После боя

02.05.2018

Лето 1941 года. Район г. Минска

По воспоминаниям немецкого унтер-офицера Карла Рогге, всю войну прослужившего в госпиталях.

Красноармеец-автоматчик осматривает поле боя с уничтоженными танками вермахта Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV
Красноармеец-автоматчик осматривает поле боя с уничтоженными танками вермахта Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV

«Наши грузовики едут по дороге, петляющей по холмам, мимо посевов кукурузы, льна и подсолнечника. Мы еле-еле продвигаемся. Я вылез из машины и пошел вперед разведать дорогу. Кругом разбитые грузовики, пушки, минометы, машины с радиостанциями, мотоциклы и сожженные броневики.

Из сгоревших танков своими черными глазницами на меня глядят черепа. В окопах трупы. Ветер разносит по горячей земле отвратительный запах разлагающихся тел.

В одном месте мы увидели жуткую картину. Это было на просеке, где совсем недавно шел бой. Там полно немецких танков. Нетрудно представить себе, что здесь произошло. Головной танк нарвался на засаду, был обстрелян с высотки и уничтожен еще до того, как вышел на открытое место. Второй танк загорелся от прямого попадания снаряда. Третий, четвертый и пятый разбиты, взорваны и сожжены. Танки уничтожались по мере подхода к высотке. Такое впечатление, будто они намеренно шли на убой.

Из кабины грузовика, медленно едущего за мной следом, выглянул унтер-офицер Гревер:

— Взгляни-ка, Карл, мы одержали еще одну победу, как в восемнадцатом году на Сомме. Сколько добра тут валяется. А не учитывают, что его не так уж много у нас осталось. Двадцать четыре бронированных сейфа похоронено здесь.

— Ты что, сосчитал?

— Да. Двадцать четыре наших и шестнадцать Иванов.

— Осторожно! — закричал я шоферу. — Объезжай воронку справа и не сходи с дороги. В кювете — мины. Мне что-то не хочется в рай».

Поддержи канал: ставь лайк и подписывайся на наш Дзен!