто-то снизу.

Меня торжественно понесли к ближайшей и самой большой в этой местности пирамиде. Я уже совсем не сопротивлялся, надеясь на встречу с кем-нибудь более адекватным из населяющих данное измерение людей. Моим сопровождающим было явно не до моих объяснений. Они упорно продолжали петь свою нудную песню, посвященную мне. У подножия, упирающейся прямо в знойное небо своим острием пирамиды, мое тело аккуратно опустили на землю и отряхнули от песка. Один из моих новых серебристых почитателей подошел к подножию этой пирамиды, упал на колени и протянул руки к солнцу:

- Вопрошаю к тебе о Великий Бог Солнца! Возвести старосте нашему, о приходе Спасителя и позволь нам попасть к нему на поклон с вестью радостной, - произнес он в небо.

На мое удивление, солнце его услышало. В самом нижнем ярусе пирамиды, состоявшем из громадных каменных глыб квадратной формы, что-то громко треснуло так, что я даже дернулся от страха. Самая большая из этих глыб, медленно и неторопливо стала уходить вниз под землю, обнажаю вход в пирамиду и поднимая мелкий песок и пыль в воздух. Когда пыль села, мне первому было предложено пройти в открывшейся проем, словно я знал куда он ведет. Я побоялся заходить туда, продолжая стоять на месте. Это было замечено, и один из серебристых сказал мне:

- Здесь живет наш староста и наместник бога солнца. Он с нетерпением ожидает тебя, о наш Спаситель.

- А можно, вы первые туда пойдете, а я за вами? - предложил я, боясь заблудиться. Насколько мне было известно из всяких там документальных фильмов, пирамиды имели сложные и запутанные коридоры-лабиринты, призванные запутать незваных гостей. Мои сопровождающие почтенно склонили головы. В таком согнутом положение они первые скрылись в этом лабиринте, а я последовал за ними, предавшись размышлениям.

- “Почему местные приняли меня за какого-то непонятного “Спасителя”? Я совсем не хотел снова оказаться в центре внимания целого измерения. У меня не было на это ни времени, ни сил и ни малейшего желания. Интересно, а от чего я их должен спасти и почему они возлагают на меня такие большие надежды? Может они узнали меня, как Великого Знахаря? Но, я здесь совершенно бессилен и не могу творить чудеса. Я даже воды себе не смог сделать в пустыни, несмотря на все мои жалкие старания. Если мыслить логически, то не могли они меня знать. Во-первых, я сбрил бороду и стал совсем непохожим на Великого Знахаря. А во-вторых, меня бы сразу назвали Великим Знахарем, а не каким-то там Спасителем. Жалко, конечно, что я ничем не могу им помочь. Надеюсь, когда они узнаю что я не Спаситель, меня не убьют, как обманщика, а отпустят с миром, чтобы я покинул данное измерение и продолжил свои поиски родного дома и любимой Ариоки”, - пока я напряженно размышлял, мы все дальше и дальше углублялись вовнутрь пирамиды.

Коридор, по которому мы продвигались, освещался длинными светящимися палками метра полтора в длину, очень похожими на офисные лампы дневного освещения. Здесь было свежо и прохладно, словно охлаждалось мощными кондиционерами. Коридор закончился, и мы оказались внутри пирамиды. Никогда раньше не думал, что они внутри полые. Мы оказались в одном громадном треугольном помещение. Меня поразили строительные навыки местной цивилизации. В моей голове никак не укладывалось, как можно было создать такое величественно и одновременно крепкое сооружение? Людей здесь было не очень много. Все они носили серебристые плащи и лениво передвигались по периметру этого помещения. Еще я заметил, что на наклонных стенах пирамиды повсюду, под углом, были прикреплены прозрачные очень широкие трубы, внутри которых перемещались стеклянные лифты, как в больших многоэтажных супермаркетах. Люди в них разъезжали по наклонной стене вверх или вниз. Сощурившись, я увидел, что вдоль движения этих лифтов, все стены пирамиды были усеяны многочисленными дырками, словно маленькими пещерами. Наверное, там располагаются местные жилища и помещения, а лифт служит способом добраться до этих пещер. Процессия, которую я замыкал, дружно погрузилась в один из этих прозрачных лифтов, который резко взмыл вверх, как ракета. Мы все немного присели, повинуясь инерции и притяжению. Пол в лифте был прикреплен под углом, что позволяло передвигаться вдоль наклонных стен пирамиды и стоять, при этом, прямо. Скорость движения лифта и его прозрачные стены, меня пугали. От страха неизвестности и врожденной боязни высоты, я плотно прижался к стенке лифта, которая была ближе всего к стене пирамиды. Лифт пересек толстую стеклянную перегородку, отделяющую самую вершину пирамиды, и внезапно остановился. Я еле удержался на ногах, нелепо хватаясь за стенки лифта и оставляя там следы от своих потных рук. Мои сопровождающие дружно высыпали из лифта на стеклянный пол. Лично мне, выходить было страшновато. Пол был абсолютно прозрачным и ненадежным. Мне казалось, что стекло может треснуть, и мы все упадем вниз и точно разобьемся. Преодолев внутренний страх, я осторожно вышел из лифта, стараясь не смотреть себе под ноги. Осторожно ступая на цыпочках, я засеменил за своими спасителями. Они привели меня к грандиозному большому золотому трону, на котором восседал очень маленький человек с длинным стеклянным посохом в руке.

Человек на троне был небольшого роста. Сначала, я подумал, что это маленький ребенок, лет десяти от роду. Но его взрослые черты лица, кучерявые седые волосы и длинная ухоженная борода, говорили об обратном. Это был самый настоящий лилипут. В нашем несправедливом измерении, такие маленькие люди встречаются у нас в цирках, в кино или прячутся по домам. Но, ни один из них у нас не занимал никаких высоких должностей, как здесь. Маленький грозный человек на троне был одет в такой же плащ, как и у всех здесь, но с золотым блестящим красивым отливом, выделяющим его на фоне остальных. У него тоже был зонтик на палке, как у всех, но золотой и очень широкий. Его лицо было грозным, что вполне было объяснимо его маленьким ростом. Все люди с таким ростом пытаются выделиться из толпы, либо большой машиной или серьезной работой. Некоторые возмещают свою злость, на более рослых подчиненных. Только ради этого, они и становятся начальниками.

Человек на троне заметил нас и громко стукнул посохом об пол так, что я почувствовал ступнями ног легкую дрожь, пробежавшуюся по стеклу. Я реально испугался, что стеклянный пол не выдержит и сейчас треснет. Сердце замерло от страха, но, к моей великой радости, этого не случилось. На полу не возникло ни одной, даже самой маленькой, трещинки. Наша процессия испуганно застыла, оценивая настроения коротышки на троне. Все, кроме меня, упали на колени, склонив, почтенно, свои серебристые зонтики перед ним. Один из моих сопровождающих пополз на четвереньках, не поднимая головы, прямо к золотому трону. Упершись зонтиком в трон, он слегка приподнялся и прошептал что-то на ухо коротышке, указывая пальцем на меня. Коротышка изменился в лице и расплылся в довольной широкой улыбке.

Он нелепо заерзал на высоком троне, пытаясь слезть с него. Для этого он сначала встал, прямо на троне, на четвереньки и повернулся к нам задом. Потом, он осторожно спустил одну ногу, нащупывая твердую поверхность, а потом вторую. Трон явно был для него великоват. Спускаясь с трона, он запутался в своем плаще и чуть не упал, выронив свой стеклянный посох из рук. Он поправил свой золотистый плащ. Взял в руки свой посох, который ему подал тот, кто возвестил ему о моем прибытии и направился ко мне. Прямо передо мной коротышка гордо встал на одно колено и протянул мне свой стеклянный посох, словно меч при посвящении в рыцари.

- Возьми его и спаси нас! – предложил он мне, протягивая посох на своих коротких ручонках.

- Тут произошла небольшая ошибочка, - ответил я. - Я не тот, за кого вы меня все здесь принимаете, - я ладонью отодвинул от себя посох, отказываясь принять его. – Я не хочу вас обманывать и вселять надежду. Я здесь не для того, что спасти вас. К тому же, я даже не знаю от чего вас тут всех надо спасать, - поведал я этому знатному маленькому человеку.

Коротышка нахмурился и, пыхтя, встал с колена. Он снова поправил свой плащ и зонтик. Кивком своей маленькой головы он приказал моим сопровождающим покинуть нас. Те в поклонах отползли назад, встали и быстро уехали на лифте. Сделали они это шустро, явно опасаясь гнева своего маленького правителя.

- Кто ты такой? – спросил меня коротышка своим детским писклявым голоском.

- Я Артур, - представился я и немного склонил голову.

- Ты точно уверен, что явился к нам не для того, чтобы спасти нас? – задал контрольный вопрос коротышка.

- Да, - ответил я и повторил. - Я попал сюда совершенно случайно и хочу дальше отправиться по своим делам, если вы меня, конечно, отпустите.

- К нам случайно не попадают, - пояснил мне коротышка. – Как ты к нам умудрился переместиться? И как ты собираешься покинуть это измерение? – коротышка явно был умней тех, кто привел меня к нему. Не удивительно, что он здесь главный.

- Я ищу свое родное измерение. У меня есть прибор, который показывает место и время появления очередного портала. Перемещаясь по ним, я хочу найти свое измерение, откуда я родом. И еще, я хочу отыскать свою любимую, оставленную мной в одном из измерений, - очень кратко рассказал я. – Не знаю, почему вы приняли меня за какого-то Спасителя, но в прошлом измерении я действительно спас целый народ. Но вся моя сила и могущество осталась там, и помочь я уже вам ничем не смогу, - закончил я свои объяснения.

Коротышка отстегнул зонтик, который ему мешал. Он бросил зонтик на пол, а сам задумчиво почесал свой вспотевший затылок:

- Покажи мне прибор, который помог тебе попасть сюда, - попросил он.

Я спокойно снял с руки свой компас и отдал ему. Он долго вертел его в руках, внимательно изучая это хитрое устройство.

- Я местный староста и наместник по имени Шмонхатоп Третий, призванный богом солнца править этим измерением, до прихода Спасителя – зазубренной фразой монотонно представился он, продолжая вертеть в руках мой компас.- А как этот прибор работает? – спросил он.

Я охотно рассказал ему, что здесь к чему и задал свой вопрос:

- Почему вы все приняли меня за какого-то Спасителя? И от кого или чего вы должны спасаться? – я пристально смотрел на свой компас в руках коротышки, ожидая, когда же он его вернет мне обратно. Потерять компас мне не хотелось. Он был моей единственной надеждой в поисках своего счастья.

- В наше измерение люди не попадают просто так, - пояснил мне Шмонхатоп. - Это измерение, практически, не пригодно для жизни людей. Сюда ссылают нарушителей из всех цивилизованных и технически развитых измерений. Это одна большая тюрьма. Здесь живут все те, кто протестовал против своих правителей в своих мирах или нарушал там законы. Но, здесь нет настоящих преступников. Все их преступления, это преступления против власти в борьбе за свободу, - увлеченно рассказывал мне Шмонхатоп. - Земля в этом измерении представляет собой одну большую необъятную безводную пустыню. Причиной всему - большой взрыв, который произошел много миллионов лет назад при увеличении количества измерений. Взрывная волна, ударившая по этому измерению, превратила всю воду, существующую на планете в мелкую водяную пыль. Большую часть этой водяной пыли, этой же взрывной волной, вынесло далеко в космос, остальное поднялось в воздух. На земле в атмосфере осталось порядка одного процента от всех запасов воды. Солнце, преломляясь сквозь эту водяную пыль, еще сильней стало нагревать землю. Вода перестала оседать на ее поверхность. Со временем, вся земля в этом измерении превратилась в одну большую безбрежную пустыню. Люди не смогли выжить в таких условиях и местная древняя цивилизация погибла. Первые переселенцы попали сюда около трехсот лет тому назад. Они обжили эти пирамиды, оставшиеся от прошлой цивилизации, жившей здесь еще до большого взрыва. Они научились добывать воду из влаги, содержавшейся в воздухе, использую пирамиды. Но запасы влаги не безграничны и подходят к концу. Воды в атмосфере осталось месяца на три, в лучшем случае. Дальше мы начнем умирать от обезвоживания. Двести лет тому назад последний из наших древних шаманов предсказал появление Спасителя. Спаситель явиться сам, по воле доброй и выведет нас всех отсюда в места, где много воды и нет пустынь. За все это время, ты единственный, кто попал к нам по собственному желанию. Поэтом тебя и приняли за нашего Спасителя. Может, все-таки, ты он есть? – с надеждой в глазах спросил меня Шмонхатоп.

- Мне очень жаль, что я не оказался тем, кого вы так долго ждали, - посочувствовал я Шмонхатопу и всему местному населению.

- Весть о прибытии Спасителя, наверняка, уже разнеслась по всем здесь живущим, - грустно сказал Шмонхатоп. – Я не хочу огорчать мой народ. Пусть они живут надеждой и умрут вместе с ней. Я возвещу им, что ты и есть наш Спаситель,- проинформировал он меня о своем решении.

- Но, я ведь ничем помочь вам не могу, - возмутился я. Брать на себя такую ответственность я не собирался. Когда они тут начнут умирать, то мне придется несладко.

- Пойми! Я не могу оставить людей без надежды на спасение. Побудь здесь пару дней, а там можешь идти дальше по своим делам. Я объявлю всем, что ты направился на поиски нового места обитания своего народа и скоро вернешься, - попросил Шмонхатоп.

- Позвольте мне забрать мой компас, – я протянул руку Шмонхатопу, который спрятал свою руку с компасом за своей спиной, не желая возвращать мне этот прибор.

- Я его завтра тебе отдам, после того как его изучат придворные ученые,- пояснил он свой поступок. - Может быть, эта технология поможет нам выбраться из этого измерения и спастись. А сейчас, тебя отведут в гостевые покои. Отдыхай, - Шмонхатоп громко свистнул.

Через секунду приехал лифт, из которого вышла невероятной красоты молодая девушка в зеркальных обтягивающих ноги брюках и расстегнутом плаще из серебристой фольги. Зонтика над ее головой не было. Ее лицо было белым, совсем незагорелым и очень красивым. Она напомнила мне Ариоку и горечь, стрункой разлуки с любимой пронзила на мгновение мое сердце, пуская слезу. Шмонхатоп указал ей посохом на меня. Девушка поняла его молчаливый приказ. Она указала мне на лифт. Я почтенно поклонился Шмонхатопу и удалился вместе с девушкой, уехав вниз на лифте. Меня поселили в одной из многочисленных комнат, где то в центре какой-то из стен пирамиды. Комната была небольшой и тесной. Окон здесь не было. Из удобств, здесь были кровать и стол, выдолбленные из цельного серого камня. На кровати лежал матрас и подушка из приятной мягкой бархатной ткани. Девушка исчезла и через минуту принесла мне еды и воды. Она накрыла стол, за который меня и усадила.

