Духовная Искра. Он и Она

28.12.2017

ФОРМУЛА СОВЕРШЕНСТВА ......§2

Уравнение 5

Демонстрация рассечения психики в театре сюрреализма?

Или это всего лишь дождь? Дождь нашёптывает своей обольстительной и капризной барышне-ночи персуазивные комплименты и в поцелуях из уст в уста передаёт восхищения нежности. А Священник…

Сейчас он знал только одно – то, что заставило его оказаться здесь и сейчас, находится где-то здесь и прямо сейчас. И он почувствовал вдруг, что оно где-то рядом, почувствовал, как оно приближается, как будто ночь с цепи спустила стражей мрака, и они, не таясь, ринулись на добычу, в потёмки, голодные и быстрые на расправу. И он поднял свои руки, отчаянно защищаясь, воздел свои чистые длани к спасительным небесам, и кромешная тьма вкруг него и волны мрака вдруг расступились, как воды исхода. И нежданная яркая молния ослепительно вспыхнула вдруг, как будто взгляд разгневанного Бога, сверкнула и рухнула в лес. А потом, когда зрение Священника растворило потёмки фосфенами, он увидел огни и подумал, что это возможно огни Императорской Дачи. Только он ошибался…

Это были другие огни.

Словно факелы ведьм, они плясали во сборище. Или как фонари деревенских охотников, похотливых и жадных до этих ведьм. Или будто глаза нечеловеческих существ, алчущих этих жертв, и тех, и других. Или подобно призрачным мотылькам, опыляющим ночной заповедный или потусторонний цветок. А когда все эти огни слились в один, и любопытство превозмогло все свои страхи, Священник увидел, что «это» действительно приближается прямо к нему, словно дивное и громадное всевидящее око. И тогда он узрел, что это всего лишь лампада в изящных девичьих руках и множество быстрых скользящих бликов вокруг.

И тёплый рассеянный свет опалесцирующим туманчиком перетекал сквозь зрачки и упивался пурпуром в глазах. И неслышная поступь парящих шагов над тропой. И милое волшебство в выражении лица невесть откуда возникшей красавицы. И робость и вспышки во взглядах взаимных. И несказанный говор на языке размышлений. И долгожданная улыбка на сочных невинных устах. И затаённый тихий страх в глазах – страх угасить возникший вдруг общий огонь. И вот уже томная жажда, чтобы было не просто тепло внутри, а потрясающе горячо и желательно вечно. И он боялся моргнуть и отвести взгляд.

А она, она…

Она очнулась здесь, в этой тьме. А этот страшный чудовищный лес заступал её тропы, заступал её пути и дорожки своими корявыми великанами, стараясь вырвать из рук её светоч и проглотить, словно это её горячее сердце. А эти мрачные старые башни императорской дачи и научного городка, которые притянули её, заманили её приютить и погреться, а сами внезапно разинули пасти своих холодных ужасных пустых и тёмных коридоров, в которых она так металась, словно безумная, натыкаясь на стены поросшие плесенью психургических вирусов. А эти такие пышные залы оказались забитыми пагубной чрезмерной и неестественной роскошью, оказались залитыми запахом имманентного тления и заполненными бледными сущностями. Сущностями, которые в ужасе застывали при виде её или дико шарахались, словно она бесноватая, словно она прокажённая, словно она одержимая святостью, праведностью, совершенством невыносимым для их душевной низости. И они временами свирепо кидались к ней, чтобы тут же сейчас же покончить с её существованием, которое нестерпимо калечило их латентную склонность к любимым порокам и непереносимо подавляло своими тайными укорами, её врождённым превосходством, как будто видели они в её глазах, в её душе непостижимую формулу совершенства. И это жуткое запустение, вся эта мерзость вытолкнула её в темноту, в этот страшный чудовищный лес, где ливень хрустальный, словно оккультный капкан, замирал неподвижными остекленевшими струями, непроходимой ловушкой, а потёмки не только ходили вокруг и не только подсматривали. И вот, в душных лапах смятения, опоенная ядом тоски, уже почти в катакомбах обморока, она вдруг увидела проблески искры, в почему-то притихшем дожде, и её как магнитами потянуло туда, куда ринулись стражи мрака, туда, где стоял потрясённый Священник. Теряя чувство времени и восприятия реальности, он протянул ладонь, чтобы коснуться тёплых слёз на её горячих щеках, когда в её глазах явились дрожащие влажные блики…

Она отпрянула внезапно, с шипением разбрызгивая фейерверки своего возмущения, переливаясь электрическими потоками, дугами смертельного напряжения. И он увидел пред собой не девушку живую, а как будто бы плазменную сферомолнию, сверкающую дивной красотой и сложной узорной структурой, как будто это было чьё-то око с пылающим кружевным рисунком радужной оболочки, как будто это чей-то третий глаз, но только где-то там, куда он заглядывает.

Кто знает, кто видел как это выглядит?

И она вдруг исчезла. Так же внезапно, как и явилась. Она растаяла. Растаяла, оставляя ярчайший духовный след, эмфатический отпечаток. Она ушла, роняя в тёмные воды его души светозарный и сладкий искристый цветок мечты и надежды. А где-то там, в расступившихся облаках, среди взволнованных созвездий запели тихо небеса.

Песнь песней?!

(продолжение...): ФОРМУЛА СОВЕРШЕНСТВА..... §3

(начало...): Уравнение 1