Почему Запад всегда другой?

31.03.2018

От Августина до Netflix. Психоистория инноваций

Американская компания Netflix с 1997 г. занималась прокатом DVD, с 2007 г. внедрила потоковое вещание, с 2013 г. производит собственные фильмы, сериалы и телепрограммы. В 2016 г. Netflix вошла в число лидеров мирового кинопроизводства. Каждые десять лет компания радикально меняла модель бизнеса.

Разве это типичный случай? Все компании так поступают? Нет. Уверен, что в 1997 г. Газпром занимался добычей газа, с 2007 г. стал добывать газ, и с 2013 г. добывает и продает газ. Вот и все инновации.

Хотя денег на эксперименты у Газпрома хватает. Не хватает чего-то другого.

Amazon тоже начала заниматься кинопроизводством, но, позвольте, это ведь были товары по почте! Зачем почте становиться Голливудом?

Психоистория говорит о том, что существуют разные типы мышления. Одни типы склонны к повторениям, другие – к обновлениям. Как люди мыслят, так они и поступают. Кто-то все время гонит за границу газ, а кто-то из этого газа производит нечто новое.

Вот почему мою книгу «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное» вы можете купить на Amazon, но еще долго не сможете купить в России.

На Западе хватает своих ретроградов, и многое на Западе устроено как в далеком прошлом. Например, земельная собственность.

Но инновации – тоже яркая сторона Запада, проявившаяся очень рано, когда Запад только становился Западом.

Объяснение состоит в том, что западная цивилизация складывалась из двух частей: из остатков христианской учености Средиземноморья и германского варварства.

В Италии, Испании, Галлии, или в Северной Африке силы христиан значительно уступали силам варваров. Варварские царства не имели никакого понятия о римской справедливости, о рациональной торговле, или о Средиземноморье как общем достоянии.

Италия была эпицентром долго развивавшейся катастрофы, в которой последнюю точку поставили готы Алариха в 410 г. Фактически страна была отброшена в каменный век. Рим, некогда вмещавший 1 млн. человек, к 600 году давал приют лишь 50 тысячам жителей, а из 372 других италийских городов, упоминавшихся Плинием, треть полностью обезлюдела. Хозяйственная кооперация и торговля были невозможны, поскольку любая экспедиция за пределы подконтрольной какой-то военно-хозяйственной группе территории напоминала прорыв через линию фронта. Но «наших» за линией фронта не было. По оценке историка Роджера Осборна, за весь меровингский период, с 470 по 800 год, на территории Франции был создан только один рынок.

Помощи ждать было неоткуда. Ради спасения жизни христиан и церкви ее иерархи на Западе должны были найти охранников на месте.

Недостатка в разноплеменной вооруженной силе, конечно, не было. Но этой простой грубой силе нужно было привить сложную мысль: что ее задачей является не только защита, скажем, деревни, но и города в паре километров от деревни. Нужно было доказать жившим родами и племенами людям необходимость единства, выходящего за рамки кровного родства.

С другой стороны, христиане Запада нуждались в поучении о том, что франки или другие их новые соседи – тоже люди.

На западе Европы большим влиянием в христианской среде пользовались последователи Пелагия, проповедника кельтского происхождения, которые видели в Церкви осколок высокой античной культуры. Интеллектуальная сторона христианства влекла их больше, чем Библия. Вероучительная доктрина пелагиан была слишком элитарной и не могла быть в таком виде преподана готским, лангобардским и франкским обществам и королям, которые далеко отстояли от философских теорий.

Тогда за дело взялся Августин, римский провинциал из Африки.

Августин родился в 354 г. в Тунисе вблизи Карфагена и умер в Гиппоне Царском в современном Алжире в 430 г. Однако 4 важных года его жизни прошли в Италии, где он стал христианином и учеником св. Амвросия, епископа Медиоланского. Здесь в Италии сходились линии богословских споров, и, одновременно, находился мирской град, бывший предметом этих споров. Августин мог воочию наблюдать упадок римской жизни. Через 12 лет после его отъезда из Италии западная империя перестала существовать, а доктринальное средство спасения так и не было найдено. Августину, во всяком случае, было ясно, что подход Пелагия лишь углубляет пропасть между христианами и варварами.

Его собственный труд «О граде божьем» обращен к чувствам паствы по поводу падения Рима.

Августин на многих примерах доказывает, что любой мирской град должен погибнуть, что таково следствие желания человека оставаться таким, каков он есть.

Чтобы спасти себя, человеку предписано измениться, стать другим. В религиозных терминах это означало, что теперь человеческий град не прежний полис, а град Христа, где и произойдет спасительное изменение. Вратами в этот град является христианская церковь.

Главным здесь тезисом является утверждение ты не тот, кем должен стать, а остальное – церковная политика.

Практическим выводом из доктрины Августина стало решение западной церкви начать активную проповедь христианства среди варваров с опорой только на библейское предание, спрятав от глаз верующих философское наследие античности – Плотина, Аристотеля и Платона, которых последователи Пелагия почитали за учителей наряду с Христом.

Потребуются более двух веков осторожной, но настойчивой проповеди, прежде чем в 753 г. папа Стефан II отправится к франку Пипину в Париж – еще не в столицу государства, а во временную ставку кочевника. Вслед за этим визитом церковь получит в управление стагнирующие, и пока еще не нужные варварской власти города, и в каждом таком городе неподалеку от епископского дворца возникнет маленькая школа и маленький рынок.
Спустя какое-то время эти два скромных начинания создадут ту Европу, какой мы ее знаем и любим.

Это была уже инновация в материи, проистекающая из тезиса ты не тот, кем должен стать. Ведь общество франков школ и рынков не предусматривало. Они появились как практический вывод из доктрины Августина.

Подробнее об учении Августина можно узнать из моих лекций «Психоистория. Часть 1. Мышление Запада», которые я читаю по скайпу. Чтобы записаться в группу, пришлите мне сообщение: milutinev@rambler.ru

Вы можете комментировать эту и другие мои статьи в группе «Зеленая Лампа» в Фейсбук. Для этого нужно присоединиться к группе.