- Как зовут тебя красавица, - поинтересовался я, флиртуя с девушкой и тщательно прожевывая местную сухую пищу.

- Ляпотра, - представилась она и засмущалась. Ее щеки порозовели от моего пристального взгляда.

Она робко подошла ко мне сзади и стала массировать мои отекшие плечи своими нежными бархатными руками. Мне стало очень приятно.

- Может Вы, что-нибудь еще пожелаете? - спросила она и нежно поцеловала меня в шею, явно намекая на то, что Шмонхатоп направил ее ко мне не только прислуживать, но и услаждать мои плотские утехи.

- Нет, мне больше ничего не нужно, - ответил я и отдернул шею, боясь не удержаться от желания овладеть ей. Я не мог изменить своей любимой Ариоке.

- Вы уверены? - переспросила она. Ее рука расстегнула мой комбинезон и скользнула по моей волосатой груди.

- Вы можете идти, - ответил я, вывернувшись из ее нежных объятий.

Ляпотра не стала дальше приставать ко мне. Я рукой вытер пот со лба, появившейся там от перенапряжения.

- Завтра утром я приду к вам, и мы снова предстанем перед Шмонхатопом, - предупредила она и ушла.

Я поел и лег спать. Завтра у меня был сложный день.

Утром Ляпотра принесла мне местную одежду. Это был золотистый плащ и зонтик, как у самого Шмонхатопа. Я теперь самая знатная персона у местного населения. Свой комбинезон я снял и спрятал под матрасом, который лежал на кровати. Он мог мне еще пригодиться, когда я соберусь покинуть это измерение. После того, как я переоделся, не без помощи Ляпотры, она привела меня к Шмонхатопу. Он радостно и дружелюбно встретил меня, крепко пожав руку.

- Внизу собрались люди и жаждут увидеть своего Спасителя, - проинформировал он меня.

- Вы уверены, что мы имеем право их обманывать? – переспросил я, надеясь, что Шмонхатоп откажется от этой глупой затеи.

- Это не обман, это надежда, - еще раз повторил он. - Надежда способна творить чудеса и умирать с ней гораздо приятней,- пояснил он. – Я уже принял решение и прошу вас повиноваться, если хотите дальше продолжить свое путешествие, - немного пригрозил он.

Я вынужден был с ним согласиться. Шмонхатоп оценивающе посмотрел на меня и поправил плащ, словно стилист поправил костюм на модели. Потом я с ним погрузился в лифт, и мы спустились в самый низ пирамиды, где собралось несколько тысяч человек. Они заполнили все свободное пространство этого громадного сооружения. Наш лифт опустился не до конца, а остановился метра за три до пола. Люди нас заметили. Шмонхатоп торжественно поднял свой посох вверх. Толпа притихла в ожидании его слова.

- Народ мой, возрадуйся! – прокричал он, своим писклявым голоском. - Боги солнца услышали нас и прислали Спасителя! Он выведет нас отсюда в места пригодные для жизни. Нам недолго осталось, мучатся и бедствовать! Он пообещал спасти нас и привести к лучшей жизни.

Толпа приветственно загудела знакомую мне песню – “Слава Спасителю и Благодетелю”. Я с сожалением смотрел сверху на этих обреченных людей, широко улыбаясь им искусственной улыбкой и приветливо размахивая рукой. Мне искренне было их очень жаль. Они бедные не догадывались, что скоро умрут, а я, на самом деле, не Спаситель, а всего лишь безмолвная игрушка в руках хитрого и коварного политика. Покинуть их в это тяжелое время, большая нагрузка для моей совести. Но я, ни чем им помочь не могу. Уйти одному, значит предать их надежды, грызла меня изнутри моя же совесть. Что мне делать и как поступить в этой сложной ситуации я не знал. Можно, конечно, захватить с собой несколько человек, пока работает портал, но времени его работы будет недостаточным для всего населения. Будем надеяться, что мой компас, который забрал Шмонхатоп, им как то поможет.

Шмонхатоп повелел толпе расходиться. А я с ним вернулся в его тронный зал.
- Когда я смогу отправиться дальше? – спросил я с надеждой Шмонхатопа.

- Побудь с нами еще дня три, - попросил он.

- Я смогу захватить с собой несколько человек, - предложил я. - Но куда мы с ними попадем, это никому неизвестно.

- Спасаться по одному, это не выход. Если народ узнает, что можно спасти несколько человек, это может привести к мятежам и прочим тяжким последствиям. Каждый захочет оказаться в списках спасенных. Не стоит сеять вражду и панику, - сделал вывод Шмонхатоп, как заправский психолог.

- Согласен, - ответил я. – Но что тогда делать?

- Не знаю, - ответил Шмонхатоп, и грустно опустил голову.

- А вот эти пирамиды, - я показал на стены вокруг себя, - в которых вы живете. Для чего их использовали люди той древней цивилизации? – спросил я.

- Исходя из скудной информации, полученной нашими учеными, эти пирамиды служили порталами в параллельные измерения. Но, после большого взрыва, они перестали функционировать, - поведал Шмонхатоп и погрустнел еще больше.

- А вы пытались их активировать? – задал я немного глупый вопрос.

- Конечно, пытались, - усмехнулся Шмонхатоп. - Все великие умы нашего измерения брошены на решение этой сложной задачи. Но, решить это им пока не удалось. Для запуска пирамид нужны колоссальные источники энергии, которых у нас нет и получить их здесь пока не удалось.

- А те, кто ссылает сюда людей, в курсе того, что вам грозит опасность?

- Мы полагаем, что да. Уже около года к нам никто не попадал, кроме тебя. Видимо, они нашли новую тюрьму, а нас бросили на произвол судьбы, - Шмонхатоп от переживания выронил посох. Посох упал на его ногу, Шмонхатоп вскрикнул и пнул посох ногой подальше от себя.

- Мне очень жаль вас и ваш народ, - посочувствовал я и похлопал по спине Шмонхатопа своей ладонью так, что тот чуть не упал. – Я могу пойти к себе?

- Конечно, иди, - ответил Шмонхатоп, влезая на свой большой бесперспективный трон.

Я вернулся к себе в пустую неприветливую комнату. Видеть я никого больше не желал. На этот раз я был единственной и несбыточной надеждой целого измерения. Но почему опять я? Зачем мне судьба, каждый раз, отводит такую ответственную роль? Ради чего все это? Зачем мне все эти испытания? Я устал от них и хочу немного отдохнуть.

Меня никто не беспокоил уже два дня. Только изредка приходила в гости Ляпотра и приносила еду с водой. Шмонхатоп меня к себе больше не приглашал. Компас он так и не вернул. Я неоднократно просил Ляпотру напомнить обо мне Шмонхатопу, но все равно он меня игнорировал.

- “Может быть, я его чем-то обидел или он прячется от меня? Скорей всего у него много дел и сейчас ему некогда”, - решил я.

Наутро третьего дня, без привычного стука и прочих предисловий ко мне влетела испуганная, как дикая лань, Ляпотра. Ее глаза выражали смятение. Она словно потерявшийся ребенок смотрела на меня с надеждой.

- Что случилось? – испугался я, прикидывая в уме различные варианты случившегося.

- Спаситель, - прокричала она и, впервые, упала передо мной на колени. - Шмонхатоп Третий пропал.

- Как пропал? - удивился я, поднимая Ляпотру с колен.

- Я не знаю, - ответила она. Ее зрачки метались от страха из стороны в сторону. – Там, в тронном зале, собрались люди. Они ждут тебя и твоего решения.

- Почему именно меня? – удивился я еще больше.

- Ты же наш Спаситель? – сделала удивленное лицо Ляпотра. – Так как Шмонхатоп исчез, то ты теперь наш главный повелитель, призванный богом солнца править нами.

- Интересные у вас здесь законы, - ответил я, совсем не ожидая так быстро, стать главным в чужом для меня измерении. – “Куда делся этот коротышка Шмонхатоп? Как некстати он исчез”, - горевал я. – “Он же не вернул мне мой компас! Надеюсь, паника поднята напрасно и Шмонхатоп быстро отыщется. Кругом безжизненная пустыня. Бежать отсюда некуда”. - Ну, пойдем, - ответил я Ляпотре.

Мы приехали в тронный зал, где нас ожидали человек десять. Они что-то горячо обсуждали между собой, шурша своими блестящими плащами.

- Кто они? – шепотом спросил я Ляпотру, пока мы приближались к ним.

- Это прислуга Шмонхатопа, - таким же шепотом ответила она.

Завидев меня, они все сразу пали на колени и стали кланяться, словно собачки на панели автомобиля.

- Слава новому повелителю! – вторили они, стукаясь своими лбами об стеклянный пол. От этого он даже задрожал. Я приказал им подняться испугавшись, что они его окончательно добьют.

– Что нам прикажешь делать? – спросила меня Ляпотра.

- Давай, приказывай, - повторили остальные.

- Для начала, необходимо разобраться во всей этой истории, - предложил я. – Не стоит торопиться назначать меня главным, - пояснил я. - Ваш Шмонхатоп исчезал раньше так неожиданно? – обратился я ко всем в лице Ляпотры. - Может он, куда-то по делам срочным уехал? – начал я свое независимое расследование.

- Нет, - ответила Ляпотра за всех. – Он никогда не покидал нас, даже на день. Да и ехать ему тут некуда. Все его царство расположено здесь. Если он и уезжал, то вся прислуга готовила его к отъезду заранее и была в курсе его перемещений. А сейчас никто из них не знает где он и куда делся.

- А враги у него были? – спросил я, как заправский следователь. – Может его убили, чтобы занять его трон? – выдвинул я первую версию.

- Нет, - улыбнулась Ляпотра, насмехаясь над этим предположением. - Еще ни один из живых людей, никогда не желал стать добровольно местным правителем. Брать на себя такую ответственность, никто не хотел. Да и самого Шмонхатопа, в свое время, еле уговорили, когда умер Шмонхатоп Второй - его родной отец.

- Он один исчез? – спросил я, пытаясь понять мотивы.

- Нет, вместе с ним исчезли его жена, дети и все его близкие и дальние родственники, - ответила она. - Да, еще исчезла его личная охрана и кабинет министров, состоящий из его родного брата и тестя.

- Странно все это, - мысли я вслух, почесывая затылок. – “Пока версий никаких у меня не было. Что обычно делают в таких случаях следователи? Точно, проводят обыск и опрашивают свидетелей”. – Приказываю опросить все жителей этой пирамиды, - созрел я. - Наверняка есть свидетели случившемуся. Преступление не бывает без следов, - было добавлено мною с поднятым вверх указательным пальцем. В моей голове заиграла музыка из фильма про Шерлока Холмса. – Вперед, я жду вас здесь с результатом, - было приказано мной, застывшим от изумления людям. Прислуга Шмонхатопа в поклонах разбежалась в разные стороны, озадаченные моим приказом. Они собрались у лифта и уехали, за исключением Ляпотры.

- А ты чего осталась? – не понял я. – Можешь не отвечать. Будешь мне помогать здесь, - решил я.

Я подошел к трону Шмонхатопа и сел на него, предавшись размышлениям.

- “Как он тут сидит”, - не понимал я. Трон был жестким и неудобным, но слезать с него я пока не стал. Не каждый день предоставляется возможность посидеть на такой куче золота.

- “Итак, что я имею. Местные твердо уверенны, что врагов у Шмонхатопа не было и убивать его некому и тем более не за что. Но, я бы не стал полностью исключать эту версию, потому что он был правителем. У таких людей всегда есть враги и завистники. В любой стране к таким людям всегда приставляют охрану и делают это не зря. Всем мил не будешь”.

Для подтверждения или опровержения этой версии мне требовались улики. Я внимательно осмотрел тронный зал. Здесь не было видно никаких следов борьбы, ни других признаков, указывающих на причину исчезновения Шмонхатопа. Я слез с трона и отодвинул его в сторону, надеясь под ним найти хотя бы что-нибудь. Трон со скрипом отъехал, оставляя на стеклянном полу золотые полосы. Под троном не оказалось ничего, кроме слоя пыли и песка.

- А где спал Шмонхатоп с семьей? – спросил я Ляпотру, надеясь там найти улики. Еще, я надеялся обнаружить там свой компас. Шмонхатоп так и не вернул его мне, а времени до появления портала оставалось все меньше и меньше. Мне не хочется умирать здесь, вместе со всеми от нехватки воды. Хотя, я вряд ли доживу до такого исхода. Меня быстрей убьют местные, как правителя, не сладившего с этой бедой.

- Его комната расположена здесь, - ответила мне Ляпотра. – Пойдем, покажу, - она направились к самой дальней стене, где оказалась дверь в покои Шмонхатопа.

В его обители, как я и предполагал, был ужасный беспорядок. Одежда и мелкие бытовые предметы были беспорядочно разбросаны по полу, словно здесь было ограбление или кто-то в спешке собирался, тупо закидывая в чемоданы все подряд, что в него влезло. Может здесь произошло убийство, с целью ограбления? Тогда, где тела?

- У него здесь хранились ценные вещи? – спросил я Ляпотру, проверяя свою новую версию случившегося.

- Нет. Все что у него было, это прислуга и его золотой трон, - ответила Ляпотра. - Все остальное, не больше чем у обычного человека.

Трон стоял на месте. От него даже и кусочка не отпилили.

- “Выходит, что версия с ограблением отпадает. Тогда, скорей всего, он, вместе с семьей, быстро собрался и убежал. Но, куда ему бежать? А самое главное - зачем? Кругом пустыня и нет никаких шансов выжить. Странно все это, я напряженно думал”. - А ты случайно не знаешь, куда он дел мой компас? – спросил я Ляпотру. У меня в голове зарождалась новая версия случившегося.

- Что за компас? – она не поняла, о чем я ее спрашиваю.

- Шмонхатоп забрал у меня мой личный прибор, - принялся объяснять я. - Он сказал, что отдаст его вашим ученым, для изучения. Но, мне этот прибор Шмонхатоп так и не вернул.

- Может, он еще у ученых? – предположила Ляпотра. – Давай сходим к ним и спросим, - предложила она.

- “Как я сам до этого не догадался? Умная у меня, оказывается, помощница”, - мы спустились с ней на лифте вниз, потом пересели в другой лифт, который поднял нас не очень высоко, прямо к входу в незнакомое мне помещение.

Здесь, за двумя большими громоздкими каменными столами, с горкой заваленными бумагой и непонятными приборами, откровенно спали два молодых парня, лет двадцати на вид. Одеты они были так же, как и все в этом измерении. Один из этих парней спал прямо на столешнице, вытянувшись во всю ее длину и подложив под голову стопку каких-то бумажек. Второй спал сидя за столом, упершись лбом в сложенные на столе руки. Третий молодой человек показался из-под стола, заслышав шум в комнате. На его щеке красовался красный след кольца, который был на его руке.

- Спаситель! – громко прокричал он и смачно ударился лбом об крышку стола, пытаясь упасть на колени перед моей величественной персоной. Парень, спавший на столе, судорожно задергался и шумно скатился на пол, увлекая за собой все, что было на столешнице. Листки бумаги полетели по комнате, словно ветер подхватил листья с опавших деревьев. Молодой человек, который спал сидя, даже не шелохнулся, несмотря на поднятый шум его друзей. Я позавидовал такому крепкому сну, потому что меня будили малейшие посторонние шумы, не давая мне периодически выспаться.

- Это и есть ваши ученые? – обреченно спросил я Ляпотру. Эти парни совсем не были похожи на тех, кого я надеялся здесь увидеть.

- Да, - не поняла она моей иронии и обратилась к ученым. – Наш Спаситель интересуется, не давал ли вам Шмонхатоп Третий прибор с название “Компас”. Этот прибор принадлежал Спасителю и очень важен для него.

Псевдоученые встали с колен, прекратив мне кланяться, и попятились назад. Они подбирались незаметно к своему третьему другу, в надежде разбудить его, путем постукивания ногой по стулу. Им казалось, что они делают это все незаметно для меня и Ляпотры. Их спящий товарищ, сквозь глубокий сон, в грубой форме, попросил его не трогать и медленно сполз под крышку стола, продолжая спать там, совсем не боясь меня. Это было неслыханной наглостью с его стороны, но сейчас мне было не до него.

- Шм..шм..шмонхатоп Третий не по..по..появлялся у нас уже по..по..полгода. Никакого при..при…прибора он нам не отдавал, - немного заикаясь от страха, ответил один из ученых.

- А что это был за прибор? – донеслось из-под стола. Вопрос, озвученный Ляпотрой, явно заинтересовал наглеца спящего под ним. Он смело вылез оттуда и поклонился мне, ради приличия. Присутствие моей личности, его не пугало, как остальных.

- Этот прибор показывал время и направление до ближайших порталов в другие измерения, - ответил я.

- Вот бы нам такой прибор, - размечтался самый молодой из ученых, со следами перстня на щеке. – Мы бы его разобрали на запчасти для изучения, - смаковал он свою идею.

- “Это даже очень хорошо, что компас к ним не попал”, - подумал я. – “На ученых эти парни совсем не были похожи. Они только бы и смогли, что разобрать его, а собрать обратно, вряд ли. Я бы тогда точно застрял здесь навсегда”. - Мне все ясно, - заключил я, прервав наш разговор. – Вы оставайтесь здесь и ждите моих указаний, - прозвучал мой новый приказ.

Мы с Ляпотрой удалились и вернулись в тронный зал, где нас уже ждал представитель прислуги Шмонхатопа. Это был очень старый дедушка. На вид ему было лет семьдесят, а может быть и больше. В этом жарком климате, он сохранилось очень плохо. Дедушка имел редкую черную бородку, а его лицо было покрыто морщинами, как шкура у собак породы Шарпей.

- Есть новости? – с надеждой спросил я его. Я ждал результата опроса жителей пирамиды.

- Повелитель! – он упал на колени, склоняя передо мной свой зонтик, такой же старый и изрядной потрепанный, как и он сам. – У меня есть новости по поводу Шмонхатопа, - громко сказал он в пол. – Люди видели его этой ночью. Он со всем своим барахлом и семейством покинул пирамиду в неизвестном направлении, - старикашка поднял голову и посмотрел на мою реакцию. - Он бежал от нас, но зачем никто не знает, - дедушка, кряхтя, поднялся с колен. - Останавливать и спрашивать его побоялись, так как с ним была охрана.

- Интересно, зачем ему понадобилось так спешно бежать? – размышлял я вслух.

- Странно все это, - Ляпотра продолжила мою мысль. – Чего он так испугался? – спросила она меня. - Бежать в пустыню, захватив всю свою семью, это явная смерть.

- Мне кажется, что я понял причину его бегства, - осенило меня. Я даже сам испугался своего предположения о причинах такого поведения Шмонхатопа. – Он взял мой компас и направился к порталу, чтобы спаси себя и всех своих родственников, - предположил я, самый логичный итог проведенного расследования об исчезновении Шмонхатопа. - Его срочно нужно догнать и отнять компас! – приказал я Ляпотре, боясь, что время уже упущено и догнать его уже невозможно. Эта мысль мне не нравилась. Без компаса мне точно не выбраться отсюда и тем более не найти Ариоку.

- Но, мы не знаем, где его искать, - отвлек меня дедушка, от панических мыслей. - Их следы уже, наверняка, занесло песком. Отправлять людей в погоню за ним нельзя. Эта верная гибель,- отрезал мою последнюю надежду он.

- Зачем вам так нужен, этот компас? – недоуменно спросил меня дедушка.

- Эта была единственная надежда, с помощью которой я, хоть как-то, мог попытаться вам помочь, - соврал я, потому что, изначально, я собирался один покинуть это измерение.

- Значит, у нас больше нет надежды на спасение? – сделал правильный вывод Ляпотра. Ее глаза наполнились страхом предстоящей неминуемой гибели.

- Надежда есть всегда, - я вспомнил Шмонхатопа, который соврал своему народу про меня, ради надежды. – Мне нужно время, чтобы найти другой путь спасения - обманул я их, дабы не разрушать столь хрупкое и ненадежное желание жить и мечтать о будущем в ярких красках.

С этого самого момента я добровольно принял пост местного правителя, сменив на нем беглеца Шмонхатопа. Эта работа оказалась совсем несложной. В мои обязанности входило ежедневно принимать граждан по различным вопросам. Кто-то приходил с просьбой дать имя новорожденному ребенку, кто-то приходил разрешить спор между гражданами, кто-то просто приходил поглазеть на меня, но таких я старался не принимать. Я переехал в комнату Шмонхатопа и его семьи, дабы быть ближе к трону. За неделю, верхом на прислуге, я проехал все свои владения. Меня носили в специальных, полностью закрытых, носилках. Я не отказывался от этого вида транспорта, потому что ходить ногами по такой жаре, было тяжело для меня. В этих носилках, я чувствовал себя очень важным человеком. У нас в измерении, таких как я, катают в наглухо затонированных машинах с орущими мигалками.

Мое новое государство простиралось километров на двадцать в длину и ширину. Населяли его около двадцати тысяч человек, как сказала мне Ляпотра. Все местные жители были люди дружелюбные и совсем не походили на злостных преступников. Шмонхатоп оказался прав в своих суждениях о них.

Системы по добыче пресной воды из воздуха располагалась в трех центральных пирамидах. Как они это делали, мне было непонятно, хотя мне неоднократно пытались объяснить это ученые. Вся, получаемая таким способом, вода была мерзкого качества, но вполне пригодная для употребления. Добываемую воду использовали исключительно для питья или приготовления пищи. Ей никто не мылся и не стирал одежду, это было бы неслыханное расточительство столь ценного продукта. Для стирки здесь использовали обычный песок, перетирая с ним свою одежду в больших центрифугах. Мылись здесь тоже песком, мелко измельченным и обработанным специальным очищающим составом. Моющий песок брался в руку и растирался по телу. Я долго привыкал к этой неприятной процедуре. Песок все равно был жестким и царапал кожу, но в этом был большой плюс. Со временем, моя кожа огрубела и солнце, теперь, не так жгло ее.

Добытую в пирамидах воду, раздавали по специальным талонам, нормируя ее согласно количеству добытой за сутки воды, разделенную на количество людей населяющих измерение. Мне, как правителю, полагалась двойная норма. Небольшая часть воды уходила на пирамиды, где выращивались съедобные растения.

Но, с каждой последующей неделей, норма воды на человека стремительно сокращалась. Ко мне все чаще, стали приходить люди всего с одним вопросом о том, когда я их, наконец-то, смогу переместить в богатые водой измерения. Я тянул время, рассказывая им сказки, про то, что уже скоро это случиться, хотя реально я ничем им не мог помочь. Все больше людей стали отрыто высказывать свои недовольства по отношению ко мне. Ситуации приближалась к критической точки, а вариантов дальнейших действий у меня не было.

Не знаю в связи с чем, но, однажды, я вспомнил рассказ Шмонхатопа о том, что до большего взрыва, пирамиды служили порталами в другие измерения. Он еще рассказывал мне, тогда, о том, что для их запуска требуется энергия, которую они не могут синтезировать. Как же я мог забыть про это, я стукнул себя ладонью по лбу. У меня в кармане моего комбинезона, который остался лежать в моей комнате под матрасом, была пара очков, служивших источником энергии для контура из предыдущего измерения.

- Ляпотра!!!! – закричал я, что было сил.

Она влетела в мои покои, поправляя на бегу свою прическу.

- Где мой комбинезон! – строго спросил я и грозно топнул ногой.

- Какой комбинезон? – запыхавшись, спросила она.

- У меня под матрасом лежал голубой комбинезон. Где он? – сердился я, уперев свои руки в бока.

Ляпотра убежала, ни говоря, ни слова. Спустя минуту, она опять влетела в мои покои со свертком в руке. Это был мой голубой комбинезон. Он был аккуратно сложен и начисто отмыт. Я резко выхватил его из ее рук и развернул. Из кармана комбинезона на пол вывалились очки. Я поднял их, а комбинезон кинул на землю. Ляпотра подняла его и унесла от меня подальше, испугавшись, что начну его сейчас рвать.

Слава богу, что очки не пропали. Я надеялся, что источник энергии, скрытый в них, поможет ученым запустить портал в пирамиде. С этой светлой идеей я и побежал к ним. Когда я влетел в их в комнату-лабораторию, то снова застал их спящими. Возмущаться я не стал, а даже наоборот – бережно, по отцовский разбудил каждого из них. Пока они приходили в себя, я осторожно положил очки на их стол.

- Как идут дела по поиску способа спасения моего народа? – спросил я, ожидая их полного пробуждения. Мне требовалось их полное понимание того, что я им хочу предложить.

- Пока ничего не придумали, – зевнул один из них и пригладил свои взъерошенные волосы ладонью, приводя себя в порядок.

- А как насчет того, чтобы запустить пирамиду? – радостно предложил я, заранее ожидая от них ответа, что это невозможно.

- Это же невозможно, - прочитал мои мысли один из них. - Для ее запуска нам нужен небольшой всплеск атомной энергии, для активации реактора в пирамиде. Такого источника энергии мы еще не нашли, - монотонно произнес он.

- У меня есть такой источник! – торжественно объявил я. С таким здоровым сном, они могли искать его вечно. Я указал им на очки, одиноко лежащие на столе.

- Это что такое? – спросил самый молодой ученый, явно не веря в то, что они им помогут запустить пирамиду.

- Эти устройства служили источником большой энергии в том измерении, из которого я прибыл. Может быть, ее будет достаточно для запуска реактора в пирамиде? Попробуйте исследовать их, - предложил я и подвинул очки к ним поближе.

- Оставляйте их здесь, мы попытаемся, - задумчиво произнес один из них, совсем не доверяя мне. – А их разобрать можно? – поинтересовался он же и почесал свою макушку.

- Конечно, можно – успокоил их я.

Мой ответ порадовал молодых ученых, прибавив им энтузиазма в этой трудной работе. Разбирать чужие устройства, они любили больше всего на свете.

Всю последующую неделю они упорно ковыряли эти очки в поисках скрытого в них источника энергии. Им удалось разобрать их до самых мелких составляющих, хотя я думал, что это невозможно. Каждый день, утром и вечером, я навещал их всего с одним простым вопросом - Ну как? - Работаем, - недружелюбно отвечали они, явно намекая, что я им мешал. Но, я не мог по-другому. Мне требовалось их постоянно контролировать. Этих любителей сна, нельзя было оставлять без присмотра. Если честно, то уже на восьмой день их работы, я окончательно потерял всякую надежду на удачный исход их исследования. Зря я так на них понадеялся. Они молоды и им это не под силу. Сегодня, я решил не ходить к ним, а подумать чем еще я могу помочь своему умирающему народу. На мое удивление, поздно вечером, ученые сами явились ко мне и робко столпились возле моего трона, не зная как начать разговор. Я заметил, что один из них держал в руках что-то похожее на обычный красный кирпич.

Сначала, я подумал, что они хотят меня им стукнуть по голове за то, что им мешал все это время работать. Я, было, хотел ретироваться в свои покои, но их радостные физиономии меня попридержали.

- Что это? – спросил я, указывая на кирпич, словно учитель на рогатку, принесенную нерадивым учеником.

- Это ма..ма..маленькая бомба с бо..бо..большим эффектом, - пояснил мне тот, кто держал этот кирпич в руке. – Этой ко..ко…коробочки достаточно, чтобы разнести всю пирамиду на мелкие ки..ки..кирпичики, - добавил он и наивно улыбнулся, ожидая моего поощрения.

Я испугался. Они явно сошли с ума, и хотят меня взорвать. Что я им сделал такого плохого?

- Зачем вы бомбу сделали? – выругался я и встал с золотого трона, чтобы занять более выгодное положение для своего бегства от этих маньяков взрывателей. Медленно ступая шаг за шагом, я спрятался за своим троном. Он, по моему мнению, мог меня защитить от взрыва.

- Спаситель, не бойся, - видя, что я их неправильно понял, начал объяснять второй ученый. – Этой бомбой, можно, будет разжечь реактор в одной из пирамид. Энергии должно хватить.

- Вы уверенны? – еще сомневаясь в их благих намерениях, спросил я, опасливо выглядывая из-за трона.

- Чи..чи..чисто теоретически, согласно нашим ра..ра..расчетам, мощности этого заряда хватит, чтобы за..за..запустить пирамиду. По..по..после запуска по..по..портал сможет проработать ча..ча..часов двадцать, а мо..мо..может быть и больше. За это время мо..мо..можно попытаться вывести весь на..на..народ из этого измерения, - заикаясь, объяснил мне тот, у кого в руках была бомба-кирпич.

- Значит, времени у нас маловато, - произнес я вслух, и смело вышел из-за трона полностью. – Бомбу отнесите себе, - предложил я, опасаясь, что она рванет раньше времени у меня в покоях. – Через два часа я жду вас, Ляпотру и всю прислугу на срочный совет, - отдавал я указания, усаживаясь на свой трон. - Будем решать, как спасать население.

- Что вы хо..хо..хотите решать? – переспросил меня ученый с бомбой в руке. – Давайте ее рванем сейчас и все, - его глаза загорелись этой идеей. - Людям скажем, куда идти. За..за..зачем собирать совет? – он не понимал меня.

– Нужно будет заранее объявить о дате запуска пирамиды, чтобы люди подготовились заранее и собрались, - проводил я разъяснительную работу среди молодежи. Им не хватало опыта в таких сложных масштабных операциях. - Самое сложное, сейчас, не создать паники вокруг этого события. Иначе могут быть и жертвы.

Ученые одобрили мои суждения и удалились. Ровно через два часа, возле моего трона, собрались Ляпотра с прислугой и ученые. Слава богу, на этот раз, они не притащили с собой свою бомбу. Я громко прокашлялся, прерывая их разговоры между собой, и начал:

- Наши ученые, благодаря мне, - подчеркнул я, - нашли способ запустить портал в одной из пирамид.

Ляпотра радостно захлопала в ладоши. Ее поддержали и все остальные. Эти аплодисменты предназначались мне. Я получил дозу наслаждения и продолжил.

- Но, - я сделал паузу, ожидая прекращения ликования. - Портал будет активен всего одни сутки. За это время нужно будет успеть эвакуировать весь мой народ, без давки и лишней паники. Для начала, нам нужно решить вопрос о том, какую из пирамид будем активировать? – я посмотрел на ученых. – Нам желательно знать точно, куда мы отправимся, - добавил я в их сторону.

- Но, мы этого не знаем, - они дружно опустили голову, словно группа хулиганов пойманных милицией. - Сведений куда ведет каждая из пирамид, у нас нет.

- Как нет? – удивился я, немного подпрыгнув на месте. Такого ответа я не ожидал. – Выходит, что мы будем эвакуировать целый народ неизвестно куда? – произнес я с упреком в сторону ученых.

- Да, Спаситель, - тихо ответил самый смелый из них.

- Что? – крикнул я на него, не услышав четкого ответа. Он снова что-то промямлил, испугавшись моего гнева.

- И что нам, в таком случае, делать? – обратился я ко всем остальным, словно они тоже были виноваты в незнании этой, так нужной именно сейчас, информации.

- Кхе, кхе, - прокашлялся знакомый мне дедушка, с которым мне уже доводилось общаться. – Можно я скажу, - он посмотрел на меня. Я одобрительно кивнул, предоставив ему возможность высказаться. – Какая самая большая пирамида у нас имеется? – спросил он меня.

- Наверное, эта, в который мы и находимся, - ответил я, не понимая, зачем он задал такой вопрос.

- А почему она такая большая? – он снова спросил меня, видимо решил поиздеваться надомной.

- Понятия не имею, - начал злиться я. – К чему эти вопросы?

- Если хорошо подумать, на что у вас молодых никогда нет времени, - стал нудить старичок. – Она не зря имеет такой размер. Я думаю, что портал этой пирамиды вел в самое заселенное и, следовательно, наиболее пригодное для жизни измерение, - пояснил он ход своих мыслей.

- Вы предлагаете активировать эту пирамиду? - решил я уточнить у старичка.

- Вы же Спаситель, вы и решайте, - перевел хитрый дедушка всю ответственность за такое решение на меня.

- Еще есть предложения? - обратился я к остальным. Но, больше никто ничего не предлагал, а только прятал свои глаза, когда я искал в них дополнительные идеи.

- У нас бомба только одна? – спросил я ученых. – Или вам удалось их сделать несколько штук? – решил уточнить я условия задачи. Если их много, то можно будет активировать несколько пирамид, а там выбрать подходящее измерение.

- Бо..бо..бомба всего одна, - огорчил меня заикающийся ученый. – Бо..бо..больше сделать мы не сможем.

Я выждал минуту, чтобы принять решение. А вдруг пирамида приведет нас в еще худшие условия жизни или туда, где люди распыляются на атомы? Пока, до этого времени, мне везло. Надеюсь и сейчас, я не ошибся в выборе своего решения.

- Тогда, будем активировать нашу пирамиду, - объявил я. – Возражения есть? – я снова окинул взглядом собравшихся. Они молчали, переглядывались между собой, выискивая идеи у своих товарищей. – Принято единогласно, - заверил я окончательно.

Не ожидая больше никаких дельных предложений от своих подчиненных я, как солидный боевой генерал, с ярым азартом, принялся рассказывать свой план эвакуации моего народа, который созрел в моей умной голове, пока я ожидал всех в тронном зале.

- Завтра утром мы соберем здесь представителей всех заселенных пирамид. Я возвещу им о том, что через три дня мы запустим портал в этой пирамиде, - рассказывал я, расхаживая возле своего трона, сложив руки за спиной. - Думаю, этого времени хватит на сборы, а нам на подготовку к этой операции. Говорить о том, что пирамида проработает всего сутки никому нельзя. Все население разбиваем на группы, я так полагаю, каждая группа будет представлять жителей одной пирамиды. Каждой группе надо выделить отдельное время, чтобы не собирать сразу всех в одном месте. Формирование групп и определение времени их эвакуации я поручаю ученым. Справитесь?

- Справимся, - почти одновременно ответили они.

- Ляпотра, - обратился я к ней. – Для тебя у меня отдельное серьезной задание. Ты соберешь две сотни добровольцев. Это должны быть люди покрепче. Они будут следить за порядком и правилами эвакуации. Еще, тебе нужно выбрать предварительное место сбора групп, откуда они проследуют к пирамиде. Все понятно?

- Да, - ответила она и поклонилась.

- Вот и хорошо. Завтра утром сбор всего населения, а дальше все по моему плану. Вопросы есть? – я сердито окинул всех взглядом. Если вопросы и были, то задавать их побоялись, чтобы, случайно, не разгневать меня. – Тогда все вон отсюда, - приказал я.

Через несколько секунд, в тронном зале уже никого не было. Я остался один, наедине сам с собой. Надежда на то, что мне скоро удастся выбраться отсюда, немного грела мою неспокойную душу. Вот, когда попаду в новое измерение, то заставлю этих лодырей ученых изобрести действующий портал или такой же компас, мечтал я. Отыщу Ариоку и вернусь к своему народу. Буду дальше править ими, вместе с ней. Быть местным правителем, не так уже и сложно. Зато, всегда буду при прислуге, еде и воде. Мне уже стала нравиться власть и все ее составляющие. Все-таки прав был Шмонхатоп, по поводу надежды. Она реально придавала сил, в, казалось бы, безвыходных ситуациях.

Утром следующего дня ко мне пришла Ляпотра и пригласила в нижнюю часть пирамиды. Там уже собрались тысячи людей, в ожидании моего слова. Несмотря на всю секретность операции, слух о возможном скором спасении проник в народ, поэтому ждали меня с большим нетерпением. Я немного волновался. Коленки дрожали, как у студента первокурсника на первом экзамене. Выступать с умными речами перед такой большой аудиторией задача сложная. Но бояться мне было нельзя. Любой мой страх, мог выдать неуверенность в предстоящем удачном исходе эвакуации. Я спустился к собравшимся. В глазах каждого из них я видел радость и ожидание чуда.

- Мой народ! – начал я свою пламенную речь. – Возрадуйся, - все слушали меня очень внимательно. - Спасение наше близко и исход наш уже не мрачен. Вы стойко перенесли все обрушившиеся на вас невзгоды. Вы все достойны лучшей жизни. Бог солнца прислал меня, чтобы наградить вас за стойкость и верность ему и его учению. Мы великий народ, которому не суждено умереть просто так. Нас ждут впереди тысячи лет славной прекрасной жизни. У нашего народа есть будущее! Великое и прекрасное, как сам бог солнца, - я слушал себя и поражался, откуда это все из меня лилось. Мой голос казался мне чужим и таким незнакомым, словно это не я произносил эту речь, а кто-то другой. – Наши дети, внуки и правнуки будут помнить этот день, как день избавления вас от неминуемой смерти, - продолжил я. - Мы покинем это измерение, все вместе, ровно через три дня. Я, с нашими великими учеными, придумал, как запустить портал в этой пирамиде. Утром третьего дня начнется эвакуация всего населения в пригодное для жизни измерение. Слава богу солнца! Ура товарищи! – я сказанул лишнее, из своего партийного далекого прошлого, но никто этого даже не заметил. Толпа заликовала, выкрикивая приветствия в мой адрес. Где-то опять затянули ненавистную мне песню – “Слава Спасителю и Благодетелю”. Я поднял правую руку вверх, с просьбой утихнуть и выслушать меня до конца.

- Жителям каждой из пирамид будет сообщено время и место эвакуации. С собой берите, только самое необходимое, что можно унести на руках. Радуйтесь люди, скоро наступят счастливые времена!

Толпа снова радостно загудела. Я, на прощание, помахал им рукой, словно Юрий Гагарин и лифт повез меня вверх, в мои покои.

- Поехали, - сказал я негромко сам себе.

- Что? – переспросила Ляпотра.

- Да так, ничего, - ответил я, понимая, что отвлекся.

Все три дня мы провели в подготовке к предстоящей эвакуации. Ляпотра подобрала двести человек для поддержания порядка. Ученые быстро и вполне грамотно составили график эвакуации. Все было готово, несмотря на некоторую неуверенность всех организаторов этой операции в успехе. И вот, наступил день “Ч”. Рано утром, ученые явились в мои покои, вместе со своей кирпичем-бомбой. Вот и началось то, ради чего я здесь и оказался. Я перекрестился. Кроме бога, мне больше никто и ничем посодействовать уже не мог. Я с учеными спустился в самый низ пирамиды. Здесь было непривычно пусто, потому что все ее жители ожидали нас с той стороны.

- Где Ляпотра и все остальные? – спросил я.

- Все там, снаружи. Ждут, когда мы активируем портал, - ответил мне самый молодой ученый.

- Тогда, чего ждем? Пошли активировать! – приказал я.

Ученые принялись мерить периметр пирамиды шагами, что-то высчитывая у себя в уме и сверяясь с расчетами своих собратьев. Ровно в центре пирамиды они сошлись в одной точке и позвали меня. Я недоуменно посмотрел на их ученые физиономии. Здесь не было никакого реактора, только ровный холодный каменный пол покрытый слоем песком, которого здесь было предостаточно. Ученые одновременно присели, как по команде, и принялись расчищать песок в этом месте. Я не стал им помогать, так как статус правителя не позволял мне копаться с придворными в одной песочнице. Хотя, чего это я? Я же не такой? Я из простого народа. Быстро, однако, власть людей портит. Но, даже эти мысли не заставили меня нагнуться и помочь им. Из-под слоя песка показался небольшой люк. Ловким отточенным движением, ученые сдвинули его в сторону, обнажив колодец с железной ржавой лестницей, уходящей глубоко в низ. Дна колодца видно не было.

- Нам туда? – испугался я, не желая спускаться вниз по причине боязни высоты и узких замкнутых пространств.

- Не..не..нет, - обрадовал меня один из ученых. – До..до..достаточно кинуть бомбу прямо туда, - он вытащил из кармана кирпич-бомбу и протянул ее мне.

- Просто кинуть и все? – переспросил я, аккуратно принимая бомбу из его рук.

- Д…д…да, - ответил он.

Я вытянул руки вперед, крепко удерживая бомбу над открытым люком. Я очень боялся, что она упадет или рванет раньше времени. Руки тряслись от страха и волнения, но вроде никто этого не заметил. На спине выступил холодный пот. Не каждый день приходиться держать атомную бомбу в руках. Ученый нажал что-то на бомбе и крикнул – “Бросай”. Я разжал вспотевшие от волнения ладони. Бомба, повинуясь земному притяжению, медленно и неторопливо полетела вниз. Я смотрел, как она постепенно исчезала в темноте колодца. Молодой ученый грубо оттолкнул меня от люка и быстро закрыл его крышкой. Он потянул меня за руку, чтобы я отошел на безопасное расстояние от этого места. Мы отбежали метров на десять и становились, в ожидании результата действия бомбы. Время тянулось неторопливо, словно улитка всползала на вершину высокой горы. Ничего ожидаемого, нами так и не начиналось.

- Не сработало? – я с укором посмотрел на ученых. По моему мнению, портал должен был уже давно заработать.

Ученые недоуменно переглянулись между собой. В тот самый момент, когда они вернулись к люку и нагнулись, чтобы снова открыть его крышку, в пирамиде задрожал пол и загудели стены, словно это были не стены, а трубы большого парохода. Сверху на наши головы посыпалась пыль с песком и мелкие камни.

- Что происходит, - испугался я, не понимая, что случилось. - У вас тут землетрясения бывают?

- Не бывает у нас землетрясений! Это бомба сработала,- радостно прокричал, сквозь гул, кто-то из ученых.

Пирамиду затрясло еще сильней. Устоять на ногах было тяжело потому, что пол под ними изгибался как гусеница, попавшая в клюв птицы. На стенах пирамиды стали появляться пугающие, видимые глазу трещины. Сверху начали падать более крупные камни.

- Бежим отсюда. Сейчас здесь все взорвется, - крикнул самый молодой ученый и первым рванул к выходу.

Я, как и все остальные, поддавшись общей панике, побежали вслед за ним сломя голову. По ту сторону пирамиды собрались тысячи людей в ожидании своего спасения. “Что я им теперь скажу?”, - успевал я размышлять на бегу. – “Пирамида вот-вот взорвется. Последняя, тонкая ниточка надежды рухнет вместе с ней. Мне нельзя к ним выходить. Лучше погибнуть здесь, не оправдываясь потом после такой серьезной неудачи”, - я остановился уже в коридоре, ведущем к выходу наружу.

- Бегите! Я останусь здесь, - крикнул я вслед ученым, окончательно решив остаться и погибнуть вместе с пирамидой. Ученые притормозили, ожидая объяснений. – Я не могу показаться людям без результата, - пояснил я, причину своего отказа бежать дальше.

В это самый момент, от сильного подземного толчка, пол подпрыгнул, и высоко подкинул меня вверх. Я крепко ударился головой об низкий каменный потолок коридора, ведущего к выходу и, на несколько секунд, потерял сознание. Меня подняли под руки и потащили за собой, несмотря на мои жалкие сопротивления в попытке остаться здесь. Нарастающий страшный гул стен, заглушал наши крики ужаса. Впереди показался спасительный просвет. Мы прибавили скорости и пулей вылетели наружу, оставляя за собой воздушный след из поднятой землетрясением пыли. Пробежав пятьдесят позорных метров, мы остановились отдышаться и откашляться, от попавших в легкие частиц песка и пыли. Я обернулся. Пирамиду трясло и шатало из стороны в сторону, но она, пока, гордо держалась, не позволяя себе рассыпаться на части. Люди, ожидающие эвакуации, тоже побежали подальше отсюда, подавшись общей панике. Мы все, одним единым дружным порывом, спасались бегством. Это был провал моей стремительной карьеры и крах всех моих надежд на лучшее.

Страшный гул стих. Землетрясение прекратилось. Пирамида не рухнула, а осталась стоять величественным исполином, неподвластным таким ничтожным бедствиям. Я увидел, как прямо из вершины пирамиды, вертикально вверх устремился ярко-белый луч света, исчезая где-то высоко в небе. Луч был настолько ярким, что его было видно в солнечную погоду.

- Ура, - громко закричали ученые, заметив этот луч. – За-ра-бо-та-ло!

Общая паника сменилась всеобщей радостью и ликованием. Люди, которые только что разбегались в разные стороны от страха, стали возвращаться обратно. Я вместе с учеными вернулся назад в пирамиду. Внутри было еще достаточно пыльно. Несмотря на плохую видимость, в центре пирамиды, прямо над колодцем с реактором, я отчетливо видел большой яйцеобразный сгусток энергии, метра четыре в высоту и ширину. Из вершины этого яйца, вертикально вверх и вниз уходил луч света, замеченный нами еще снаружи. Яйцо переливалось всеми цветами радуги, приводя в изумление всех нас.

- Вот это и есть портал! – радостно пояснил мне один из ученых, обходя яйцо по периметру. - Можно я первый? – попросил он меня. – Стоит испытать портал, перед тем, как пропускать через него всех остальных, - добавил он.

- Стой, - я остановил его, схватив за руку. – Давай вместе, а то ты можешь потерять сознание, а у меня организм уже привык к переходам. – Если мы не вернемся через десять минут, то идти за нами не надо, - приказал я остальным. – Это будет означать, что измерение не пригодно для жизни, и мы погибли, - пояснил я.

Я подошел вплотную к порталу и очень медленно, с большой опаской, сунул в него свою правую дрожащую руку. Рука вошла в мягкую, не очень плотную, желеобразную массу, пугающе исчезая с той стороны, за границами портала. Вслед за рукой последовал и я, весь, целиком. Вспыхнула, знакомая мне, яркая вспышка света. В одно мгновение, я оказался внутри точно такой же пирамиды. Позади меня работал точно такой же портал. Я облегченно выдохнул, в связи с удачным перемещением. Следом за мной из портала выпал сопровождающий меня ученый. Он споткнулся, запутавшись от волнения в своих ногах, и упал на колени, нечаянно толкнув меня в спину. Сознания он не потерял. Я помог ему подняться на ноги. В этой пирамиде никого, кроме нас, не было. Ее внутреннее состояние, говорило о том, что никто из живых людей, не появлялся здесь очень давно. Мы выбрались из пирамиды и осмотрелись. Погода в этом измерении была летней и теплой. Пирамиду окружал плотный дикий лес. Ярко светило утреннее солнце, на траве сверкала утренняя роса, красиво пели местные птицы, шумел верхушками деревьев вольный ветер. Мне здесь понравилось. Это было как раз то, что нужно. Признаков присутствия здесь других людей, не было тоже. Мы вернулись к порталу. Сопровождающему меня ученому я приказал остаться здесь, чтобы встречать всех на этой стороне. Я снова пересек портал и вернулся в жаркое пустынное измерение, где меня ждали с большим нетерпением.

- Ну и что там? – встретили меня вопросом ученые.

- Там все отлично, - я широко улыбнулся. - Начинаем эвакуацию, - приказал я и вышел из пирамиды, откуда подал знак рукой, что можно пускать сюда первую партию людей.

Люди Ляпотры отрыли заграждение. Первыми к порталу направились те, кто должен был организовать прием и размещение населения в новом измерении. Следом за ними к порталу выдвинулись остальные группы людей, согласно выделенному им времени. Радость и, в тоже время, страх перед новым для них местом жительства читались во взгляде каждого из них. Только дети беззаботно радовались новому развлечению.

Час за часом целые семьи исчезали в портале. По моему плану, последними должны были покинуть это измерение ученые вместе со мной. Прошло десять часов с момента начала масштабной эвакуации. Наступила прохладная ночь. Яркий луч света, исходящий из вершины пирамиды, освещал эту местность до самого горизонта, словно яркая луна в самый пик полнолуния. Поток людей не уменьшался. Минуло еще семь часов. Уже давно взошло солнце, и в пустыню вернулась неимоверная жара. Я уже не спал больше суток, потому что времени на это не было. Нам еще оставалось отправить порядка тысячи последних человек, не считая организаторов этого грандиозного мероприятия. Переселение целого народа оказалось делом хлопотным, сложным и трудоемким.

Наконец-то, последнюю группу людей пустили к пирамиде через ограждение. Ляпотра, вместе с теми, кто поддерживал порядок, последовала за ними, замыкая процессию. Все подходило к счастливому и долгожданному финалу. Когда первые люди, из последней партии, уже пересекли портал, снова началось землетрясения. Земля зашевелилась под ногами. Загудели стены, осыпая людей мелкими камнями и песком. Все замерли и остановились, испугавшись этого непонятного явления. Они не знали, что делать.

- Вперед, - приказал я. – Не задерживаемся, - люди опомнились и продолжили эвакуацию, ускоряя шаг. Не знаю что случилось, но тормозить процесс не стоило.

Через минуту, землетрясение только увеличило свою амплитуду. Я выбежал из пирамиды и посмотрел на луч, вырывающийся из ее вершины. Он часто мигал, как стробоскоп, но продолжал еще ярко светить, исчезая далеко в небе.

- Все бегом сюда, - крикнул я изо всех сил всем тем, кто еще не добрался до пирамиды, активно махая рукой. – Быстрей, быстрей – я старался перекричать гул землетрясения, испуганно поглядывая на луч.

Толпа рванула к пирамиде, на ходу выбрасывая лишние вещи, которые мешали им бежать. У входа в пирамиду образовалась давка. Часть людей призванных поддерживать порядок, испугавшись землетрясения, тоже поспешила покинуть это измерение первыми. Они уже не выполняли своих функций, а спасались вместе со всеми бегством, расталкивая людей в стороны. Все здесь уже поняли, что портал вот-вот погаснет. Я, как только мог, разруливал сложившуюся ситуацию, давая периодически пинка особо наглым и помогая встать упавшим или споткнувшимся.

Образовавшийся затор у входа в пирамиду, уносил вовнутрь истерично кричащую, заплаканную молодую женщину. Она пыталась двигаться в обратную сторону, но никак не могла совладать с потоком людей. Толпа уносила ее к порталу, несмотря на ее ожесточенное сопротивление. Я не понимал причину такого ее поведения, пока не услышал, что она громко кричала:

- Там мой ребенок остался, помогите, - надрывалась она, пытаясь призвать кого-нибудь на помощь.

Я обернулся. В метрах ста от меня, я увидел маленького мальчика лет шести. Он сидел на песке и плакал, потому что потерял свою любимую маму. Мать этого ребенка уже затянуло потоком в пирамиду, потому что я ее больше не видел. Я снова посмотрел на луч, исходящий из вершины пирамиды. Он замигал еще чаще, делая все большие паузы в своей неактивности. Медлить было нельзя. Я, что есть сил, рванул к ребенку. Так быстро я еще никогда не бегал. В одно мгновения, я оказался возле него, пытаясь взять его на руки. Мальчик активно сопротивлялся, не желая идти с незнакомым дядькой. Он громко плакал и звал маму. Я снова попытался его поднять, но он начал биться в истерике, пытаясь расцарапать мне лицо. Я оказался сильнее и закинул его себе на плечо, как коромысло. С этой нелегкой ношей я побежал обратно к пирамиде. У входа уже никого не было, все были внутри. Я влетел в коридор, ведущий в центр пирамиды. Землетрясение упорно продолжало нарастать. Бежать было сложно и неудобно. Когда я оказался внутри пирамиды, то успел заметить, как охранники силой затолкали в мигающий портал сопротивляющуюся мать ребенка и скрылись в нем сами. Возле портала оставались только ученые с Ляпотрой, которые ждали меня.

- Быстрей, - кричали они мне и побежали мне на помощь. – Портал закрывается.

- Назад! - приказал я им, ускоряя шаг. – Я успею, - заверил я их.

Они вернулись и пересекли, по очереди, портал. В пирамиде оставался только я с мальчишкой наперевес. Это были самые тяжелые и долгие метры в моей жизни. Из последних сил, я еле дотянул до портала. Но, когда мне оставалось сделать всего лишь шаг, чтобы попасть в него, снова подпрыгнул пол и откинул меня с мальчиком метра на два назад. Я больно ударился головой об пол и отключился. Вернул меня в чувства мальчишка, который плакал над моим телом, усевшись мне на живот. Я посмотрел на портал. Он еще работал. Я резко вскочил, схватил в охапку мальчика и опять побежал к порталу. Но, как только я собрался войти в него, он полностью погас прямо перед моим носом. Я раскрыл от ужаса рот. Мальчик, от испуга, притих и больше не сопротивлялся. Это нечестно! Я медленно сел на пол вместе с пацаном. Слезы сами собой, тонкой струйкой полились из моих глаз. Где справедливость? За что мне все это? Я не могу здесь остаться один, с этим маленьким мальчиком. Я тихо заплакал, упершись в хрупкое детское плечико. На это раз, я точно больше никуда отсюда не смогу выбраться, отчаялся я.

Земля подомной все еще продолжала дрожать от землетрясения. Нужно было выбираться из пирамиды, пока она не рухнула. Я успокоился и поднялся. Новый сильный толчок снова свалил меня, вместе с мальчишкой, с ног. Из колодца, в центре пирамиды, куда я кидал бомбу, вылетел белый луч. Портал снова заработал! Как я оказался возле него, я не понял, но уже через секунду, я вместе с мальчиком наперевес оказался в новом измерении. Сразу после этого, портал снова погас, на этот раз навсегда.

Видимо, бог услышал меня или пожалел этого безвинного мальчика. Теперь я плакал от радости. Я опустил мальчишку на пол, продолжая держать его за руку. К нам подбежала заплаканная Ляпотра и кинулась мне на шею. Я еле устоял, от такого натиска чувств.

- Я так рада, что ты успел, - плакала она и целовала меня в губы.

- Сынок мой! – услышал я крик мамаши, потерявшей мальчика.

Мальчишка вырвался из моих рук и радостный побежал к своей маме. В это время, из кармана его одежды выпало что-то тяжелое и громко приземлилось на каменный пол. Я поднял знакомый мне до боли предмет. Я не верил своим глазам. Это был мой компас, который подарил мне Кучерявый и с помощью которого я оказался в пустынном измерении. Судя по его внешнему состоянию, он прекрасно работал, несмотря на трещины на стекле, которые, видимо, появились от последнего падения.

- Стойте, - остановил я, удаляющуюся нас мать с ребенком.

- Откуда у него это? – я показал ей компас.

- Этот сорванец, вчера, сбежал из дома, не желая сегодня покидать свой дом и перемещаться в новое измерение, - рассказала она. - Я нашла его в нескольких километрах от города, в пустыне. Он игрался этим предметом, - указала она на компас. - Я хотела забрать его и выкинуть, но он устроил истерику и не отдал мне его.

- Он рассказал, где его нашел? – поинтересовался я.

- Да, - испугалась она моего вопроса. – Он показал мне это место. Там повсюду были разбросаны чьи-то вещи. Я увела его оттуда потому, что под песком могли находиться мертвые люди. А мертвых тревожить нельзя! – странно произнесла она. - Да и эту штуку заберите, а то еще придут мертвецы за ней, за своей вещью, - напугала меня эта дамочка.

- Идите, - отпустил я ее и усмехнулся. – Я заберу эту вещь себе и разберусь с мертвецами сам, – облегченно вздохнул я.

Все-таки есть справедливость на свете. Интересно, что же тогда случилось со Шмонхатопом и всем его семейством? Если он потерял компас, то может еще бродит по пустыни? Или, между ними и охраной произошел конфликт и те его убили? Вариантов я придумал много, но сейчас уже поздно было разбираться. Все вещественные доказательства остались по ту сторону портала. Надеюсь, что Шмонхатоп нашел портал и благополучно пересек его, а компас специально оставил, чтобы дать шанс выжить своим бывшим подданным. Компас я засунул в карман, до лучших времен. Сейчас мне нужно было помочь моему народу освоиться в новом для него мире.

Измерение, в которое я эвакуировался вместе со своим народом, оказалось вполне пригодным для нормальной полноценной жизни. Местных людей здесь не было, зато было предостаточно диких животных, съедобных растений и пресной воды. Мы обнаружили здесь еще несколько сотен пирамид, спрятанных под густой растительностью. Мой народ заселил их по привычке, так как в прошлом измерении они тоже жили в них. Через полгода мы основательно обжили эту прекрасную гостеприимную местность. Ляпотра уже не скрывала своих глубоких и серьезных чувств к моей персоне. Она ходила за мной по пятам, млея от любви. Я старался избегать ее общества.

Мои друзья ученые смогли починить стекло на моем компасе. При этом, они умудрились его еще и усовершенствовать. Теперь, компас мог показывать не только время до портала, но и точное расстояние до него в километрах. Но это было не все. На боковой стороне компаса они сделали три, очень важные для меня, кнопки. При нажатии первой кнопки – компас указывал на родной портал, т.е. на портал в то измерение, где человек родился. При нажатии на вторую и третью кнопки, компас указывал на два последних посещаемых измерения человеком. Этого было вполне достаточно. Я планировал сначала вернуться к Ариоке, а там, либо вернуться с ней в мое родное измерение, либо обратно сюда, чтобы править своим народом. Скорей всего, вернусь сюда, мечтал я. Я уже основательно вжился в роль правителя и не мыслил себя в любом другом виде деятельности. Жить той жизнью, которая была у меня в моем родном измерении, я бы уже не смог. Душа требовала глобальности и масштаба. Я презирал того себя, из прошлой своей жизни, за неуверенность и страх перед той ответственностью, которая возлагается на руководителей. Я презирал себя за скучно прожитые годы. Мне казалось, что та моя прошлая жизнь была ненастоящей. Я бы сказал чужой и далекой.

Сегодня я принял решение покинуть это измерение. Я был полностью уверен, что мой народ, вполне, справиться и без меня в этом богатом ресурсами мире. Я с волнением нажал кнопку на компасе, которая укажет мне на портал, ведущий в измерение Ариоки. Стрелка сделала несколько оборотов по кругу и указала направление. Компас несколько секунд высчитывал время и показал, что до нужного мне портала оставалось тридцать часов и пять километров пешего хода. Пора собираться в дорогу. Грустно расставаться с уже сложившейся жизнью, но оставаться здесь дальше, без своей любимой, я уже не мог. Мне пора было позаботиться о самом дорогом для себя человеке - о самом себе. Моя душа требовала счастья и новых приключений. Буду считать это наградным отпуском, за все сделанное для моего народа. Все свои полномочия и функции, я временно, до своего возращения, передал Ляпотре. Она была наиболее подходящим кандидатом для этой роли. Ляпотра приняла власть, как должное ей, за свою преданную любовь ко мне, хотя сильно злилась на меня потому, что я не отвечал взаимностью и решил покинуть этот мир. Но, ее эта злость и не выплеснутая на волю любовь, помогут ей справиться с моим народом.

