Дом в круглой башне

18.01.2018

Рассказ

Всё началось однажды поздним летним вечером, когда мы в оранжевом свете уличных фонарей возвращались с гуляний. Мы шли не одни. Нас окружали городские жители, молодые девчонки и парни, которые решили задержаться на праздновании Дня города.

Чтобы срезать путь, я увлекла мужа с главных улиц под арку дома, внутрь двора. Двор оказался огромным, здесь уютно разместилось ещё несколько домиков. Асфальтовая дорожка огибала совершенно нелепого вида четырёхэтажное сооружение в виде круглой башни. Странная фантазия архитектора… Из какого времени этот дом попал в наш городок, да и ещё расположился так близко к центру?…

Часть башни была обнесена невысоким жёлтым забором — получился маленький собственный дворик, а снаружи ко второму этажу башни вела металлическая изогнутая лестница чёрного цвета. Когда мы проходили мимо открытой калитки, во дворике разговаривали 2 женщины. Так уж получилось, что разговор одной из них я услышала: женщина оказалась хозяйкой квартиры в этом доме-башне, и как раз сегодня от неё съехали жильцы.

Держа своего мужа за руку, я тут же взмолилась: через 2 недели нам предстояло покинуть съёмное жилье, а тут квартира сама плыла в руки, и не нужно было никаких поисков и нервных поездок по городу. Самое привлекательное — дом был почти в центре, но в то же время он скрыт в глубине от городской суеты и шума. Даже крохотный дворик стал мне казаться уютным.

Муж как-то слишком легко согласился на мою авантюру…

Через 2 недели хозяйка выдавала нам ключи от квартиры и проводила мини-экскурсию. Седоватая женщина оказалась, как многие в её пожилом возрасте, до болезненного педантичной и требовательной. Это начинало слегка раздражать и вызывало лишь одно желание — чтобы она поскорее ушла к себе.

Итак, наш новый домик-башенка был из красного кирпича с блестящей железной крышей. Чёрная металлическая лестница продолжалась внутри дома каменными крутыми ступеньками, оканчивалась круглой лестничной площадкой, на которой размещалось 5 квартир, и уходила выше. Наша дверь была направо от лестницы. Самым чудесным оказалось, что квартиры были в двух уровнях в виде ступеньки. В хозяйской квартире было всё! Даже лёгкие занавески из бежевой органзы…

Зал с двухспальной кроватью находился на нижнем уровне, с подиума второго «этажа» к нему вела маленькая прямая лестница в несколько ступенек. Стены и пол обшиты лакированным деревом. В «гостиной» на верхнем этаже — диванчик, комод и прочая мебель. Невероятно уютная квартирка покорила моё сердце! Муж тоже остался доволен.

Обговорив с хозяйкой плату, мы остались наедине с мужем и нашим рыжим спаниелем-девочкой.

Утром следующего дня наше внимание привлёк недовольный громкий разговор: во дворе стояли 2 женщины и возмущённо что-то обсуждали. Муж открыл окно, и возмущение вылилось на него. Сосед в белой майке, средних лет мужчина с залысиной, из окна наискосок от нашего — тоже вылез наполовину и делал строгий выговор мужу. Между нашим и соседским окном из другого уровня на кирпичной стене дома находился уличный фонарь с выключателем под ним. Если бы мужчины решили приветствовать друг друга рукопожатием, их руки встретились бы как раз на выключателе.

Каждое утро необходимо его выключать,чего мы не сделали. На робкое оправдание мужа о том, что нас никто не предупредил,сосед в белой майке резко ответил:

— Незнание не освобождает от ответственности! — и скрылся. Мы с мужем переглянулись. Неприятный осадок был сглажен чаем с вкусным хворостом, который я приготовила к завтраку.

…Днём, когда я возвращалась домой и чертыхаясь, поднималась по крутым каменным ступеням лестницы в доме, меня нагнала хозяйка. Она будто умела передвигаться со скоростью звука. Или материализоваться из воздуха. Или летать на метле.

Пока я перебирала в голове варианты передвижения хозяйки, она ещё раз напомнила об уличном фонаре, а затем тоном наставницы принялась рассказывать о ещё одной нашей обязанности: мы должны вытирать пыль и убираться на общей лестнице.

«Теперь это ваша лестница, — сказала она, — и вы должны содержать её в чистоте и порядке! Мне приходилось убирать лестницу снизу доверху, когда все соседи отказались это делать. Очень тяжело,скажу я тебе.» Протараторив это, хозяйка прошла мимо двери нашей квартиры и поднялась по лестнице выше на этаж.

У меня возникло смутное предчувствие, что хозяйке принадлежит весь этот башенный домик. Спустя какое-то время мы с нашей рыжей спаниелем возвращались с прогулки, и были остановлены на той же лестнице девушкой. Девушка была в голубой футболке и синих спортивных брюках, белые волосы собраны в маленький конский хвостик.

«Обычная девушка» , — подумала я. Она оказалась нашей соседкой. Первый же вопрос, который задала мне новая соседка, поставил меня в тупик.

«Скажите мне номер вашего совка, которым вы убираете за своим питомцем.» Поднимаясь выше, я раздражённо заметила ей,что никаких совков не использую, а беру на прогулку небольшие пакеты.

Девушка смягчилась и пригласила нас со спаниелем в гости. В её квартире, такой непохожей на нашу, мы побывали только в одной крохотной полностью белой комнатке с чистыми стенами. Лишь диван с красным покрывалом и шкаф у окна говорили о том, что это не больничная палата.

Девушка познакомила нас со своим пёсиком. Он был в три раза больше нашей "компактной" рыжей красотки. Светло-коричневый стаффордширский терьер в белом комбинезоне радостно обнимал свою хозяйку. Лаская пса, девушка спросила, из какого клуба наш спаниель и есть ли у него все прививки.

Мне стало стыдно. Я честно сказала, что щенка мы взяли у заводчика, и наверняка женщина делала все щенячьи прививки. Я вспомнила, в каком восторге мы забирали рыжий комочек, и пожалела,что о прививках не поинтересовалась. Уже дома я успокаивала себя мыслью о том, что маленький бетонный дворик вокруг дома-башни закрыт забором, и собачка наша ничем не сможет заболеть.

Вечером я приготовила маленькие блинчики и красиво сложила их в миску в виде цветка. Невесть откуда взялась хозяйка, но не одна. Она привела с собой соседку-подругу и стала что-то говорить, не умолкая. Потом хозяйка заявила, что сегодня блинный вечер, и я должна сделать ещё блинчиков. Усталый муж читал наверху газету, закинув ногу на ногу — признак раздражения.

Я медленно спускалась по короткой лестнице к дивану.Апатично разглядывая маленькую силиконовую формочку синего цвета в виде звезды, которую мне дала хозяйка, я размышляла о том,что красивая обёртка скрывала на самом деле сумасшедший дом с такими же соседями…

Мрачные мысли о переезде сегодня же, сию минуту перебила болтовня хозяйки с соседкой. И я неожиданно спросила её: «Как поживает ваш муж, надеюсь он здравствует?». Неловкое, затянувшееся молчание подсказывало — что то было не так. И вот хозяйка наконец произнесла: « Моего мужа нет. Вы знаете, когда он умер, я как будто лишилась ног и разучилась ходить. Мне как будто снова стало два года…»

Я извинилась за бестактный вопрос, и вдруг меня переполнила жалость к этой бедной женщине и её судьбе. Я представила себя на её месте… и разрыдалась.

© Галина Русанова