Эпизоды сражения в Корсунь-Шевченковском котле: как немцы пытались вырваться из окружения

09.04.2018

1944 год. Корсунь-Шевченковский котел.
В весеннюю распутицу 1944 года стрелковая часть полковника И. Проценко, занимавшая оборону южнее Белой Церкви, в преддверии ночи неожиданно была выведена с переднего края в тыл.

Затем, после небольшого отдыха, по приказу командования вместе с другими войсками она начала совершать марш в район ceвернее Христиновки, где уже несколько суток шли бои с окруженной под Корсунь-Шевченковским группировкой немцев.

Советская пехота в бою в населенном пункте в районе Корсунь-Шевченковского
Советская пехота в бою в населенном пункте в районе Корсунь-Шевченковского

Ранняя весна с ее сплошными туманами и непрерывными дождями, сменяемыми порой обильным снегом, довольно быстро освободила поля от снежного покрова, с избытком напоив землю влагой. И в этой обстановке по проселочным дорогам, заплывшим густой грязью, войска днем и ночью упорно продвигались на запад, с большими трудностями преодолевая каждый километр пути.

До колен увязая в грунте, под дождем и снегом шли бойцы, неся за спиной оружие и вещевые мешки; рядом обессилевшие лошади с трудом тянули артиллерийские орудия, тяжело груженные повозки. Нередко на крутых подъемах создавались заторы, и тогда на помощь приходили люди. Они толкали вперед засевший в грязи фургон, и лошади брали препятствия, а иногда на трудном участке часть грузов воины переносили на своих плечах.

Порой невозможно было даже определить, кто больше везет: кони или люди... В иной обстановке, при благоприятной погоде, подобные передвижения войск были бы немедленно обнаружены воздушной разведкой противника и, конечно, подверглись бы ударам авиации. Однако ситуацию спасала нелетная погода. Немецкое командование не предполагало, что наше командование решилось в условиях небывалой весенней распутицы и полного бездорожья перебрасывать на значительное расстояние крупные массы войск.

Спустя трое суток изнурительного перехода часть полковника И. Проценко ценой больших усилий преодолела около восьмидесяти километров и в строго назначенный срок вышла в указанный район сосредоточения. Совсем близко слышалась артиллерийская канонада – немецкие войска рвались на выручку своим дивизиям, окруженным под Корсунь-Шевченковским. Враг пытался любой ценой, несмотря на огромные потери в живой силе и технике, прорвать внешнее кольцо окружения. Наши войска, измотанные тяжелыми боями, все больше отходили назад, в результате чего временами на отдельных участках создавалось весьма критическое положение.

Советские солдаты осматривают немецкую технику разбитую под Корсунь-Шевченковским
Советские солдаты осматривают немецкую технику разбитую под Корсунь-Шевченковским

А этой ситуации часть полковника И. Проценко получила приказ: немедленно занять оборону на рубеже выгодных высот, оседлать дорогу и, ведя упорный бой, задержать на несколько часов продвижение прорвавшегося противника, и тем самым дать возможность нашим основным силам завершить разгром окруженной группировки врага.

Вечером, под прикрытием темноты и сплошного тумана, в непосредственной близости от противника, подразделение скрытно выдвинулись в указанный район и приступило к оборудованию позиций. Каждый пехотинец с старательно отрывал для себя в вязком грунте окоп, приспосабливая его для ведения оборонительного боя. Понимали: жизнь зависит от этого окопа. Вырыл на авось или неправильно – погибнешь.

Несколько позади пехоты окапывались артиллеристы из противотанкового дивизиона. По лощинам выходили на свои позиции самоходно-артиллерийские установки, полевая артиллерия. В середине ночи прибыли саперы. Они быстро установили на дороге и в стороне от нее мины, прямо руками без особых усилий погружая их в рыхлую землю.

Незаметно прошла ночь. Предутренняя дымка тумана стала медленно таять, а вместе с ее исчезновением все явственнее слышался гул моторов приближающихся немецких танков. Они шли одной колонной, явно не зная о наших войсках. Метрах в трехстах от них, не разворачиваясь в боевой порядок, небольшими группами передвигалась вражеская пехота.

По всему чувствовалось, что противник серьезного сопротивления не ждет. И тут пока туман полностью не рассеялся в раздались артиллерийские выстрелы. Это противотанковые пушки, окопавшиеся на правом фланге, вступили в бой. Головной танк, окутавшись дымом, замер на месте. Вслед за ним загорелся второй. Почти в тот же миг вспыхнул танк, находившийся в середине колонны. Остальные машины на минуту приостановили движение, а затем стали разворачиваться вправо и влево от дороги, обходя горящие танки и ведя беспорядочную стрельбу. Немецкая пехота, неожиданно оказавшаяся под огнем, рассыпалась в цепь и залегла, Завязался ожесточенный огневой бой.

Немецкое имущество и бронетехника, брошенные в окружении под Корсунь-Шевченковским. На снимке полевая кухня, телеги и средний танк Pz.Kpfw. IV Ausf. F2 поздних серий.
Немецкое имущество и бронетехника, брошенные в окружении под Корсунь-Шевченковским. На снимке полевая кухня, телеги и средний танк Pz.Kpfw. IV Ausf. F2 поздних серий.

Часть вражеских танков повела атаку в сторону позиций противотанковой артиллерии, а остальные, развернувшись в боевой порядок, устремились вперед. Однако не успели они миновать и сотни метров, как четыре танка почти одновременно подорвались на минах. Другие, не решаясь лезть напролом, пошли в обход минного поля, но тут их неожиданно встретили мощным огнем наши самоходные орудия. Пехота противника, неоднократно поднимавшаяся в атаку с целью поддержки своих танков, каждый раз с тяжелыми потерями откатывалась назад.

Весь день шел упорный бой, но противник так и не добился успеха и был вынужден отойти.

Всю ночь часть полковника И. Проценко готовилась к новому штурму немцами их позиций. А утром пришло известие, что наши войска уничтожили немецкую группировку под Корсунь-Шевченковском и немецкое командование перебрасывает свои войска на другой участок фронта.

И наступило затишье.

Поддержи канал: ставь лайк и подписывайся на наш Дзен!