Амадей (1984)

15.01.2018

Кадр из фильма Милоша Формана
Кадр из фильма Милоша Формана

"Амадей" Милоша Формана снят по одноименной пьесе Питера Левина Шеффера, написанной в 1979-ом году под явным и сильным впечатлением от пушкинского "Моцарта и Сальери" (1830).

Литература больше других искусств влияет на нашу картину мира. Какое количество сведений мы извлекаем и запоминаем, не беспокоясь их достоверностью, именно из нее? Например, незабвенный, благодаря Дюма, Ришелье. Кто помнит, каким был реальный исторический деятель и что сделал для Франции и международной политики? Благодаря Дюма мы помним его беспринципным интриганом на грани порядочности, ставящим, все же, интересы Франции превыше личных. Повезло Ришелье: Дюма не отказал в признании заслуг с уважении, а мог ведь и ославить.

Литературная слава персонажей иногда веками аукается их прототипам. Пушкин рассматривал историю Моцарта и Сальери как противопоставление гения и посредственности, искусства и ремесленного мастерства, щедрости и зависти. И мы со школы запоминаем, что Сальери, даже если Моцарта и не убивал, то в любом случае завидовал.

На самом деле было наоборот. Антонио Сальери (1750 -1825) со всех сторон превосходил Вольфганга Амадея Моцарта (1756 - 1791). Он был более известен и популярен как композитор. Заслуженно занимал место капельмейстера предел мечтаний любого тогдашнего музыканта. Помимо материальных благ и преимуществ оно обеспечивало гарантированное исполнение собственной музыки. Безвестному музыканту еще надо было суметь найти возможность для концерта. К двадцати пяти годам за Сальери числилось штук десять успешных опер. Моцарт к этому же возрасту успел написать один концерт, а оперы Сальери были настолько хороши, что их брали в программу другие капельмейстеры. По тем временам практически беспрецедентно: кто же станет ставить чужое, когда можно играть только свое. Еще Сальери был успешным педагогом, у него учились и Бетховен, и Шуберт, и Лист. Он не был жаден: некоторых учеников не просто учил бесплатно, но оказывал материальную поддержку. Не был Сальери и завистлив, поскольку брал учеников, чтобы помочь им развить талант. Сальери был удачно женат и нажил в браке восьмерых детей, из которых четверо дожили до взрослого возраста.

Моцарт был вундеркиндом. Чудо-ребенком, поражавшим публику ранними концертами. Его родители считались самой красивой парой в местечке, где проживали. Но Моцарт уродился невысок и без мочек на ушах. Не умел держать себя в обществе и не котировался в качестве педагога. Мало уметь играть самому, учить других отдельный талант. Еще Моцарт отличался склонностью к туалетным шуточкам даже после пубертата, а в письмах к родным постоянно ныл и жаловался, что неведомые интриганы и происки не дают ему достигнуть положения и богатства, которых он достоин. Про "Дон Жуана" Моцарта музыковеды говорят, что при его написании Моцарт явно вдохновлялся музыкой Сальери, слышны общие темы с "Данаидами". История с женитьбой Моцарта темна и запутана, что-то вышло у него такое с дочкой квартирной хозяйки, что его принудили расписки давать, что он женится как честный человек. Детей было семь человек, выжило из них всего двое. Музыка Моцарта была "попсовее". Возможно, этому факту и Пушкину он и обязан посмертной известностью. Входил в моду по мере того, как народ отвыкал "слушать сложное". Но и в моду он вошел и славу получил уже позже смерти, в отличие от прижизненного успеха Сальери. При жизни не Сальери завидовал Моцарту, а вовсе наоборот.

Первые слухи, что Моцарт умер не своей смертью, пошли лет через тридцать после нее. Сальери к тому времени сошел с ума и угасал в сумасшедшем доме. Якобы он пытался совершить самоубийство, вспоров собственное горло, якобы сам каялся, что погубил Моцарта. Достоверных источников нет. Наравне с Сальери убийство Моцарта приписывали масонам, ревнивому мужу одной из учениц и даже собственной жене с его же учеником вкупе. Но "раздували" эту историю, подкидывая как поленья в очаг газетные заметки, вплоть до "посмертного разбирательства обстоятельств дела", несколько человек, действовавших вполне в духе современной желтой прессы. И привлеченное внимание использовалось уже в личных целях, а не ради памяти что Сальери, что Моцарта.

Как бы то ни было, собаки лаяли, бездельники сплетничали, газеты писали, а Пушкин их читал, отмечая подходящие сюжеты. Современники долго и ожесточенно спорили по поводу "Моцарта и Сальери", порядочно ли было использовать таким способом имя реально существующего человека? Фактически, обвиняя его в убийстве другого реального человека? Не клевета ли это? Пушкин или отмалчивался, или отговаривался образами и типами. Мол, все совпадения не случайны, но его Сальери художественный персонаж.

Но если оставить в стороне вопрос, можно ли так обращаться с прототипом, если им выступает реальный человек, "Амадей" Формана и Шеффера прекрасная версия прочтения пушкинского "Моцарта и Сальери". Настоящая, неподдельная драма, вдобавок, отлично костюмированная.