Госдума не верит в рост продолжительности жизни в России

31.07.2018

Она потратит 5,5 млн рублей, чтобы выяснить, почему россияне умирают быстрее, чем предусмотрено реформой здавоохранения

В конце июня аппарат Госдумы объявил тендер на проведение экспертно-аналитического исследования по теме: «Совершенствование модели здравоохранения в контексте задач, поставленных в послании президента Российской Федерации Федеральному собранию», следует из аукционной документации к закупке. Максимальная стоимость контракта составляет 5,5 млн рублей.

Ожидаемая продолжительность жизни показывает, сколько в среднем проживет группа людей, родившихся в определенном году, если смертность в каждой возрастной группе останется на неизменном уровне. Это один из основных индикаторов оценки качества системы здравоохранения Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Исполнитель заказа Госдумы должен разобраться в двух конкретных проблемах, следует из технического задания. Ему предстоит выяснить, почему в стране не достигнуты записанные в госпрограмму «Развитие здравоохранения» показатели ожидаемой продолжительности жизни и смертности. Они являются одними из ключевых для реформы здравоохранения.

К 2018 году ожидаемая продолжительность жизни должна была составить 74 года, однако по итогам 2017 года она достигла лишь 72,7 года, следует из отчета Минздрава. То есть задача, записанная в программу по указупрезидента Владимира Путина, выполнена не была, отмечено в техзадании Госдумы. Заложенные в программу показатели смертности тоже не были достигнуты, написали заказчики, не указывая конкретные цифры.

Смертельные поправки

На самом деле, нужные показатели продолжительности жизни и смертности населения в России достигались, но на бумаге, за счет корректировки показателей программы задним числом.

Госпрограмма «Развитие здравоохранения» разработана Минздравом и утвержденаправительством в 2012 году, обновлена и продлена до 2025 года в 2017 году. Объем финансирования в 2013—2020 годах — 13,1 трлн рублей, согласно обновленной версии госпрограммы в 2018—2025 гг. — еще 34,9 трлн рублей.

В 2014 году в программу «Развитие здравоохранения» записали, что смертность населения к 2017 году должна составить 12,3 случаев на тысячу человек, то есть снизиться относительно 2013 года на 0,7 п.п. Однако в начале 2017 года при утверждении обновленной версии программы в ней появилась другая цифра — 12,9 случаев на тысячу человек. Именно таким был реальный показатель по итогам 2016 года, писало отраслевое издание Vademecum.

Подобным образом был откорректирован и показатель ожидаемой продолжительности жизни по итогам 2016 года. В Минздраве тогда объяснили изданию, что изменения были внесены в связи с предполагаемым «усилением тенденции старения населения».

Госдума недовольна всем

Победителю тендера также предстоит выявить «неэффективные управленческие решения в системе управления здоровьем нации», разработать программу мероприятий по улучшению существующей модели здравоохранения на период до 2024 года и «выработать рекомендации по совершенствованию положений действующего законодательства в части регулирования вопросов здоровья нации».

«В рейтинге эффективности здравоохранения (затраты к результатам) Россия на одном из последних мест, уступая не только Белоруссии или Казахстану, но и Румынии, Аргентине, Кубе. В этих странах расходы на душу населения меньше, чем в России, а продолжительность жизни дольше. Это и другие факты позволяют предполагать, что есть неиспользуемые резервы эффективности в действующей российской модели здравоохранения», — говорится в техническом задании к закупке. Данных, подтверждающих эти утверждения, опять же, не приводится.

В документации сказано, что концепция должна содержать «реальную оценку ситуации», сложившейся в отрасли, и на основе научного анализа предложить программу эффективных действий. «Только так можно остановить истощение „запасов прочности“ здравоохранения и понизить градус напряжения в обществе», — говорится в документе.

Минздрав не спросили

На участие в тендере была подана всего одна заявка — от ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина» (МГЮА). Университет предложил выполнить контракт за 4,1 млн рублей. В итоге аукцион был признан не состоявшимся, но контракт с МГЮА, как с единственным участником, пока не заключен.

Представитель МГЮА сказал «Открытым медиа», что участие в научно-исследовательских работах, экспертно-аналитических исследованиях и оказание консалтинговых услуг по вопросам права и управления — одно из ключевых направлений деятельности университета.

Минздрав, ответственный за выполнение госпрограммы «Развитие здравоохранения», в документации Госдумы ни разу не упоминается.

Представитель МГЮА говорит, что привлечение Минздрава при выполнении экспертно-аналитического исследования нецелесообразно. «Позиция Минздрава РФ, его предложения уже хорошо известны экспертному сообществу и специалистам, — объясняет он. — Условия технического задания предполагают получение нового знания, новых материалов, с акцентом на их использование в законотворческом процессе, а не трансляцию уже широко известных».

«Открытым медиа» не удалось узнать, будут ли даны министерству какие-то рекомендации по итогам выполнения контракта: в пресс-службе нижней палаты парламента на запрос не ответили, а ответственный за проведение закупки начальник экспертно-аналитического отдела Госдумы Ян Ваславский заявил, что его подразделение занимается большим количеством исследований, поэтому конкретно об этой закупке он не помнит.

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Федот Тумусов сказал «Открытым медиа», что слышал об этом тендере, но в разработке технического задания к закупке Комитет по охране здоровья не участвовал.

В Министерстве здравоохранения на запрос «Открытых медиа» не ответили.

Постоянные критики

Госдума не в первый раз спорит с Минздравом об эффективности реализации программы «Развитие здравоохранения». Например, в марте 2018 года члены Комитета Госдумы по охране здоровья выразилисомнение в том, что льготные категории граждан, нуждающееся в лекарственных средствах, обеспечены ими на 99,4%, как уверял Минздрав. Это «не соответствует реальной жизни и той информации, которая поступает депутатам Государственной Думы», объясняли члены комитета.

Анна Дерябина