Не Сталин и Макрон

Почему провалились переговоры с Францией?

Визит в Россию Эммануэля Макрона проходил на фоне небывалой ссоры между Европой и США.

Российские наблюдатели смаковали детали:

Трамп требует отмены газопровода «Северный поток-2», и грозит ФРГ «торговой войной». В ответ Ангела Меркель, приехавшая в Сочи к Владимиру Путину, заявила, что контракт остается в силе. Германия на сей раз не будет повиноваться американцам. Да еще добавила: «Европа больше не может полагаться на США и Британию».

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини на конференции во Флоренции сообщила, что «мир находится в хаосе» и Европе «нужна профессиональная армия». Из этого заявления российские эксперты сделали вывод, что НАТО вот-вот развалится. Не смысла давать ссылку. Можно сослаться сразу на всех экспертов.

Председатель Европейского Совета Дональд Туск, говоря о США, отметил, что: «С такими друзьями и врагов не нужно».

А наш недавний гость Макрон отказался вести переговоры с США «с пистолетом, приставленным к виску». Пересказ этой новости в РИА «Новости», где дали высказаться патриоту-блогеру, выглядел так, будто патриот не только заказал, но уже и выпил шампанского.

А в итоге…

На форуме в граде Петра В. Путин то ли пошутил, то ли намекнул Макрону, что Россия могла бы помочь Европе с безопасностью вместо США. Была ли эта фраза продолжением какого-то разговора, или вот так сразу и произошло: «Путин пошутил», никто не знает. Тем не менее, раз это было сказано президентом России, и коль скоро его высказывание касалось фундаментального вопроса, то приходится считать это высказывание главным предложением российских переговорщиков Макрону, независимо от формы, в которой оно было сделано.

Что подумали об этой шутке в Европе, мы узнали из заявления Макрона по итогам встречи с Путиным в Константиновском дворце. «Мирное урегулирования кризиса в Донбассе – это ключевой элемент на пути к возвращению к умиротворенным отношениям между Европой и Россией», - заявил Макрон.

Трудно было более метко плюнуть в душу патриота России. С формальной стороны Россия не часть проблемы Донбасса, а гарант Минского процесса, равный Франции, Германии и ООН. Те тоже гаранты. Но о себе в качестве проблемы Макрон почему-то не сказал. Он повторил то, что говорят американцы – не гаранты мира, а подстрекатели продолжения войны в Донбассе. А российская дипломатия, которая при случае любит напоминать о статусе, на сей раз дерзкого партнера не одернула.

В чем же дело?

Не берусь судить о том, насколько профессионально готовился визит Макрона с российской стороны, но любой объективный взгляд показывает, что на пути к «умиротворению» лежат три препятствия, которые мы пока не знаем как устранить.

1. Красная линия в отношениях с Россией

С нашей стороны не раз говорилось о существовании красной линии, которую европейцам не стоит переходить, но где лежит эта красная линия – не уточнялось. Речь идет попросту о границе: о западном пределе России и о восточной границе Европы.

Куда отдвинем строй твердынь?

За Буг, до Ворсклы, до Лимана?

За кем останется Волынь?

За кем наследие Богдана?

Признав мятежные права, от нас отторгнется ль Литва?

Вопрос, поставленный А. С. Пушкиным в 1831 г., так и остается вопросом, а переговоров на этот счет не было.

Между тем, ялтинская договоренность Сталина с Западом, обеспечившая европейцам мир на 50 лет, была договоренностью о границе, и ни о чем более. Пока мы не усадим партнеров за стол переговоров по этому вопросу, ни о каком «вместо США» не может быть и речи. Как и о мире, разумеется. Россия не заинтересована в переговорах с безграничной Европой, интересы которой простирались бы от Атлантики до Урала и дальше. Слава богу, каждый год сидим с французами на трибунах бородинской реконструкции, помним, чтим и своих орлов, и солдат Великой Армии. И пусть это так и остается реконструкцией. Европа также не станет вести дела с безграничной Россией, которая неизвестно где на сей раз остановится – в Берлине или в Париже. Опыт есть, и партнеры о нем не забыли. Следовательно, по этому вопросу необходимо договариваться в первую очередь. А уже потом – о взаимных гарантиях безопасности, мерах укрепления доверия и сотрудничестве в других областях.