За пять часов до появления портала, я попрощался со всеми и ушел. В урочное время я пересек портал, не боясь снова попасть не туда, куда мне так было нужно. Обыденно вспыхнула яркая вспышка света, и очередное перемещение между измерениями было осуществлено, согласно задуманному мною плану.

На самом деле, не все пошло по заранее продуманному плану и привычно для меня. Мой первый шаг в другом измерении не нашел опоры в виде земли или любой другой твердой поверхности. Нога ушла вниз, увлекая всего меня, вместе с моим бренным телом, за собой в бескрайную бездну. Привычной родной твердой поверхности не было. Была только пугающая темная пустота и ничего материального кроме нее. Вспышка света при пересечении портала сильно меня ослепила. Что на самом деле происходило вокруг, я оценивал сейчас без участия зрения, на основе оставшихся в рабочем состоянии органов чувств. Сейчас я понимал только одно – я стремительно падаю вниз. А может быть и вверх? А может и вверх и вниз одновременно? Пока я падал, мою голову посетила ужасающая мысль – я попал в одно из измерений, где люди распыляются на атомы! Я закричал от страха. Перед моими глазами засверкало красочное слайд-шоу из моей жизни, начиная с самого рождения. На моменте, когда я увидел себя поступающим в институт, произошло мое приводнение. Просмотр слайдов прекратился. Судя по ощущениям, я упал с высоты двух или трех в холодную воду. Такого невероятного поворота событий я совсем не ожидал. Пока я приходил в себя от шока, мое тело медленно уходило под воду все глубже и глубже. Воздух в организме начал заканчиваться, легкие настойчиво требовали кислорода. Подсознание приказало спасаться, ждать пока я приду в себя, оно не стало. Активно заработали руки и ноги, выталкивая меня на спасительную поверхность. Я как кит выскочил из воды, поднявшись на несколько сантиметров над ее гладью. Громко вдохнул и плюхнулся снова вводу, погрузившись в нее с головой. Только сейчас я почувствовал горечь соленой морской воды. Я снова вынырнул. Вернувшееся зрение нащупало прямо по курсу песчаный берег, в метрах двадцати от меня. Я оказался в море или даже океане. Уныние, сменилось радостью спасения, от, казалось бы, неминуемой смерти. Я не торопливо, словно морская черепаха, поплыл к берегу. При следующем перемещении по измерениям, помимо питьевой воды и еды, нужно еще и спасательный круг одевать. Очень сложно предугадать, куда может занести в очередной раз. Хорошо, что это не северный полюс или жерло вулкана.

Минут через десять, я уже стоял на берегу моря и выжимал свою одежду, раскладывая ее рядком на песочке под лучами яркого теплого солнца, чтобы она немного просохла. Я с волнением осмотрел компас. Он исправно работал. Вода оказалась для него совсем не страшна, что было очень хорошо. С собой у меня был голубой комбинезон, который я не забыл прихватить в дорогу. Вот его я и надел, чтобы не привлекать внимания, если я точно оказался там, где и планировал оказаться. На первый взгляд, я попал именно туда, куда и хотел. Хотя, что-то все-таки было не так. Что-то неуловимое моему взору. Но что? Горы вроде вдалеке те же. Их ровно семь. Море и поляна тоже вполне те самые. Ага, понял! Людей нет. Ни одной живой души, на расстоянии моего минусового зрения. Наверняка, они все еще прячутся под своими куполами и не верят в то, что вирус уже уничтожен. А может и не уничтожен? Или новая напасть у них случилась, пока меня здесь не было? Для верности я испробовал трюк с материализацией яблока из воздуха. Яблоко появилось, значит, я именно там, где и собирался появиться. Свой подсохнувший блестящий костюмчик, я закопал в песок подальше от воды. На этом месте я установил метку, в виде сломанной палки. Мой царский наряд, заберу потом, когда найду Ариоку.

Как только я закончил я этим, то заметил, что в мою сторону движется большая толпа народу.

“Может, кто-то узнал, что я здесь и меня идут ловить?” - испугался я. – “Надо валить отсюда поскорей, пока меня не заметили”, - решил я.

Я пригнулся и короткими перебежками стал уходить отсюда подальше, прячась за скудной растительностью. Когда мое зрение стало четко ловить нужную мне картинку, я увидел, что эти люди несли на руках какого-то человека в моем красном комбинезоне. Кто это еще осмелился его одеть, кроме меня? Откуда он у этого человека? Единственный красный комбинезон, я унес с собой в прошлое. Осознав, что эти люди пришли не за мной, я незаметно втиснулся в их стройные ряды. Мой голубой комбинезон служил отличной маскировкой. Никто из собравшихся здесь не узнал меня и не обращал никакого внимания на мою персону. Мне удалось растолкать локтями людей и пробраться поближе к человеку в красном. Этого не может быть! Я остановился, как вкопанный, когда рассмотрел лицо человека в красном комбинезоне. Это же я! Но как такое возможно? Я же здесь! А кто тот я, которого сейчас несли эти люди? Я стоял широко отрыв рот, ошарашенный увиденным. Люди огибали меня, изредка толкая своими плечами. Я немного пришел в себя и последовал за всей этой процессией. Нужно было срочно разобраться в этой странной запутанной истории. Толпа принесла человека в красном, очень похожего на меня, к берегу моря. Стоп! Это уже со мной когда-то было! Дежавю какое-то. Я даже помню, что сейчас здесь произойдет. Точно! Вот пришли желтые во главе с Авиром. Он поблагодарил человека в красном за спасение, и попросил всех расходиться. Все происходило ровно так, как уже было со мной раньше, когда меня попросили покинуть это измерение силой. Теперь я все понял! Получается, что портал дал небольшой временной сбой, и я попал в прошлое, причем в самое удачное для меня время. Ну и какой будет план моих дальнейших действий? Может, стоит вмешаться и не дать им отправить того меня в другое измерение? Я, было, уже собрался так и поступить, но остановился. Если я сейчас вмешаюсь в эту ситуацию, то не будет Великого Знахаря. Измениться настоящее этого измерения и Ариока может и не родиться. А еще, я не спасу жителей пустынного измерения от гибели. К тому же, что делать здесь двум я? Может произойти временной коллапс. Про коллапс я знал по фильмам. Предугадать последствия вмешательства в эту ситуацию я не мог, здесь нужны были многотомные научные труды и исследования, на которые у меня не было времени. В любом случае, рисковать не стоит. Пусть все идет так, как и должно идти.

Я посмотрел на того себя, которому предстояло еще немало тяжелых испытаний. Мне, тот я, совсем не понравился. Он был немного толстоват и нелеп в этом красном комбинезоне и красном колпаке. Но, мне его было искренне жаль.

Людские ряды стали редеть, повинуясь указанию Авира. Мне тоже стоило уйти отсюда, чтобы не вызвать подозрений. Я удалился на приличное расстояние и спрятался за кустами. Чтобы продолжить наблюдение, я материализовал себе бинокль. Вот Авир заставляет меня пройти через портал. Я отказываюсь. Они показывают мне Ариоку и Зирата. Я повинуюсь и иду к порталу. Потом, тот я растворился в воздухе, словно лопнул, как мыльный пузырь. Авир еще минут десять не уходил оттуда, проверяя факт моего исчезновения. Он подошел к Зирату с Ариокой и снял с них ошейники. Затем он и вся его компания с пленниками куда-то направились. Я последовал за ними, выдерживая расстояние, как заправский опытный шпион. Может, пора применить силу и вытащить мою любимую из лап этих злодеев? Нет, лучше как-нибудь без применения силы обойдусь, а то последствия могут быть весьма разрушительными. Через полчаса Авир и компания подошли к лесу и скрылись в его темных глубинах. Я хорошо помню эту дорогу, которая вела к куполу в лесу. Я не сразу последовал за ними, а решил выждать пару часов. Купол, это мое творение и я точно знал, что могу проникнуть туда без особых проблем. Чтобы не терять понапрасну времени, я немного вздремнул подальше отсюда на травке под лучами теплого солнца.

Я проснулся от прохлады, пришедшей вместе с ночью. Сейчас было самое время идти вызволять Ариоку с Зиратом. Под купол и далее в центр управления, я проник без особых проблем, под покровом ночи. Все местные двери открывались просто при прикосновении моей руки, потому, что в день создания купола я их так запрограммировал. Место, где обычно держат преступников, я нашел тоже очень быстро. Охраны здесь не было, поэтому никто мне не помешал проникнуть сюда совершенно незамеченным. Дверей, за которыми могли держать Ариоку с отцом, было штук десять. Мне довелось здесь отмотать срок за заражение этой местности и ношение желтого комбинезона. Я стал последовательно открывать каждую из дверей. За первой дверью никого не оказалось, как и за второй, третьей и последующей. Я уже стал сомневаться, что Ариоку и Зирата держат именно здесь. Почти машинально открыл последнюю дверь и двинулся дальше на выход, несмотря на то, что как раз там и находились объекты моего поиска. Только спустя пару секунд, я сообразил, как глупо вышло, и вернулся к последней двери.

Ариока и Зират выпучили свои удивленные глаза, увидев меня. Я радостный вошел в их камеру. Ни говоря, ни слова, я подошел к остолбеневшей Ариоке, крепко обнял ее и нежно поцеловал в щеку. Ариока не ответила взаимностью, продолжая стоять и тупо смотреть мне в глаза. Затем я подошел к Зирату, поднял его расслабленную руку и вложил его ладонь в свою, чтобы поздороваться. Они упорно продолжали молчать, словно увидели призрака, а не встретили меня. Я даже обиделся, что мне здесь совсем не рады.

- Артур? Это ты? – спросила, наконец-то, меня очнувшаяся Ариока, видимо совсем не веря в то, что происходит.

- Конечно же я. Почему вы так удивились? – не понимал я. – А-а-а-а-а-, - дошло до меня. Для них прошло все на всего несколько часов, а для меня минуло несколько лет, за которые я немного изменился во внешности. – Можете не сомневаться, это точно я! Все вопросы потом. А сейчас надо срочно бежать, пока никого нет, - пояснил я.

- Ты жив? – очнулся и Зират. – Что с тобой произошло? Ты сам на себя не похож, - заметил он.

- Да, я точно жив, - видимо пока им все не рассказать, то они не сдвинуться с места. – Я пересек пару измерений и прожил в них несколько лет, пока не нашел портал сюда. Порталы, помимо всех своих сбоев, еще могут перемещать и во времени. Именно поэтому я смог попасть сюда, в тоже самое время, когда и исчез отсюда.

- Хм, - задумался Зират.

- Давайте поторопимся, - снова попросил я. – Нас могут заметить, - я схватил Ариоку за руку и потянул за собой на выход. Авир последовал за нами.

Мы побежали навстречу такой долгожданной для меня свободе. Я летел преполненый радостью и счастьем. Мое первое желание практически исполнилось. Я смог вернуться к Ариоке и уже скоро смогу насладиться ее обществом. Все шло именно так, как я и рассчитывал, пока мы не наткнулись на удивленного, нашим неожиданным появлением, Авира. Остановиться сразу я не успел. Всей массой своего пухлого тела я влетел в него. От такого удара Авир отлетел к стене, которая не позволила ему упасть. Он резко выхватил из-за спины какую-то палку и нацелил ее прямо в меня. Раздался противный треск. Из кончика этой палки вылетел огненный шарик, размером с пулю и, словно в замедленном фильме, неторопливо полетел в меня. Я наблюдал за полетом шара, не предпринимая никаких попыток отскочить в сторону. Словно из-под земли передо мной возник Авир, закрывая меня своим телом от летящего в мое сердце огненного шара. Этот шарик вонзился ему в руку, разрывая в клочья ткань комбинезона. Зират мгновенно упал, корчась от нечеловеческой боли. Я перепрыгнул через Зирата и со всей силы ударил кулаком прямо в челюсть Авиру. Тот обмяк и упал без чувств, успев еще раз выстрелить из своей палки в потолок, проделав там дымящееся отверстие. От удара, с моей правой руки слетел компас, который шмякнулся об стену и упал на пол. Пальцы на руке, которой я ударил Авира, пронзила резкая боль. Я поднял руку и увидел, что она вся была в алой крови, которая сочилась из-под содранной кожи на фалангах пальцев. Я присоединился к Ариоке, которая склонилась на Зиратом и плакала.

- Идите без меня, - сквозь боль, выдавил он. – Минут через пять, действие парализатора закончиться и я нагоню вас. Не стоит рисковать всем вместе.

- Я не брошу тебя во второй раз, - решительно ответила Ариока.

Я прекрасно понимал, что без своего отца она не выйдет отсюда. На полу заворочался Авир, постанывая от боли. Я быстро подбежал к нему и снова врезал ему, на этот раз, ногой прямо в челюсть, словно пробивал решающее пенальти. Авир опять обмяк и стих. Я взял его за ноги и потащил к камере, из которой только что освободил Ариоку с отцом. Он был очень тяжелый, несмотря на весь свой щуплый вид. Пока я его дотащил до места, то весь истек потом. Я запер его и вернулся к Ариоке. Зират уже мог стоять и ходить, оперевшись на нее. Мы снова двинулись навстречу свободе. Когда я открыл выход из-под купола, то вспомнил про свой компас. Как я умудрился забыть про него? Он остался валяться там, где я дал в морду этому противному Авиру. Без компаса мы не сможем найти нужный нам портал и уйти из этого измерения.

- Вы идите! – приказал я. - Мне срочно нужно вернуться, - пояснил я.

- Зачем? – удивилась Ариока, удерживая отца, чтобы он не упал.

- Компас, - ответил я. – Я его потерял там! – указал я на центр управления куполом. - Его нужно найти.

- Зачем он тебе? – простонал Зират, корчась от боли.

- Без него, нам не уйти отсюда, - ответил я. – Вы ждите меня у кромки леса. Я сейчас вас догоню, - я побежал обратно, оставив вход открытым.

