Байкал 2017. Часть 5. Первый день. Молокон

https://www.washere.ru/

Семь утра - звонок будильника. Вставал как избитый, бодрости никакой. Раскачивались долго. Умывание, завтрак, сборы - суммарно часа два с половиной. И все как-то неорганизованно. Есть особо не хотелось, но завтрак из двух блюд я в себя запихнул. Каши осталось, правда немеряно - ее попытались скормить собаке, но она отказалась. Упаковка рюкзака тоже удалась попытки с третьей, количество вещей как будто выросло за ночь и отказывалось помещаться в первоначальном объеме. Рыбаки уже возвращались с утреннего лова, когда мы покидали нашу гостеприимную поляну. Тропинка уходила с поляны мимо сооружения типа сортир, резко поворачивала направо и начинала забирать в горы. Потерять тропу мы умудрились метров через 200. Потом ее еще несколько раз находили и теряли, пока, наконец, не пришло осознание, что все наши попытки как-то срезать или спрямить маршрут не приводят ни к чему кроме повышенной траты сил.

Хвойный лес сменился березовым с большими заросшими полянами. Всего их, этих полян, было 4 или 5. Кое-где трава была съедена и вытоптана, а кругом лежал конский помет. Кое-где в высокой траве были лежки, где явно лежали какие-то крупные звери. И не факт что эти звери были конями. Тогда у нас и возникла традиция, каждые три-пять минут, особенно в местах зарослей, кричать дуэтом, обозначая свое местоположение. Звуки получались разные, но в целом что-то типа "Ооооаап". Это нихрена не ноу-хау - об этом способе я и читал, и у различных блогеров его видел. И в принципе нам эта тема помогла - с медведями мы не сталкивались. Тут же главное вовремя предупредить о себе и зверь сам уйдет с дороги. Летом звери сытые - и ты им нафиг не нужен.

Первый привал на одной из полян через полчаса - тяжело. Из-за рюкзака. Я прикидывал, что даже такая частота привалов для нас вполне допустима. Не прикидывал только, что с каждым шагом усталость накапливается все больше и интервалы между привалами сокращаются. Но вначале мы держали темп - привал раз в полчаса, а сами привалы были не более пяти минут. Поляны закончились, потом березовый лес сменился хвоей. Тропа забирала все выше и правее. Где то выходили на поверхность камни, где то землю покрывал стланик. Третий привал был как раз в этих местах. Количество насекомых над нами стало запредельным. Комары, оводы, слепни, мошка и еще какие-то твари окружали нас, как только мы прекращали идти. Не могу сказать, что очень сильно кусали, но само их присутствие раздражало.

Тропа тем временем спустилась с откоса и шла параллельно руслу реки, как я увидел по навигатору. В каком-то месте ее перегородил огромный упавший кедр. Обходить его было далеко, а проползти под ним вполне. На четвереньках с огромным рюкзаком на спине я преодолел это препятствие, а вот встать было тяжеловато. Я не придумал ничего лучше, чем упереться руками в склон и со всей силы оттолкнуться. Не учел только вес рюкзака, который перевесил и я рухнул на спину. Приблизительно как черепаха. Лежал и истерически смеялся, пока Дэн меня не поднял.

Еще спустя минут пять мы услышали шум. Наконец. Долгожданная река. Молокон. Правда, идти к ней предстояло метров сто по бурелому, но мы прорвались. Река чистейшая, прозрачная, холодная и быстрая. Мы побросали рюкзаки и бросились пить. Фляги наши к тому моменту уже были сухие. Вода вкуснейшая - словами не передать. Правда жажду утоляет не очень, возможно из-за своей чистоты и отсутствия минералов. Хотя - может это загон, и у нас было просто постоянное обезвоживание из-за колоссальных нагрузок. Я потом пытался прикинуть - в день мы выпивали литров по 7 воды, во всех ее видах. В жаркий день. Потом умылись, отдохнули и стали строить дальнейший план продвижения. Первой контрольной точки мы достигли. Получилось 4 километра за два часа. Вполне себе по графику. Предстояло пройти еще 6,5-7 километров до лагеря, время было навалом - успевали.

Вдоль берега в этом месте идти было невозможно, пришлось вернуться метров на 50 через заросли и пойти по сухому руслу. Заросли данных деревьев, потом преследовали нас на протяжении всего пути вдоль Молокона. Наверное, все-таки это местные ивы, но я не уверен, потому что они совсем не плакучие. Вертикальные стволы разного диаметра с облезшей корой и под углом вверх направленные ветви с тонкими листочками. Нижние - сухие. Расстояние между деревьями - от пяти сантиметров до полуметра. Сплошная стена с маленькими прорехами. Больше всего это почему-то напоминало бамбук. Так мы его и окрестили.

Русло быстро закончилось, превратившись в овражек. Мы поднялись на его склон, прорвались через заросли и там снова овражек. Так несколько раз мы поднимались и опускались пока заново не вышли на берег. Начинал накрапывать дождик. Идти по правому (по ходу движения) берегу стало почти невозможно. Множество рукавов начинали пересекать маршрут. Завалы сухих деревьев мешали продвинуться. Противоположный же берег манил легкостью песчаного пляжа. Надо было переходить вброд.