2. Деньги

Важно не только о чем, но и с кем вести переговоры. Ссора Европы и США возникла из-за денег. Американских денег. А своих суверенных денег у Европы нет. Это научный факт глобализма.

И у нас нет таких суверенных денег. А что это за нефтеевро такое прекрасное выдумали российские переговорщики, я не знаю.

Когда две стороны ведут переговоры по поводу денег третьей стороны – это или заговор, или просто смешно. Наш случай – второй, так как в заговоре Макрон не захотел принять участия.

3. Правительство России

Трудно ожидать решения проблем – с безопасность, с деньгами – если решать эти проблемы приходится вместе с теми, кто сам является проблемой. С теми, кого как еще одно препятствие к «умиротворению» воспринимают как в России, так и на Западе. Третье препятствие касается персонального состава российской знати и ее политики. А все это вместе упирается в психотип, ограничивающий кругозор и диктующий спектр возможных решений.

Психотип российских переговорщиков есть альфа и омега, и, одновременно, главное препятствие их дипломатии уже потому, что психотип нельзя изменить ни доводами иностранцев, ни доводами общественности, и еще потому, что психотип не формируется ни знанием, ни опытом. Он сам есть источник и знания, и опыта, способ видения и шоры на глазах.

«Настоящие полковники», которых не интересуют далеко идущие планы, а установки типа «что мы с этого будем иметь» и «человек есть то, что он ест», составляют золотой фонд их действительных убеждений – это портрет российской знати.

Они очень любят командовать и требовать отчетов об исполнении команд. Но, поскольку природа (или Бог?) их самих сотворили в качестве исполнителей, то, дорвавшись до власти, такие исполнители вертят огромной страной без курса, руля и ветрил – на одном месте. А куда вы еще можете прийти без понимания перспективы?

О нынешней России удобнее говорить в понятиях пост-истории. Мы живем после того, как покинули застрявший во льдах корабль. И это немного безумие – так жить. Не правда ли?

Если бы вместо банкетов и ракетных пусков по Камчатке, демонстрирующих, как весело проводит время правительство, российские переговорщики могли бы показать, как хорошо живется в России народу, зарабатывающему с каждым годом все больше и больше в суверенных золотых рублях, – это могло бы даже для французской публики стать убедительным аргументом в пользу покупки безопасности у России вместо того, чтобы брать ее в долг у США, финансовая система которых имеет два электронных кармана: в долларах и в евро. В этой финансовой системе европейцам не нравится лишь то, что в их кармашек с недавних пор не докладывают. Но они вовсе не против системы в целом, они без веской причины не уйдут из американского казино. Игроки в казино, проигрывая в казино, потом идут обратно в казино. Во всяком случае, американцы могут быть уверены, что их клиенты не рванут сломя голову в российскую казарму до тех пор, пока пайка там тоже за доллары и евро.

Зато золото – это отдельно! Конечно, если это золото наполняет карманы общества и, возможно, партнеров этого общества, но не лежит в хранилищах Центробанка. С какой целью оно там лежит, никто не знает. Зато всем известно, что оно там делает: просто лежит. Не работает.

Противоположностью нынешней ситуации мог бы стать золотой рубль в обращении – это всегда золотой рубль. Такой рубль прирастает ценностью, а не просто хранится. Даже если на нем серп и молот. Но это ведь не к нам, а к Китаю. Зачем тогда ехать в Петербург за безопасностью?

Об авторе: Евгений Владимирович Милютин, российский дипломат (в прошлом), историк, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное».