Путин уже не первый в списке плохих парней

15.05.2018

А США и их союзники снова в осаде.

Роль главного плохого парня в общественном мнении Запада досталась Трампу и в целом Вашингтону. Это произошло впервые после 2 мировой войны.

«Что движет этим человеком (Дональдом Трампом), который одной лишь подписью уничтожает с таким трудом заключенное с Ираном соглашение по ядерной программе, не посоветовавшись при этом со своими недавними европейскими партнерами и не обсудив следующие шаги? И таким образом, по меньшей мере, соглашается на новую эскалацию конфликта на Ближнем Востоке. И как бы между прочим ставит под угрозу существующий в Европе на протяжении 70 лет и установленный с ее помощью миропорядок?» - задает риторические вопросы немецкий официоз Deutsche Welle.

Насчет роли Европы в создании существующего миропорядка, конечно, сильно сказано. Европейцы проиграли свою версию миропорядка по итогам двух мировых войн, а тот миропорядок, что существует ныне, создан на руинах Европы, за счет Европы и против Европы.

Другое дело, что бывшие европейские хищники нашли свою нишу в этом миропорядке. Эта ниша – покаяние и антиимпериализм. Приняв как догму ошибочность империалистической Европы, новое европейское мышление заняло уютное местечко: сначала между империалистическими победителями – США и СССР, а затем под крылом «оставшихся в живых» США. Будучи нейтральной, разоруженной и покаянной частью американской суши (не путать с японской!) Европа выгодно торговала собой в качестве «империи», не забывая учить остальной мир покаянию.

Россию учили большему либерализму и отказу от новых империалистических поползновений, а, например, Израиль в глазах Европы считается несовременным государством не для всех, а только для евреев, слишком сильно напоминающим старую Европу.

Иран несправедлив в своей религиозности и угрозах в адрес Израиля. Саудовская Аравия не нравится феминисткам и противникам смертной казни, США – сторонникам чистых технологий.

Говорить о возврате европейской повестки дня в глобальном масштабе будет невозможно до тех пор, пока европейцы не располагают собственными возможностями проекции силы. И самой силой, которая есть у России, но пока не включена в число «европейских ценностей», а остается ценностью враждебной.

Вместе с тем, это уже не та вражда, что раньше, а разительные перемены произошли за неполных два года. Сначала влиятельный итальянский политик Романо Проди выступил с критикой атлантической ориентации Евросоюза и Германии, заявив о необходимости смены приоритетов в пользу России. Затем, после избрания президентом Франции, Эммануэль Макрон в своей первой внешнеполитической речи заявил, что Европа могла бы и принять империализм России как свой, но – в зависимости от целей.

Видимо, правильной версией империализма считаются бомбардировки Сирии французскими силами под «гуманитарным» предлогом. Сам предлог оказался ложным, да и с бомбардировкой как-то не пошло. Но заявление Макрона не теряет от этого в серьезности: империализм принимаем, но при условии согласования целей. Это серьезный сдвиг в европейской повестке дня, и не говорите мне что в европейском промышленно-научном комплексе способны ковать одно только безумие Евровидения.

Углубляющийся конфликт Европы и США по поводу того, кто должен платить «за империю», метрополия – как хотели бы колонии, или колонии – как желает метрополия, ставит грандов, Францию и Германию, перед политической развилкой: строить ли новый империализм своими силами или перестать критиковать российский?

Сложность состоит в том, что, обращаясь к России, Макрон имел в виду не только военные цели, но цели политики в более широком масштабе. Вообще говоря, концепция гуманитарных интервенций не предполагает наделение этим правом правителей, находящихся в разладе со своим обществом. Именно это мешает европейцам увидеть в силе России «свою силу», без чего повторение европейского миропорядка едва ли возможно.

Разумеется, это вполне серьезно. Жить в справедливости и материальном благополучии – слишком важное достижение, чтобы подвергать его угрозам со стороны наемной варварской армии.

Вот что вещает Deutsche Welle:

«До своего президентства Дональд Трамп никогда не работал политиком, избранным в результате демократических выборов. В этом деле у него отсутствуют социальные компетенции, которые включают в себя умения брать и отдавать, находить компромиссы, взвешивать преимущества и недостатки, а в идеальном случае – продумывать до мелочей политические последствия своих действий – даже тех, которые дадут о себе знать намного позже.

Чтобы понять, на что способен Трамп, стоит только взглянуть на выбранные им самим символы власти. Позолоченные буквы его имени на фасадах небоскребов должны заставить задуматься: "Взгляните сюда, я парю над всеми. Я могу делать, все что я хочу". Истинный посыл всех его действий не в лозунге "America first", а "Donald Trump" first. И это стало ясно не сейчас.

В эти дни становится очевидной разрушительная сила этого человека. У Дональда Трампа нет другого плана. Он не думает о последствиях своих действий, которые, возможно, будут ощутимы через четыре или даже восемь лет. Ему все равно, как его действия и вербальные нападки на другие страны повлияют на ситуацию за пределами США.

Что движет человеком, который в день 70-летия изгнания палестинцев с территорий, ныне принадлежащих Израилю, празднует символическое открытие американского посольства – здания, часть которого расположена на территории Восточного Иерусалима?

Это дипломатический удар в лицо многим палестинцам, хотя он и не оправдывает насильственные акции протеста палестинцев, но в определенной степени сознательно их провоцирует и берет в расчет, понимая, что тот, кто является их зачинщиком, берет на себя часть вины. Поэтому ответственность за множество убитых и раненых в секторе Газа несет также Дональд Трамп».

Вывод же таков:

«Европа и Германия должны наконец проснуться. Спустя более 70 лет после окончания Второй мировой войны Европа должна повзрослеть. А это значит - взять на себя ответственность за внешнюю политику и политику безопасности. Германия должна наконец стать честной перед собой и инвестировать в армию. И это несмотря на то, что до сих пор многие мирились с лишь отчасти боеспособной армией». - подписано Инес Поль, главный редактор DW

На США, как считают в Европе, уже нельзя положиться – слишком варварской стала Америка. Но и на Россию они не готовы полагаться: все еще варварская страна.

Тогда, вероятно, придется отказаться от чистоплюйства, то есть, и от чистых технологий тоже, и от щедрых социальных гарантий. Военщина – что ни говори, штука дорогая и далеко не демократичная.

Хотя пока рано рассуждать об итогах этого брожения умов в европейских верхах, Европа в любом случае нам нужна, если мы хотим добиться доминирования собственной точки зрения в мире, в том числе, и особенно тогда, когда мы вынуждены добиваться этого военными средствами. Что ни говори, а необходимые для поддержки нашего хорошего империализма станочные парки и общественное мнение мы без Европы не выкуем.

А это значит, что России следует принять и осмыслить свою долю европейской критики, в то же время, не мешая, а если надо, то и помогая Трампу совершать ошибки политической молодости.