Акация

Одна акация стояла во дворе. Она была огромная, высокая. На ней был прибит скворечник. Скворечник был старый, почерневший, продуваемый сквозняками. Но каждую весну скворцы прилетали и поселялись в нем. Помнится, еще школьником младших классов, я нарисовал цветными карандашами безлистую акацию, скворечник, иссиня черного скворца и разливистым фоном красный рассвет. Учитель рисования поставил мне тогда пятерку. Но когда мой друг Славка Артемов нарисовал на скворечнике новенькие вбитые гвозди с ребристыми полосочками на шляпках, я нутром понял, что художником мне не стать, потому что объективы глаз, а точнее, объективы души, не настолько сильны, чтобы выхватить суть и передать ее зрителю на волне доверительной взволнованности, как это делал Славка Артемов.

Другая акация стояла за двором. Она была такая же высокая и раскидистая. Когда две акации расцветали, запах цветов плыл по всему двору, пьянил, кружил голову.

В холодную зиму, когда нечем было топить печь, мы ее спилили.

Мне думалось, что люди будут упрекать, зачем, мол, такую красавицу спилили.

Но люди-то жили рядом, знали нашу беду, знали, что нужно нам дожить до весны, до тепла и сочувствовали. А кое-кто и помогал рубить дрова и переносить в сарай.

Повзрослев, я напишу:

Мне картины детства часто снятся:

Мальчиком голодным и худым

В печь кладу дрова,

дрова акаций

И вдыхаю их пахучий дым…..

И еще:

С пацанами ел акаций кашку,

О шипы рвал кожу до крови,

У их листьев, словно у ромашки

Спрашивал, везуч ли я в любви.

ас�D