Мы переобулись в специально приготовленную для этого обувь, я нашел место пошире, где река соответственно помельче, встали стенкой и пошли. Уже метра через два, воткнутые в дно палки вибрировали как струна, а поток воды начинал сносить ступни с камней. Глубина - чуть выше колена, но мощь потока неимоверная. В общем, перешли без приключений, но поразившись мощи природы. Опять переобулись и пошли вдоль пляжа. Я потом прикидывал, каждый наш брод занимал порядка 20 минут, а иногда этих бродов было штук по 12 за день. Поэтому день на четвертый я уже старался строить маршруты так, чтобы сокращать количество переходов по минимуму. Первый же наш брод в первый день занял, наверное, больше получаса. Хотя... Это тоже был своего рода способ отдохнуть от рюкзака.

Галечный пляж закончился, начались подтопленные места, и нам пришлось выбираться на полку или террасу, метрах в двух-трех над уровнем реки. Там была тайга, со своими завалами, непролазным кустарником и прочими прелестями. Дождь усиливался, я достал куртку, но одевать ее на мокрую термуху было уже бесполезно. Так мы и шли. Дальнейшее я помню плохо, наверное, такой психологический и физический шок испытывал организм. Помню постоянные завалы. Помню, на одном из них, у меня резко заболело травмированное колено. Помню, что привалы становились все длиннее, а переходы все короче. От горячего обеда мы отказались - не было ни сил, ни желания доставать все и греть. Пожевали чего-то, наверное, вяленого мяса и снова в путь. Разговоры у нас шли по минимуму, а основной их смысл заключался в матерном описании физической усталости и сложности маршрута. На каком-то из привалов, снимая рюкзак, у меня не хватило сил опустить его плавно на землю, он упал, скользнув мне лямкой по предплечью и посадив огромный синяк. Поднимать рюкзаки после отдыха тоже становилось все труднее, иногда приходилось делать по три-четыре попытки, чтобы закинуть его на спину. В одной из таких попыток рывком я слегка порвал рюкзак – в месте крепления ручки и лямок надорвались нитки. Ничего критичного и даже зашивать не потребовалось, но хваленая Татонка нагрузок не выдержала.

Так мы и шли. Я периодически смотрел в навигатор, и настроение становилось совсем грустным, мы больше проходили в поперечном направлении, а не вдоль русла. Темпы нашего продвижения были ужасающими. Мы не укладывались даже в половину дневного плана. Мы не дошли даже до входа в каньон реки, не говоря уже о месте ее слияния с притоком – ручьем Изумительным, где мы и должны были встать лагерем. Надо было что-то предпринимать. Я чувствовал себя героем книги «Террор», прочитанной мной в поезде. Такая же безысходность и обреченность. Дэну я пока о своих мыслях не говорил, но настроение было отвратительным.

Встали лагерем мы около шести. Просто не было ни сил идти, ни желания. К тому же усиливался дождь. Нашли небольшую полянку в окружении кедров и сосен, мягкая хвоя, метрах в 15-20 от берега. Там и встали. Разбитые и уставшие поставили палатку, повесили вещи на сушку, развели костер. Дождь тем временем прекратился, зато начался очень сильный ветер, грозивший перерасти в бурю. Слава богу, тревога оказалась ложной, и ветер вскоре тоже стих. Не помню, что я готовил на ужин – наверное, гречку. По расписанию должна была быть она. Дальше Дэн раскочегарил кальян, налил разведенного спирта и мы, наконец, сели обсуждать наше текущее положение. А оно было таким – мы переоценили наши силы в первую очередь в плане грузоподъемности, кроме того мы оказались не готовы к местным условиям рельефа. Даже увеличив скорость и время переходов, мы никак за 10 дней не успеваем пройти маршрут. А если точнее не за десять дней, а на десятый нам предстояло выйти к точке, где нас забирают. Связи у нас нет. Так что попадос. Собственно вариант в том или ином виде оставался один – сокращать маршрут. И, соответственно, из полукольцевого, делать его радиальным, в той или иной степени. Дальше идей было две. Дэн предлагал завтра повернуть обратно, за день выйти к зимовью Колдуна, встретить рыбаков и попросить их перекинуть нас до Куркулы, а на третий день соответственно выйти по Куркуле к озеру Гитара и обратно. Моя идея заключалась в другом – бросить здесь большую часть вещей и продуктов, устроив временный схрон, и налегке дойти до водопада Стеклянная Лента. Вернуться обратно, забрать вещи и к зимовью колдуна. А там – по берегу Байкала до базы Котельники, где нас и забирают. Кроме того в голове был и другой план, который я пока не озвучивал. Если мы сумеем выйти обратно на 4-й день, то у нас еще остается время так же на переброску рыбаками и радиалку к Гитаре. Это если уложимся за 4 дня. Обсуждение было недолгим, Дэн, конечно, поинтересовался что круче – Гитара или Лента. Но что я мог сказать – на Гитаре я был, а на Ленте нет. На Ленте вообще мало кто был – места несравненно более дикие. Кроме того на решение повлияло то, что никому не хотелось, чтобы предыдущий день ада был пройден зря. А может просто хотелось походить под легким рюкзаком. Так или иначе, решили идти к Ленте.

Спали плохо. Мягкая хвойная подстилка скрывала под собой кучу неровностей, которые мы сразу не заметили. Постоянно проваливаешься в ямы, душно, влажно, болит все тело. А еще не дают уснуть мысли о завтрашнем дне и вообще о дальнейшей перспективе нашего мероприятия.