Нравоучительные истории из жизни древних греков. Часть 4. Житейская мудрость

25.12.2017

Антигон с великим уважением и любовью относился к китийцу Зенону. Как-то раз после щедрого возлияния, царь ворвался к нему с поцелуями и объятиями — он ведь был опьянен — и требовал, чтобы философ выразил какое-нибудь желание. Антигон при этом горячо заверял и клялся всеми богами, что исполнит любую просьбу. Зенон сказал в ответ: "Постарайся, чтобы тебя вырвало". Этим он благородно и великодушно показал, что порицает состояние царя и вместе старается уберечь его от неприятных последствий излишества.

Какой-то кифарист играл однажды перед Антигоном. Царь постоянно делал ему замечания "подтяни крайнюю струну" или "поправь среднюю". Наконец кифарист вышел из себя: "Пусть, царь, тебе не будет никогда так плохо, чтобы тебе пришлось превзойти меня в этом искусстве", — сказал он.

Во время выборов стратега афиняне предпочли Демада Фокиону. Гордый этим избранием, он подошел к Фокиону со словами: "Одолжи мне грязный плащ, который ты носил, когда был стратегом". Фокион ответил: "Тебе хватит грязи и без этого плаща".

Тимофей, сын Конона, беспощадно задел Аристофонта из дема Асиния, великого чревоугодника, остроумно сказав ему: "Ничто не постыдно для человека, которому все мало".

Поликлет изваял две статуи, изображавшие одно и то же; одну по вкусу толпы, другую по законам искусства. Первую в угоду толпе он создавал так: по желанию всякого, кто к нему приходил, Поликлет послушно делал изменения и поправки. Наконец, он выставил обе статуи. Одна вызвала всеобщее одобрение, другая была осмеяна. Тогда Поликлет сказал: "Статую, которую вы ругаете, изваяли вы, а ту, которой восхищаетесь, — я".

Платонов ученик, Ксенократ, говорил, что безразлично при помощи ли ног или глаз проникать в чужой дом, так как в одинаковой мере повинен тот, кто заглядывает и кто входит, куда не полагается.