История из "города невест"

Доброе время суток. Хочется выразить признательность создателям этого сайта и всем авторам, чьи истории я читаю уже не первый год. Я давно интересуюсь удивительным в нашей жизни и вот решила поделиться историями, которые случались со мной и моими близкими.

Тот случай, про который я хочу вам рассказать, был рассказан мне моей свекровью. Есть у нее подруга, назовем ее Люба, которая живет в другом городе. Городок этот из разряда «города невест», так как живет он за счет ткацкого комбината, на котором работает большая часть населения, и подавляющая часть этого населения – женщины. Люба была девушкой деревенского склада, здоровая, сильная, про таких говорят «кровь с молоком». После учебы пошла работать на комбинат, вскоре вышла замуж, родила двоих детишек. Все у них было хорошо, до определенного момента.

Как-то раз звонит Люба моей свекрови и просит разрешения приехать пожить на несколько дней. Мол, болеет она, врачи в Москву к специалисту направили, она взяла отпуск, хочет приехать на обследование. Что же, дело серьезное, конечно надо лечиться. Устроила Люба детишек своих по бабушкам, сама с мужем приехала в Москву. Свекровь как двери открыла – не узнала подругу. Как подменили.

В прошлом году встречались – Люба лучилась счастьем и здоровьем, а сейчас смотреть стало страшно: худая, лицо какое-то почерневшее, волосы тусклые, глаза пустые. Стала расспрашивать, что же случилось, а Люба толком ответить не может. «Знаешь, спать перестала, есть не могу, тоска такая, что хоть в петлю лезь… К врачам пошла – они говорят, работу меняйте, производство вредное у вас, да только сколько народу работает годами – и ничего… Ничто меня не радует, и все время как подталкивает что-то с собой покончить. Один раз уже на подоконнике стояла – соседка зашла, второй раз – муж из петли вынул. Самое страшное, Наташ, я же понимаю, все понимаю, что детки у меня, муж, мама старенькая, а поделать ничего не могу, как толкает меня что-то.» Московские врачи причину болезни не нашли, тоже посоветовали сменить работу. Муж в отчаянии решил на остаток отпуска увезти жену к Черному морю.

Спустя пару недель вернулись они обратно, и снова свекровь, открыв дверь, поразилась, увидев Любу. Та вновь сияла, к ней вернулась прежняя жизнерадостность, на щеках играл румянец, она заметно поправилась. Конечно, стали Любу расспрашивать как да что, и вот что она рассказала. Хозяйка дома, в котором они остановились, выслушав Любину историю, отправила ее к своей знакомой, та вроде бы умела лечить травками. Только та знакомая за Любу не взялась – порча на тебе, говорит, очень крепко сделана, не справлюсь я. И отправила ее к своему знакомому коллеге, мол, может у него получится.

Поехали по новому адресу, встретил их старичок. Смотрит на мужа, укоризненно так говорит: «Ну что, погуливал?». Тот вздрогнул… и признался, да, было, но не долго, она настаивала, чтобы он семью бросил, а куда же он от детей, да и жену любит… «Вот она-то порчу на твою жену и сделала. На смерть сделала, крепко.» Но взялся помочь. Манипуляции какие-то делал, молитвы над водой читал. Потом отдал эту воду Любе и велел пойти на перекресток и воду эту за плечо выплеснуть, а потом быстро уходить, не оборачиваясь, что бы она ни услышала, будут ли звать ее, будут ли просто крики, ни в коем случае не оборачиваться. Любе страшно одной идти, она мужа с собой взяла.

Пошли поздно, ночью. По улице вместе шли, а на перекресток – старик строго-настрого сказал – она одна пошла. Огляделась – тихо, пусто. Встала спиной к перекрестку, воду за спину выплеснула и быстро-быстро пошла обратно. Тут сзади окликнули ее: «Люба!». Она вздрогнула, быстрее пошла. А за спиной уже надрываются, зовут, потом и вовсе нечленораздельные вопли пошли, страшно так, что волосы дыбом встают. Добежала до мужа, и они со всех ног побежали домой.

Как добрались – Люба легла спать и проспала более суток. Проснулась – и впервые за долгое время почувствовала, что выспалась, что хочет есть и ничего у нее не болит, и с тех пор стремительно стала выздоравливать. Муж ее рассказывал потом, что особо в эту затею с водой не верил, но как услышал те крики тогда, многое в своей жизни пересмотрел. Оба окрестились после и детей окрестили. Свекровь сказала мне: «Муж ее, когда они про ту ночь рассказывали, бледнел и трясся.». С тех пор все хорошо у них, сколько лет прошло – больше ничего подобного не случалось.