Анонимно о коррупции

Как в Смольном разыгрывают госконтракты? И почему работа руководителя  "Управления заказчика" Максима Белова поощряется на самых высоких уровнях анонимно поделился директор строительной компании.  

Как оказалось, выполнить работы в энергетическом секторе Санкт-Петербурга дело сложное, еще сложнее этот госзаказ получить. Наш анонимный источник из строительной фирмы, выполняющей именно такой тип работ, раскрыл карты. Откаты, проценты, закупки, взаимодействия с ГКУ "Управление заказчика" и лично с Максимом Беловым, политическая иерархия вплоть до Губернатора и президента - все это в нашем интервью.

Здравствуйте, начнем с простого вопроса. Как опытный человек в этой сфере, расскажите, как давно вам известна такая фигура, как Максим Белов?

—  Вообще энергетикой в целом и Санкт-Петербурга в частности увлекся уже давно. Изучал как технологические и инженерные нюансы, так и персональные. Например, нынешнего руководителя комитета энергетики и инженерного обеспечения,который вас, как я понял, интересует, Андрея Бондарчука, знаю еще по работе в Ленобласти. Сам же Белов появился в 2014 году и сразу был заявлен, как человек Албина, которому требовалось решить большой спектр задач, а потому и власть нужна была соответствующая. 

Расскажите при каких условиях вам удалось поработать с Беловым и "Управлением Заказчика" и каковы результаты сотрудничества?

— Вопрос немного провокационный, поскольку я еще планирую поработать на своем месте и на госзаказах. Поэтому скажу так, монтировали тепловые сети. С достаточно хорошим бюджетом. 

Хорошо, будем максимально сохранять конфиденциальность. Расскажите подробнее, какую функцию выполняет "Управление Заказчика" в финансовом потоке от бюджета к подрядчику?

— Если говорить про деньги как таковые. После распределения бюджетных средств сначала по основным сферам жизнедеятельности, по иерархической ветке, определенные суммы приходят в профильные комитеты. Они делят "пирог" на объекты, после чего в игру вступает "Управление заказчика". Максим Белов со своими сотрудниками определяют сроки выполнения и условия, мониторят рынок в поисках подрядных организаций, объявляют конкурс и выявляют победителя с самой убедительной историей выполнения и репутацией. Это в теории. На деле же выигрывает определенная компания, имя которой понятно заранее, как, допустим в теплоэнергетике "МТЭР Санкт-Петербург" (которая повязана с "Газпромом" и братьями Ротенбергами) или та, что достаточно чиста и скрытна, чтобы вернуть круглую сумму после обналичивания.  

Достаточно резкое заявление, вам не кажется? Ведь если говорить о деньгах в таком ключе, важно понимать, какие суммы проходят через "УЗ". О каких суммах идет речь вообще и в вашем конкретном случае?

— Давайте считать. С 2005 года Управление заключило контрактов на 96 млрд. рублей. В среднем, примерно 10 млрд. в год. Где-то больше, где-то меньше, в зависимости от наличия "проблемных" объектов и умениям профильного вице-губернатора. Теперь представьте, насколько и Белову и Албину удобно быть на своих местах в этом случае. Если говорить о частностях, каждый объект рассчитывается по-разному в зависимости от сметной документации и прочей бумаги. В любом случае все расходы занимают плюс-минус 60 процентов, остальное — остается внутри компании. Дальше определяется, чем ты готов поделиться. Чем больше отдаешь — тем больше шансов зайти на объект.  

Так, с этим понятно. Но если так удобно всем, тогда зачем назначать Максима Белова председателем Комстроя? 

— Ну, для Белова — это карьерный рост и новые возможности. Для Абина — это свой преданный человек во главе профильного комитета, который по мнению общественности Игорь Николаевич с приездом тащит на себе. Так он и сам подразумевает на совещаниях в комитете. Кроме того — комстрой это Фонд капитального строительства и возможность полностью контролировать финансовый поток. При том, что в комитете энергетики на месте первого зама председателя находится Ольга Колесникова, такой же "человек Албина". Управление заказчика упущено не будет. 

— Как вы можете ли вы в связи с этим оценить фигуру Игоря Албина?

— Поймите меня правильно. Но я всегда был сконцентрирован на своей работе, а политику оценивал, как игру. Но в связи с тем, что госзаказы кормят мою компанию, мне пришлось разбираться в этой игре. Так вот Игорь Николаевич играет блистательно. Он и так контролирует практически все строительные процессы города, но он не останавливается на этом. Усиляет одни позиции, забирает другие. Сейчас он претендует на функции комитета имущественных отношений. А комитет имущественных отношений — это а) фонд имущества Санкт-Петербурга, взносы в который сам же Албин планирует увеличить и б) 30% акций в "Ленэнерго". 

— Есть ли у нас тогда надежда на решение сезонных проблем города: трубы, дороги? Вопрос последний, вечный и скорее риторический...

— Надежда всегда есть. Но вы поймите, строительные компании тоже хотят зарабатывать. И чем больше "проблемных" объектов, тем больше шансов заработать. Я не говорю, что мы делаем свою работу специально плохо. Мы делаем это за определенную стоимость.