Я летел сломя голову, больше не прячась и не крадясь, как тихая мышь. Через пару минут я, сильно запыхавшийся, снова оказался внутри центра управления куполом. Вот здесь я двинул Авиру в его противную рожу, значит здесь и надо искать компас. Я внимательно осмотрел пол. Компаса здесь нигде не было. Может его уже кто нашел? Я еще раз прошелся по периметру помещения, заглядывая в каждый потаенный угол. Компаса здесь точно не было. Черт! Я же перепутал коридор. Надо же было так ошибиться! Компас я потерял совсем не здесь. Нужный мне коридор нашелся быстро. Компас я увидел сразу, возле одной из стен. Он лежал на боку, не предвещая ничего страшного. Я поднял его с пола и осмотрел. Стеклянная крышка компаса, от удара, полностью покрылась паутинкой многочисленных трещин. Под стеклом, как дикая белка, бешено металась из стороны в сторону его стрелка. Из-за трещин, совсем не было понятно, что за цифры показывает табло компаса. Все говорило о том, что он сломался. От отчаянья, я уперся спиной в холодную бетонную стену и медленно сполз по ней, присев на такой же холодный пол. Последняя надежда выбраться отсюда, снова растворилась с видимого горизонта счастья. Я сидел и вертел в руках компас, забыв про то, где я сейчас нахожусь.

В коридоре я услышал чьи-то быстрые шаги. Я вскочил и побежал к выходу, словно испуганная кошка. Компас я успел засунуть в карман. Меня заметили и устремились за мной в погоню. Кто за мной гнался, я не видел. Бегун из меня оказался плохой. Я был сбит с ног, ловкой подножкой уже через пару секунд. Я кубарем покатился по гладкому полу, пока сила трения меня не остановила. Я уже почти встал на ноги, но мои преследователи настигли меня раньше и ударили чем-то тяжелым по моей хрупкой голове. Я мгновенно вырубился, распластавшись на полу, хоть прямо сейчас обводи мелом.

Сознание быстро вернулось. Голова трещала, словно дрова в печке. Сильно, однако, они приложились. Я открыл глаза и увидел вверху передвигающийся потолок. Меня тащили за ноги, по полу, двое мужчин. Я видел только их спины и ничего больше. Одного из них я узнал, даже из такого положения. Это был вездесущий Авир. Как бы снять комбинезон? Без него, я бы сразу выбрался отсюда. А так, он перекрывает мне мои возможности. Зачем я выпендривался, пытаясь решить все без применения силы? Это изначально было невозможно. Любой коллектив требует силового вмешательства. Тут я явно лоханулся. Мимо моих глаз пролетело два огненных шарика. Точно из такого же шарика был сбит с ног Зират, когда полчаса тому назад мы наткнулись на Авира. Шарики попали прямо в спину тем, кто меня тащил. Они скорчились от невыносимой боли и упали на пол, отпустив мои ноги. Мимо меня пробежали Ариока с Зиратом. Они связали Авира и его друга.

- Я же приказал вам уходить! Зачем вернулись? – отчитывал я Ариоку с Зиратом лежа на спине, хотя сам был несказанно рад их появлению. Они, молча, помогли мне подняться. Голова кружилась. Капелька пота пробежала по моему лбу и упала прямо на открытый зрачок. Я моргнул, а затем вытер пот со лба ладонью. Моя рука опять оказалась в свежей крови. Теперь она сочилась из раны на голове. Я осторожно потянул руку к ране, чтобы на ощупь оценить полученный ущерб.

- Не трогай, - остановила меня Ариока, оттолкнув мою руку в сторону. – Я сама! – она вытащила из кармана клочок цветной бумажки, который аккуратно приклеила мне прямо на рану. Рана защипала так, что я громко застонал. Мне даже стыдно стало, перед Ариокой, что я такой не стойкий.– Терпи, сейчас станет легче, - сказала Ариока и поцеловала в лоб. Там, где она приклеила бумажку, я почувствовал холодок, словно в этом месте наступила зима и резкие заморозки. Рана перестала беспокоить.

- Сам идти сможешь? - поинтересовался прихрамывающий Зират. Ему явно не хотелось тащить меня на себе, потому что он сам еще еле передвигался.

- Смогу, - ответил я.

Ариока с Зиратом отпустили меня. Голова резко закружилась. В глазах потемнело и меня шатнуло в сторону, но я смог устоять на ногах. В этом мне помог Зират, вовремя схвативший меня за руку.

- Точно сможешь? – Зират пристально посмотрел мне в глаза, отыскивая там ответ на свой вопрос.

- Смогу, - я оттолкнул руку Зирата.

Мы очередной раз направились на выход. На этот раз, на нашем пути больше никто не попадался. Мы успешно выбрались из-под купола и без особых проблем добрались до поляны с дверьми.

- Нам надо где-то спрятаться, - обратился я к Зирату.

- Где бы мы не спрятались, за то, что мы сейчас натворили нас найдут за пару дней, - объявил он.

- Зачем тогда побежали за мной? – не понял я.

- Пару дней на свободе, это гораздо лучше, чем годы заточения или пребывания в неизвестном измерении, - пояснил Зират.

Я с надеждой засунул руку в карман и извлек сломанный компас. Из трех кнопок, на нем осталась целой только одна – самая первая, которая призвана была указать на портал в то измерение, где родился человек. Остальные кнопки вылетели от удара. На их месте красовались только аккуратные маленькие бесполезные дырочки. Я нажала оставшуюся кнопку. Других вариантов у меня не было. Стрелка компаса прекратила метаться, а медленно, как секундная стрелка побежала по кругу. Она сделала два круга и замерла, указав мне на горы. Так она продержалась пять секунд и снова сделала круг, остановившись там же. Вполне вероятно, что портал там и появиться. Значит нам туда и надо пойти.

- Я предлагаю вам последовать за мной, - предложил я, после наблюдения за поведением компаса. – Я знаю, где появится очередной портал в мое измерение, - уверено сказал я, хотя сам немного не доверял показаниям этого практически сломанного прибора.

- Но, мы не хотим покидать это измерение, - возмутился Зират. – Это наш дом. Мы здесь родились и умрем мы тоже здесь, - он посмотрел на Ариоку, отыскивая в ее глазах поддержку.

- Стоп машина, - перебил его я. – Вы желаете добровольно умереть и заставляете сделать это свою дочь? – Зират виновато посмотрел на Ариоку. – Мое измерение вполне нормальное. Вы там со мной не пропадете, - убеждал я их.

- Но там есть вирусы, от которых мы можем умереть, - заявил Зират, припоминая мне заражение всего измерения.

- У нас там есть современная медицина, прививки. Никто не умрет. Все эти болезни у нас давно лечат. Риска никакого нет, - ответил я. – Ариока, ты со мной? – я решил надавить на нее, а она потом поможет уговорить своего отца. Ариока продолжала молчать. – Здесь вас в любом случае поймают и посадят, - продолжил я уговаривать Зирата и Ариоку. - Вы лишитесь своей, так дорогой вам, свободы. Но, это будет в лучшем случае, а в худшем вас непременно вышлют отсюда в другое измерения, о котором вы даже и не слышали. Так зачем рисковать? Лучше попасть в развитое измерение, а не куда попало. Я был в некоторых местах. Поверьте, не везде все хорошо. Выбирайте – либо конец вашей свободе, либо вы идете со мной, - закончил я свою речь.

- Ну что? – Ариока посмотрела на Зирата, ожидая его решения.

- Он прав, - немного подумав, ответил Зират. – Куда идти? – спросил он меня.

- Туда, - указал я на горы, после того, как еще раз сверился с компасом. Мне показалось, что его табло промелькнула цифра три или пять, что могло означать то, что часа через три, появиться нужный нам портал.

До гор мы добрались часа за два, несмотря на то, что шли мы медленно, стараясь не привлекать внимания. Еще минут тридцать ушло у меня на поиск места появления портала. Туда, я, с помощью Зирата, положил большой камень. Я старался скрыть от своих спутников всю свою неуверенность в том, что именно здесь и появиться портал. Я снова надеялся на везение, потому что надеяться на себя и компас, я уже не мог.

- Когда портал появиться? – спросил меня Зират.

- Мне нужно немного времени, - ответил я и отошел в сторону, пытаясь рассмотреть показания компаса. Я стал легонько нажимать на его треснувшее стекло пальцем, в надежде, что смогу его, тем самым, правильно соединить между собой, и оно заработает. Но, стекло не выдержало. Трещины стали стремительно расползаться. Стеклянное табло рассыпалось на части, и упало в траву. Мой палец, которым я окончательно раздавил стекло, согнул еще и мягкую стрелку компаса. Меня охватила паника. Я ногтем подковырнул согнутую стрелку, пытаясь ее выпрямить в исходное положение. Она тоже не выдержала и отломилась, присоединившись к стеклам в траве. Мурашки от страха пробежались по всему моему телу. Я с большим трудом сдержался, чтобы не заматериться вслух. Не хватало мне, чтобы Ариока с Зиратом узнали про мой очередной провал. Испуганно поглядывая по сторонам, я тихонько поднял стрелку и прислонил к месту слома. Может ее можно приклеить обратно? Я создал супер клей, которым попытался приклеить стрелку. Капельки этого клея упали на циферблат и застыли там, приклеив намертво поворотный механизм компаса. Теперь компас точно не будет работать. Я доломал его окончательно. Дабы не усугублять ситуацию, я спрятал компас в карман, погрызывая пальцы с засохшим клеем. Хуже уже было некуда. Хорошо, что еще место портала успели отыскать. Теперь у нас была всего одна попытка, чтобы попасть в мое измерение. Если не срастется, то второго такого шанса, уже не будет.

У меня в голове родилась гениальная идея. Мы будем по очереди сидеть на камне, которым мы пометили портал. Как только портал появиться, человек исчезнет с камня. Это будет всем остальным сигналом к перемещению. Первую на камень посадили Ариоку, хотя она и сопротивлялась этому. Она боялась попасть одна в незнакомое ей место. Мы с Зиратом стояли рядом, поглядывая по сторонам в поисках опасностей. Опасности нарисовались через полчаса. В нашу сторону бежало человек десять, а может и больше.

- Пока сидим, - остановил я Ариоку, которая попыталась встать с камня. – У нас есть еще время, - если я не ошибся, то портал сейчас появиться. Надеюсь, это случиться раньше, чем эти люди сюда добегут.

Расстояние, разделяющее нас с ними, стремительно сокращалось. Я уже прекрасно видел среди бегущих, горячо любимого мною Авира. Он бежал впереди, озаряя светом своего фингала дорогу. Я уже приготовился снять комбинезон, чтобы устроить им теплую встречу. Рука потянулась к молнии.

- Подожди, - остановил меня Зират, положив свою ладонь на мою руку, - Не сейчас. Давай еще пождем.

Я остановился. Немного времени еще было у нас в запасе. За нашими спинами взвизгнула Ариока. Мы обернулись. На наших глазах она превратилась в прозрачный объект и лопнула, как мыльный пузырь. Портал появился в нужное время и в правильном месте. Я потянул Зирата за собой к порталу, нам нужно было срочно попасть в него, пока он работал. Нас, от наших преследователей, разделяло уже метров сто. Зират остановил меня.

- Что случилось? – спросил я.

- Прости меня, - ответил он. В его взгляде я прочел нотку грусти.

- За что? – не понял я, его поведения.

- Береги ее, - продолжил он, не отвечая на мои вопросы. Его глаза заблестели от слез.

- За что я должен тебя простить? – я упорно не понимал что происходит. Авир был уже в пяти метрах от нас.

- Вот за это, - он сильно толкнул меня в грудь в сторону портала, а сам ринулся навстречу Авиру. От толчка я стал пятиться назад и споткнулся об камень, служивший меткой портала. Я успел увидеть, как Зират прыгнул на Авира и повалил его на спину. Раздался хлопок, вспышка света. Свое падение я закончил уже в другом измерении, распластавшись у ног Ариоки.

- А где отец? – удивилась она.

Я выждал несколько секунд, надеясь, что Зират, все-таки, пресечет портал вместе с нами, но он так и не появился.

- Он остался там, - я опустил взгляд, чувствую в этом свою вину.

- Почему? Зачем ты позволил ему остаться? – отчитывала она меня. - Я за ним, - она оттолкнула меня в сторону и попыталась пересечь портал. Но, у нее ничего не получилось. Время работы портала истекло.

- Он сам так решил, - оправдывался я, потому что сам не ожидал того, что там произошло. – Он толкнул меня в портал, а сам побежал навстречу Авиру.

- Возвращай нас обратно, - приказала она, словно это было так просто.

- Но, я не могу это сделать! Это невозможно, - ответил я обреченно.

Ариока зарыдала, окончательно потеряв надежду увидеть отца. Зират изначально не собирался вместе с нами покидать свое измерение. Он согласился только ради Ариоки, чтобы она ушла вместе со мной, и оказалось в безопасности. Если бы Ариока узнала, что он не последует с нами, то она тоже бы отказалась пересечь портал. А так он был уверен, что со мной ее ничего не угрожает.

- Зачем он так поступил? Что с ним теперь будет? – спросила она.

- Я не знаю, - грустно ответил я. - Это был его выбор. Он сделал это ради тебя и всех жителей того измерения. Видимо, он и не собирался покинуть свой родной дом, - сделал я вывод.

Ариока долго еще ничего не говорила, плача в сторонке закрывая свое лицо ладонями. Она считала меня и себя виноватыми в случившемся. Меня тоже настигло угрызение совести. Я должен был догадаться заранее, о таком повороте событий.

- Где это мы? – спросила Ариока, когда немного успокоилась.

Действительно, а куда это мы попали? Я внимательно осмотрелся по сторонам. Это место совсем не было похоже на мое родное измерение. На это раз, я с Ариокой оказался в большом ухоженном цветущем саду. Это точно был не лес, а самый настоящий удивительный сад. Здесь росли деревья невероятного гигантского размера, словно их пичкали самыми мощными удобрениями в мире. На глаз, я бы сказал, что они были метров десять в высоту. Но самое удивительное было то, что на этих гигантских деревьях росли такие же нереально большие фрукты, размером со средний арбуз. Возле нас росла яблонька с плодами с мою голову. Я даже отошел от нее подальше, чтобы спелым плодом нас не стукнуло по голове и не убило. Трава под деревьями была самая обычная. Единственно, что было заметно, так это то, что сад был ухожен, трава ровно пострижена газонокосилкой, а деревья аккуратно подрезаны и побелены. А может, этот сад результат научных исследований в какой-то засекреченной лаборатории? Нет, такого не может быть в моем мире. Если бы было возможно это вырастить, то такие фрукты у нас давно бы уже продавались.

- Мы точно попали не по назначению, - вслух высказался я свое мнение, после долгих размышлений.

Этот мир явно был не моим родным измерением и не измерением Ариоки или измерением, куда я переселил пустынный народ. Слава богу, здесь живут разумные люди, и мы не останемся одни. Очень надеюсь, что нас здесь хорошо примут.

Где-то в стороне зашумели деревья, хотя ветра никакого не было. Я услышал гром или это не гром? Этот звук был похож на тот, когда соседи за стенкой смотрят фильм с хорошей стереосистемой. Сквозь расплывчатую дымку своего слабого зрения, очень далеко, я увидел, что к нам приближаются две большие пугающие воображение живые горы, очень похожие, по своим силуэтам, на людей. От этих гор и шел гром, и шумели ветки деревьев, которые они раздвигали в стороны, шагая к нам.

