Нянечка с туберкулезом целый год продолжала работать в детском саду

Страшная реальность нашей современной России. Нянечка с открытой формой туберкулеза год работала в детском саду Подмосковья, подвергая риску здоровье детей.

Моя близкая знакомая врач - дерматолог недавно рассказала, что к ней на прием пришла женщина с жалобами на сыпь на лице. Каждый пациент при обращении заполняет анкету, в которой есть пункт: "Дата прохождения последней флюорографии". На этом пункте женщина как-то замялась и моя знакомая стала расспрашивать более пристально, поскольку высыпания были характерны для тех, кто получает лечение против туберкулеза.

И вот, что выяснилось: женщина, пришедшая на прием, работает нянечкой в детском саду в Московской области. Чуть больше года назад она проходила плановый медосмотр, на котором ей была сделана флюорография в числе всех остальных методов обследования. И эта женщина получила допуск к дальнейшей работе. Спустя год после этого медосмотра, она с жалобами на кашель и потливость попала на прием к терапевту, который назначил рентген легких и на снимке увидели четкую картину туберкулеза легких, при дальнейшем обследовании диагноз подтвердился. Подняли снимок флюорографии годичной давности и там также оказалась совершенно четкая картина туберкулеза.

Встают два совершенно привычных для нашей страны вопроса: кто виноват? и что делать?

А виноват формализм, виновато наплевательское отношение организаций, проводящих медосмотры. Та же врач мне сказала, что когда-то устроилась работать в подобную организацию, но практически сразу уволилась, потому что к ней стали приносить пачки медицинских карт по 15-20 шт от организаций ( детские сады, мед.центры и т.д.) со словами: "Наставьте печатей Ваших и подписи, что медосмотр они прошли, здоровы и к работе допущены", и она видела, что во всех этих мед.картах уже были вложены бланки с результатами анализов и флюорографии с якобы нормальной картиной, датированной тем днем, когда не было столько людей на обследованиях.

А потом мы ведем своего ребенка в детский сад, даже не подозревая, какому риску подвергаем свое сокровище.