СУПЕРЛУНА

СТРАНИЦЫ ОЧАРОВАННЫХ МАНУСКРИПТОВ

ФИНАЛЬНАЯ СТАДИЯ

Она увидела однажды и уже никогда не сможет отвести взгляд. Сквозь толщу древней темноты полыхнуло невиданное зрелище, объятое диковинным светом влюблённой Луны. Между огромными лунными веждами плескались потоки бледного холодного пламени, чьи плотоядные язычки облизывали колючие искорки экстаза. А живые текучие сгустки мрака ласкали обманчивые тени предвкушений.

Перед взволнованной Луной предстал Юноша, дремлющий в царственном троне. Пришелец из иных миров или вернувшийся изгнанник. Венценосный пленник психоделических оков. Пленительная скромная улыбка на выразительных приоткрытых устах. Чуть слышное дыхание едва колышет могучую грудь. Слегка дрожащие реснички на крепко сомкнутых веках, под которыми быстро вращаются глаза. Вздрагивает стройное сильное тело. Юноша спит и снится ему сон. Сверкают мириады искр его доспехов, сияет неземною красотою лик юного Царя. Может быть, юного бога. На голове его пылает корона вечной мерзлоты, а над венцом блистает нимб вечных сновидений. Спит ледяной великан. Спит драгоценный камень в его груди. Когда-то бел-горюч кристалл сакральный из огнистых прелестей Эдема.

Снится ему Любовь: крепкая, твёрдая, прочная, яркая, непорочная, сладкая, долгая, вечная, не огранённая и беспечная, но многогранная и немножко печальная, словно песня венчальная, словно кольцо обручальное, чуткая нежная упоительная, и словно звезда ослепительная. Так пышет маленькое скованное солнце в его онемевшей груди.

Когда сверкает драгоценный камень, не можешь не видеть и хочется постоянно смотреть. Когда сверкает Любовь, не можешь смотреть ни на что иное, и потому не можешь видеть всё остальное.

Вот и ходит теперь Луна вокруг и шепочет любовные причитания. Ласкает робко великана своими нежными девичьими лучиками, иногда покидает небо, исчезая подчас по ночам, чтобы снова и снова увидеть вблизи своего неприступного недостижимого возлюбленного.

А он бродит где-то во снах, в неизвестных запретных крах. И он слышит её сквозь сон и, конечно, в неё влюблён. Но не волен признаться он. И он бродит по сонным лугам, прикасаясь к людским мечтам, но чего не коснётся – замёрзнет, и чувства разом охладеют, а на кого не посмотрит – уснёт, не проснётся.

И Луна тихо плачется в Ночь редкой радугой вокруг глаз. Печально блуждает по небу, пряча слёзы любви в цветах, в огромных и таинственных садах тёмного иссиня-чёрного царства ночного. Где-то там далеко, где кончается вещество и материя, там, где обитает мечта и энергия её воплотить, по ту сторону всевозможных иллюзий, на волнах благословенной бесконечности раскинулись волшебные астральные сады. И превосходные дочери Ночи, прекрасные Геспериды утешают там души влюблённых плодами благоухающих чудес. Среди хрустальных озолоченных ручьёв, орошающих своими звонкими брызгами живыми колючие угольки отчаяния. В прозрачных, способных всегда сверх края наполняться озёрах доверия и надежды, чьи всегда тёплые и неиссякающие потоки вливают отраду в сердца сокрушённые. На огромных переливчатых лепестках божественного лотоса космических наслаждений, среди ароматных оттенков или игривых огоньков. В пламенеющих соцветиях невинной орхидей в самом сердце целомудренной Любви, чья мягкая неодолимая ладонь извечно властно правит всем. Она роняет в чье-то сердце сакральные лепестки, от которых зарождается чувство.

И вот влюблённая Луна с тех пор кружится в хороводе своих планетарных подруг, медлительно шествует по небу, рассматривает землю, не отрывая взгляд, не оборачивая лица, не отвлекаясь на приставания астероидных кавалеров.

А вдруг она узрит блуждающую в царстве сна желанную ей душу, и она ответит ей, и их сердца сольются. Она позабыла уже обо всём. И в поисках своего любимого бродит, как неприкаянная, заглядывает в чьи-то окна, склоняется к спящим, задаёт им свои гипнотические вопросы. И тот, на кого она посмотрит однажды; тот, к кому она обернётся своею тайной стороной; тот, кто узрит её истинный облик, конкьюпизантный и прекрасный; кто во сне услышит её чарующий голосок и отыщет ответы на все её пленительные загадки; тот, кто узнает её печальную тайну и постигнет её заколдованный шёпот; тот, кого во сне она коснётся эрогенным серебром своих призрачных ласк; в ком заподозрит она вожделенную душу и кто посмеет вкусить глоток её эксцитативного света; тот, чьим сознанием она сможет дышать, чьими снами она сможет играть и восхищаться; тот, кто хоть раз во сне заговорит с ней – тот сможет шагать в зачарованный мир на её колдовские призывы потусторонними лунными тропинками, незримыми для других, растворяясь в объятиях Ночи и постигая сокровища и искусства Любви.

Влюблённая Луна роняет в сердце ледяного великана белоснежный цветок, который медленно передаёт её тайные чувства в его каменное драгоценное сердце. Эта история стара как Мультиверсум, и это вовсе не сказка о Снежном Царе и алхимической орхидее в сокровенных недрах СуперЛуны.

(начало...): НАЧАЛЬНАЯ СТАДИЯ