СУПЕРЛУНА

06.02.2018

СТРАНИЦЫ ЗАЧАРОВАННЫХ МАНУСКРИПТОВ

КУЛЬМИНАЦИЯ

Она любит Ночь. Ночь окунает мир в прозрачный кубок чёрно-фиолетового призрачного вина. А когда он, глоток за глотком, растворяется до непроглядности, Луна зажигает свой сказочный старинный светильник и пускается на поиски мистических кладов, под покровами Ночи выискивая древние знания и сокровища, скрытые помыслы и желания, незаметно пробираясь в тайники психики и выуживая там редкости и драгоценности духа. Ночь окутана палантинами парейдолического лукавства и очаровательных мистификаций. Она хранит в складках своих царственных одеяний игольчатые кристаллы непостижимых внезапных иллюзий. Она носит звенящие браслеты загадочных звуков. А в драгоценном шатлене на поясе у неё спрятаны магические колбы с фантомами завораживающих видений или оккультных кошмаров. Она прячет в своих потайных ларцах увесистые коробочки с устрашающими порошками или фигурные флаконы психотропных парфюмов. В её расшитых звёздным бисером бонбоньерках хранятся лакомые конфеты поздних свиданий с крепкими нектарами романтики. А ещё у неё есть леденящие душу такие тонки и холодные скользящие перчатки, в которых она со спины прикрывает кому-то глаза. Ночь щедра и богата на подобные знаки внимания. И лишь Луна видит её насквозь. Лишь Луна знает всю Ночь наперёд.

Они обе подружки и, часто встречаясь, делятся своими пикантными откровениями, от души веселясь по малейшему поводу. Они обе гадалки. И не редко вдвоём они раскладывают пасьянс полусвета и полутеней. Они неслышными шагами подкрадываются к цветным витражам спящих церквей и подсматривают за образами в трепетных огоньках неугасимых лампадок. Они подбираются незамеченные и подслушивают у замочных скважин дверей и под окнами. Они горячо шепчутся у нагретых каминных труб и домашних отдушин, и временами выглядывают из заколдованных зеркал. Но иногда вдвоём они бывают по-настоящему ужасны, когда находят мрачный и глухой, пустынный переулок, одна нога которого сама уходит на погост, и очертя там магический круг, тревожно прислушиваются: то ли плач, то ли вздох, то ли стон, то ли тихие вскрики, не то смех посреди помрачительных колокольчиков, не то чьих-то губ колдовские соприкосновения.

Так они играют в свои проскопические игры. Так они устраивают чьи-нибудь судьбы. Ночь расстилает свои романтические постели, как будто расставляет свои приворотные капканы. Луна заманивает в них влюблённых иль обречённых на любовь. Она устраивает чьи-то свидания. Потому что и сама она давно влюблена.

Как будто может быть иначе.

Когда-то, когда небо ещё было метафизической твердью, и каждым шагом в поступи божеств затрагивалась волшебная семиструнная лира Амфиона, и когда первичные созвездия устремлялись навстречу в объятия друг друга, однажды с неба на землю спустилась обворожительная музыка астральных сфер. Она густым душистым мёдом чувств переполняла бездонные и деликатные сосуды тишины душевной, роняла в кровь тяжёлые янтарные капли приворотных эликсиров. Она стремительными лёгкими крылами сбрасывала плазменные стрелы восторженных пароксизмов, впрыскивая в нейросистему огненные молнии наслаждения, роняя в сердце рубиновые брызги квинтэссенции. Эта мелодическая эйфория разливалась розовыми океанами ласковой перламутровой мечты, которая каждое утро орошала уста и ланиты сакральной Любви турмалиновой росою блаженства. И каждую ночь здесь или там на мармеладных берегах сенситивных океанов Луна замечала скопления розовой зефирной пены, из которой от золотистых солнечных струй возрождалась абсолютная Красота. Луна опускала свои ладоши в эти призрачные ускользающие потоки великолепия и умывала свой облик соками фазовых преображений, разбрызгивая на землю зелье прельщения, истомы и удовольствия. А потом она спускалась в заповедные долины и прислушивалась к сердцам человеческим.

И вот однажды, где-то на самой вершине мира, она услышала отчётливое настойчивое шептание, трепетное и горячее, ни с чем ни сравнимое. Она заметила волшебный грот, спустилась к нему и заглянула вовнутрь. То, что она увидела там, впечатлило её до предельного расширения зрачка и побледнения лица. Но то, что она там услышала, заставило её максимально приникнуть к земле. Она разобрала говор своего собственного сердечка. И было в этом сближении что-то такое, что потрясало всякий внутренний космос, опьяняло сознание неуёмными притяжениями страсти, заманивало в неведомые душевные состояния, или нашёптывало воображению такие явные драгоценные образы, что к ним хотелось прикоснуться кончиками пальцев, и грезилось такое, ради чего стоит хоть иногда спуститься с небес на землю. Чтобы вдохнуть до отказа священно-тайное упоение.

Луна приблизилась к вершинам мира. Она решила заглянуть в очарованную пещеру всепроникновенным взглядом. Но лишь её лучистые фибры скользнули вглубь потаённой кальдеры, немая странная навязчивая мысль на быстрый миг сковала лунное сознание, вызывая острые приступы агрессивного сомнамбулизма. Но вот она смущённая и растерянная смахнула паутинку наваждения, а уже когда пришла в себя, то оказалась на совсем ином краешке небес. Она была удивлена. Она была заинтригована. Теперь она и думать не смела о чём-то другом. Как будто, не найдя чего-то в жизни, не стоит дальше жить. И что же это, что лишает так душевного покоя?

Она себе представить сразу не сумела что на неё так сильно повлияло. И она вернулась, чтобы выяснить все эти странности. И вот уже во второй раз её хватило только на то, чтобы спуститься взглядом к этой упрятанной загадке, которая так властно притягивала, как будто там скрывалось могущество вселенского влечения. Но кто-то незримый стоял у порога в сию обитель грёз и его сомниферические чары были сильнее неукротимого женского любопытства. И посему Луна опять находила себя среди далёких созвездий. Но вот на третий раз, когда она уже совсем решила оставить эту подозрительную затею и, ни во что не вникая, прошествовать мимо соблазнительного искушения, какое-то неведомое нечто изумительными императивами стало непреодолимо магнетизировать все её помыслы и нежно звать её по имени к себе. Она укуталась мистическим флёром. Она достала талисманы ночи. Она нашёптывала отводящие заклинания. Она сопротивлялась как могла. По крайней мере так ей показалось. Она не выдержала и сдалась. Она не сдержалась и бросила всё. Она сбежала с неба и ворвалась в пещеру где-то на самом краешке света.

Там она навсегда потеряла чувство реального и обрела чувство прекрасного. Там она навсегда потеряла голову и тогда впервые отчётливо услышала голос своего сердца. Там для неё весь этот мир перестал существовать таким, каков он являет себя. И она никогда не пожалела об этом.

То, что она увидела, навсегда приковало её одной стороной к земле.

(начало...): НАЧАЛЬНАЯ СТАДИЯ

(продолжение...): ФИНАЛЬНАЯ СТАДИЯ