Затонувшая подлодка "Курск". Водолазы впервые рассказали, что увидели!

12.01.2018

Атомная подводная лодка "Курск" затонула 12 августа 2000 года. 12 августа исполняется пятнадцать лет со дня трагедии атомной подводной лодки «Курск», в которой погибли все 118 членов экипажа. «ПРИБОРЫ БЫЛИ ЗАКРЕПЛЕНЫ» Звезда героя на кителе командира спецотряда водолазов капитана 1-го ранга Андрея Звягинцева - единственная награда, которая одновременно повод и для гордости, и для скорби. Ничто в этом мире не сможет заставить его забыть август 2000 года, когда его команде, неспешно собирающейся на плановые учения, был дан срочный приказ отправляться в Баренцево море. На связь не вышел атомоход «Курск».

- Сразу стало понятно, что дело серьезное, - вспоминает Андрей. - Однако мы даже близко не понимали, насколько все страшно. Никакой паники не было. Собрались, поехали. По пути разговоры были только о работе. Водолазы узнали о трагедии одними из первых. И неспроста. На учениях они как раз планировали отрабатывать подобный сценарий. Вот только на то, что с ним придется столкнуться в жизни и так скоро, они не рассчитывали. - Какая-то мгновенная растерянность, какая-то боль, - делится Звягинцев. - Но она нас не сковала, а наоборот, заставила собраться. Командир честно признается: спасатели были не готовы. Не духовно или профессионально, а технически. - У нас не было той технической мощи, которая имелась в Советском Союзе, - грустно объясняет водолаз. - Были подготовленные люди, это да. Но этого не хватило. Спасатели долго готовились к погружению. Однако время поджимало. А тут еще и погода, словно намерилась помешать вытащить подводников из стального гроба. Было тяжко осознавать, что они не в силах помочь морякам. Все это давило на психику. - Первая мысль была о том, что гибнут моряки российского флота. Наши коллеги. Наши братья. Наши друзья, - вспоминает Андрей. К счастью, спасателям было не до новостей и они не слышали критику в свой адрес, которая звучала со страниц газет и телеканалов. А вот прибывшие на помощь иностранные коллеги оценили их действия как профессиональные и правильные. Правда, легче от этого не стало.