Ариока взвизгнула от страха, заметив их, и упала в обморок. Как некстати! Теперь, спастись бегством будет гораздо сложней. Я затаился в ожидании, возле тела Ариоки. Когда горы приблизились к нам еще ближе, я четко увидел, что это не горы, а самые настоящие великаны ростом метра четыре, а может и больше. Понятно теперь, почему Ариока упала в обморок. Пора валить отсюда, пока они не заметили нас – лилипутов. Я с большим трудом вскинул себе на плечо обмякшую Ариоку и попытался убежать от этих страшных существ. Во всех детских сказках от великанов никто и никогда ничего хорошего не ждал и не получал. А большая часть из них вообще была людоедами. Я представил, как меня этот великан держит за шкирку надо своей отрытой зловонной пастью, облизываясь от предстоящего вкуснейшего угощения. Брррр! От такой бурной фантазии, я немного ускорился. Несмотря на всю свою видимую хрупкость и легкость, Ариока оказалась очень тяжелой ношей. Но, я не мог ее бросить, даже ради спасения самого совершенного человека на свете, т.е. меня. Я потратил много времени и сил, чтобы отыскать ее среди измерений. Отдать ее сейчас на съедение этим монстрам, я без боя не собирался. Жгучий соленый пот со лба лил ливнем, попадая на зрачки и в рот, мешая мне бежать. Великаны заметили меня и направились вдогонку, с каждым шагом сокращая расстояние разделяющее меня с ними. Я уже чувствовал спиной их мощное дыхание, но не сдавался. Неожиданно я споткнулся об корень дерева и упал, нелепо распластавшись на траве. Великаны остановились, в шаге от меня. Он с интересом наблюдали за тем, как я нашел в траве сухую длинную палку, быстро поднялся и встал между ними и Ариокой, нацелив найденную палку на них, как рапиру, перед поединком. Я надеялся отбиться от великанов этим бесполезным предметом. Другого орудия защиты у меня не было. Великаны широко заулыбались. Я решил, что они радуются предстоящей трапезе, в качестве блюд которой буду я и моя любимая. Я очень испугался великанов, несмотря на то, что на вид они были вполне дружелюбные красивые люди, одетые в свободные белые одежды. Это была даже не одежда, а большой кусок белой ткани, ловко обмотанный вокруг голого тела. Их одеяния походили, чем-то, на те, которые я видел на картинках у богов великого Олимпа. Один из напавших на меня великанов был мужчиной, другой был женщиной.

От страха, я принялся размахивать палкой во все стороны, словно отгонял не великанов, а мелких комаров.

- Вас меня так просто не взять! – кричал я, запугивающим голосом. – Русские не сдаются! Пошли прочь! – палка свистела передо мной, как рапира в руках опытного спортсмена. Великаны продолжали улыбаться, но ближе не подходили. Бояться они меня, утешал я себя.

- Приветствуем вас, наши гости, - произнесла женщина великан, немного опустив голову в знак почтения. – Мы не сделаем вам ничего плохого, - проинформировала она меня.

- Знаю я вас, - не верил я, немного снизив скорость махания палкой. – Сейчас, как только я брошу палку, вы нас схватите и съедите.

Великаны громко, от души, засмеялись, сотрясая воздух, словно мощный сабвуфер. Их громогласный смех меня немного успокоил. Я даже улыбнулся в ответ, заразившись их смехом. Не могут же враждебные существа смеяться? Значит, вполне вероятно, они дружелюбные и не причинят нам вреда.

- Кто вы такие? – прокричал я им свой вопрос. Мне казалось, что если я скажу тихо, то они меня не услышат.

- Мы атланты из великой Атлантиды. Мы пришли помочь вам, - великаны попытались приблизиться к нам, но я снова поднял палку.

- Нам не нужна никакая помощь, - ответил я, насторожившись, и принял боевую стойку, готовясь начать отбиваться.

- Успокойся, Артур – произнес мужчина великан. – Мы знаем, что ты напуган и многое перенес в своей жизни. Мы поможем тебе и Ариоке.

- Откуда вы знаете, кто мы такие? – удивился я и выронил палку из рук.

- Мы видим твои мысли и видим твою линию жизни. Мы те, которых вы приравняли к богам, - ответила женщина великан.

Палку я подымать не стал. Сопротивляться дальше, не было никакого смысла. Судя по тому, что они все знают про меня, они не причинят никакого вреда ни мне, ни Ариоке.

Великан мужчина подошел ближе и поднял Ариоку, взвалив ее к себе на широкое плечо.

- Следуй за нами, - предложила мне женщина великан.

Мои новые знакомые развернулись и пошли обратно. Я побежал за ними, стараясь не отставать. Шли мы долго. Я как пятилетний ребенок вынужден был периодически бежать, догоняя своих попутчиков, словно родителей ведущих меня в школу. От предложения поехать на плече у женщины великана, я категорически отказался. Во-первых, я постеснялся ехать на женщине, во-вторых, мне было очень страшно из-за боязни высоты. Наш путь проходил через цветущий райский сад. Сочные спелые фрукты росли здесь в изобилии повсеместно. Мне даже дали один из них попробовать. Это была гигантская слива размером с футбольный мяч. Эту сливу мне сорвала женщина великан, когда я попросил чего-нибудь поесть. Слива, на вкус, оказалась очень сочной, вкусной и приятно-сладкой. Я утолил голод, съев всего четверть от ее объема. Ариока всю дорогу пребывала в безпамятстве. Гигантский райский сад наконец-то закончился. Мы вышли к знакомым мне пирамидам, в которых, как оказалось, и жили Атланты-великаны.

Все дальнейшее, происходящие с нами, больше походило на один долгий нереальный, но вполне счастливый сон. Приняли нас Атланты очень хорошо, словно мы с Ариокой были очень важные знатные персоны. Кроме Атлантов, в этой местности никто больше не жил. Сами Атланты оказались скрытным, совсем непонятным мне народом, больше похожим на инопланетян, а не жителей планеты земля. Все они, без исключения, умели читать мысли, видеть будущее и прошлое, лечить руками. Их общее развитие, как цивилизации, было на очень высоком, не постижимом моему уму, уровне. Разговаривали они больше намеками, чем конкретными фактами. Любая их беседа сводилась к долгим и многочасовым размышлениям, словно я беседовал с какими-то буддийскими монахами. Они заставляли домысливать ответы самому или делать вывод из их фраз и вопросов.

Жили Атланты в пирамидах, как и мой народ пустынного измерения. В эту плодородную местность Атланты переселились недавно, несколько сотен лет тому назад, из страны Атлантиды, которая располагалась на большом острове. Сама Атлантида ушла под воду, после сильного извержения вулкана. Атланты предвидели это событие, поэтому смогли заранее покинуть свой остров и расселиться по всей планете. Местность, где сейчас проживали бывшие жители Атлантиды, называлась Междуречьем. Эта была очень плодородная земля, расположившаяся между полноводными реками Тигром и Ефратом. Атланты были вегетарианцами. Сад, в котором нас и нашли, назывался Эдемом. В нем они круглый год выращивали для себя фрукты и овощи. Еще, что я узнал про них, так это то, что продолжительнсоть жизни у них была за тысячу лет. Как они этого достигали, я не понимал.

Меня с Ариокой Атланты отселили от себя подальше. С той стороны Эдема, нам они построили вполне приличный деревянный дом. Я предполагаю, что они сделали это из-за моей повышенной любопытности и постоянного влезания в их дела. Я интересовался всеми их достижениям, не забывая давать дельные советы, как руководить страной. Все их передовые технологии, я хотел внедрить в жизнь своего народа, которым сейчас правила Ляпотра. Я все еще надеялся вернуться к нему и снова занять свой трон. Несмотря на все свои передовые технологии, вернуть меня в требуемое измерение они отказывались. Я не очень понимал причину отказа. Толи они не могли это сделать, толи чего-то выжидали. При этом, я всегда получал один ответ, что еще не пришло мое время. Но что за время не пришло, понятно не было, поэтому я покорно ждал.

Так я прожил здесь с Ариокой целый год. Это был самый счастливый год в моей жизни. У меня был свой дом! Любимая женщина. Я не должен был ходить на работу или принимать сложные решения. Это был полный дауншифтинг – я прожигал жизнь в свое удовольствие. Я ловил рыбу, собирал фрукты, мечтал, размышлял, беседовал с Атлантами, пока Ариока хлопотала по хозяйству. Жизнь текла размеренно и спокойно. К моей великой и безмерной радости, в этот лучший год, Ариока осчастливила меня дочкой, которую мы назвали Евой. Теперь я еще занялся и ее воспитанием.

Росла Ева как в сказке - не по дням, а по часам. Когда ей исполнился всего лишь годик, она по росту, уму и развитию представляла собой восьмилетнего ребенка. Нас сначала это пугало, но наши друзья Атланты объясняли это чистейшим местным воздухом и богатой витаминами пищей. На мой вопрос, почему не выросли мы с Ариокой, нам ответили, что наши организмы старые и эти вещества на них не влияют. Я не знал, как к этому относиться, но Ева была нашей любимой дочерью, поэтому мы принимали ее такой, как есть.

Атланты приняли Еву, как свою соплеменницу. В свои три года, он уже была вполне взрослым человеком. Если оценивать ее внешность, то она тянула на восемнадцатилетнюю девушку. Среди Атлантов, Ева нашла себе парня, которого звали Адам. Он, видимо, тоже был не совсем чистокровный Атлант, потому, что ростом он был чуть меньше двух метров. Вскоре они поженились и тоже поселились в Эдеме, недалеко от нас.

Сразу после их свадьбы, Атланты объявили нам, что в ближайшие несколько лет здесь полностью измениться климат. Это место станет непригодным для полноценной жизни, поэтому они покинут, скоро, эти обжитые места. Всем нам, они предложили последовать с ними, дабы не подвергать себя опасностям. Наша дочь, со своим мужем категорически отказались уезжать отсюда. Им здесь нравилось. Они не верили в предсказания Атлантов, считая их сильно преувеличенными. Но, я с Ариокой верил им, поэтому согласился последовать с ними. Еще, я с Ариокой очень наделся, что Атланты помогут нам осуществить наши желания. Ариока очень хотела найти своего отца. Она верила в то, что он не погиб, а все еще жив и ждет ее. Я надеялся попасть к себе домой в родное измерение. Мне было интересно узнать, как там поживает мой ненавистный начальник? Что сейчас твориться в моем мире? Кто президент, и какая там сейчас политика? Еще, я хотел узнать как дела у Кучерявого и Георцега? Как там правит Ляпотра моим народом, и как поживаем сам народ? Я скучал по всем этим людям и событиям. Да и надоела мне размеренная жизнь без приключений и опасностей. Все это нам могли дать Атланты. Мы боялись оставить одну здесь нашу дочь, но Атланты успокоили нас, пообещав, что все будет хорошо, и мы с ней вскоре встретимся.

Пирамиды, в которых жили Атланты, оказались еще и летающими космическими кораблями. На них мы и переместились к новому месту жительства. Для Евы и Адама Атланты оставили один такой небольшой корабль, на случай, если он захотят присоединиться к ним. Я еще долго буду с наслаждением вспоминать эти прекрасные спокойные мгновения нашей жизни.

Уже на новом месте жительства, от Атлантов, я узнал, что при последнем своем перемещении я попал в свое родное измерение. Но, временной сбой портала отправил нас на тринадцать тысяч лет назад, в далекое прошлое. После этого, они предложили помочь нам вернуться в любое измерение и время, куда мы только захотим. Я не торопился воспользоваться этим предложением. У меня еще оставалось много вопросов, на которые я хотел узнать ответы. Ариока поддерживала меня. Выбор был сложный, потому что вернуться, потом, обратно было уже невозможно.

Мы сидели с Ариокой в компании двух атлантов, мужчины и женщины, которые нашли нас в саду, после перемещения через портал. Мы пили вкусный приятный травяной чай.

- Вы можете посмотреть, как там поживает наша дочь и что ее ждет в будущем? – попросил я их, точно зная, что они это умеют.

- А ты точно хочешь это знать? – спросила меня женщина атлант, словно это было мне вредно. Я утвердительно кивнул, потому что Ева была нашей дочерью. Ее судьба волновала нас, как своя собственная.

Женщина атлант протянула мне толстую книгу, которую держала в руках с самого начала. Она предвидела мой вопрос и была готова на него ответить.

– Здесь откроется тебе то, ради чего ты здесь и оказался, - загадочно произнесла она.

- А про Еву здесь тоже все сказано? – спросил я.

- Все твои вопросы будут потом, а сейчас открой эту книгу, - ответила она. – Пока ты ее не прочел, у тебя будут неправильные вопросы, - пояснила она.

Я взял эту увесистую книгу. На ее твердой обложке золотыми буквами было выбито – “Библия”.

- Это первоисточник, - пояснил мне мужчина атлант. – Найди главу о прародителях человеческих и больше у тебя не будет вопросов о судьбе твоей дочери и нашего сына Адама.

Я быстро отыскал нужную главу и понял, что моя дочь с ее мужем самые известные люди в моем родном измерении. Они явились основателями рода человеческого на земле. А я, с Ариокой, сыграл немаловажную роль в истории своего народа, подарив им Еву.

- Почему судьба очередной раз выбрала меня для такой важной миссии в этом измерении? Да и в других измерениях мне предоставлялась немаловажная роль? – попытался выяснить я у атлантов.

- Люди живут во времени, а само время существует вне себя статично в одной плоскости. Для времени нет ни будущего, ни настоящего. Если будущее не соединять с прошлым, то будущее исчезнет, а прошлое не получит своего развития. Для соединения времен нужны замыкающие ключи. Ты и есть один из таких ключей, пришедший из будущего и замкнувший будущее с прошлым. Ты выполнил свою миссию ключа в нескольких измерениях. Тем самым, жизнь на земле не прекратиться, а продолжится во всех временах и измерениях. Время сохраняет жизнь, а жизнь время. Это два понятия тесно связанные между собой. Они не существуют отдельно. Судьба, это руки времени.

Я задумался. Переварить эту информацию мне будет сложно, хотя общий смысл я вроде понял. Всю свою жизнь я знал, что родился на этой земле не зря. Я верил в то, что судьба предначертала мне что-то важное. Но, я даже и не предполагал, что настолько важное. Вот почему мне выпало столько приключений. Сколько тайн мне еще откроется, я не знал. Эту книгу я написал несколько тысяч лет назад и надеюсь, она дойдет до читателей нужного времени и измерения. Моя последующая жизнь, это глава моей очередной книги.

КОНЕЦ!