Битва за Землю, которая может быть проиграна

Цифровая революция не закончилась, но переродилась в нечто иное

Кадр из кинофильма “Битва за Землю” ( Captive State), мировая премьера которого состоится 28 марта 2019
Кадр из кинофильма “Битва за Землю” ( Captive State), мировая премьера которого состоится 28 марта 2019

Не планировал я вас отвлекать в суете новогодних каникул, но не получилось. Поскольку без этого вы, скорее всего, пропустите, не просто очередное «малоизвестное интересное», а весьма важное и, по отзывам,

«самое блистательное и впечатляющее, радикальное и революционное, туманное и поэтичное»

эссе Джоржа Дайсона «Конец детства», написанное и опубликованное им 1го января 2019.

Плененное состояние человечества

28 марта 2019 назначена мировая премьера фантастического триллера «Captive State» режиссёра Руперта Уайатта, очаровавшего публику на полмиллиарда долларов своим предыдущим н/ф триллером «Планета обезьян» по известному роману Пьера Булля.

В основе нового н/ф проекта шедевр научной фантастики — опубликованный в 1953 роман выдающегося фантаста и провидца Артура Кларка «Конец детства».

Как нетрудно заметить, также называется и новогоднее эссе Джоржа Дайсона. Осталось объяснить — почему. И в этом — главная фишка и интрига.

Название нового фильма Уайатта — «Captive State» (плененное состояние) — у нас перевели «Битва за Землю». Это возможная (боевая) трактовка романа, хотя здесь было бы точнее название «Проигранная битва человечества». Наиболее же точно — именно «Плененное состояние» (имея в виду землян).

Вопрос — кто же пленил человечество?
Очевидный ответ — сверхцивилизация пришельцев.
https://www.youtube.com/watch?v=UEHtDqDzRGw
https://www.youtube.com/watch?v=UEHtDqDzRGw

По сюжету фильма пришельцы уже как десять лет успешно захватили Землю и установили на ней свой строгий порядок, сделавший человечество сильным, как никогда:

  • уровень безработицы упал до минимума;
  • удалось победить эпидемии и бедность;
  • преступности и войн больше нет.
«Так воздадим же за это благодарность новым Сверхправителям Земли!»

— вещается из каждого гаджета осчастливленного таким образом человечества.

Многие земляне спокойно и счастливо уживаются с захватчиками, хотя есть и бунтующие повстанцы, готовящиеся начать революцию в Чикаго…

Увы, но в фильме такая фабула по-голливудски перерождается в сюжет всего лишь н/ф триллера с закосом на боевик.

Но в первоисточнике гениального Артура Кларка «Конец детства» всё куда глубже, трагичней и ближе к нашей реальности:

  • дети внезапно переходят на новую ступень эволюции;
  • т.к. рождённые после определённого момента, начали включаться в глобальную сеть прямо с младенчества, они как бы переставали «принадлежать» своим родителям (напомню, это роман 1953, — за десятилетия до изобретения глобальной сети и всего вытекающего!);
  • рожать становилось бессмысленно, хотя отдельные попытки не прекращались, пока предыдущие поколения не вышли из репродуктивного возраста;
  • со временем включать в сеть больше стало некого… На чем и закончилась через сотню лет на Земле история человечества.

Последнее поколение людей (хотя фактически это уже и не люди) объединяется со Сверхразумом, уничтожив Землю. И тем не менее, могущественные Сверхправители завидуют человечеству — ибо сами они бесплодные акушеры на службе этого самого Сверхразума.

Постер фильма
Постер фильма

«Конец детства» Джоржа Дайсона — почти о том же. Но это уже не фантастика, а самый что ни на есть техно-реализм.

«Конец детства» по версии Джоржа Дайсона

Джорж Дайсон представляет эссе “Конец детства” 1го января 2019. Фото https://www.edge.org/conversation/george_dyson-childhoods-end
Джорж Дайсон представляет эссе “Конец детства” 1го января 2019. Фото https://www.edge.org/conversation/george_dyson-childhoods-end

Джорж Дайсон (сын знаменитого Фримена Дайсона и брат, наверное, не менее известной в России Эстер Дайсон)— историк науки, написавший такие замечательные книги, как «Дарвин среди машин. Эволюция глобального интеллекта» и «Храм Тьюринга: происхождение цифровой вселенной»).

Он разбирается в том, о чем пишет, переиначивая «Конец детства» Кларка с учетом знаний об уже случившейся на Земле цифровой революции.

«Все революции заканчиваются, независимо от того, успешны они или нет» — пишет Дайсон.

Вот и время цифровой революции, вроде как, только недавно начавшейся, уже прошло. И не то, чтобы она закончилась. Нет. Но она трансформировалась в нечто совсем иное.

Это случилось в результате «захвата Земли» новыми Сверхправителями — отнюдь не пришельцами из космоса, а мега-корпорациями «Хранителей Интернета».

Вот тут главное, — чтобы вы не прекратили чтение и продолжили его еще хотя бы на 1 минуту,

поскольку речь вовсе не об очередной антиутопической техно-страшилке левого толка, а об абсолютно новом видении роли цифровых технологий в эволюции человека и человечества.

Вот в чем это видение.

1) Результатом цифровой революции стало повсеместное использование цифровых вычислительный устройств в целях:

a. цифрового моделировании явлений реального мира, закодированных в виде алгоритмов,

b. использования результатов моделирования, в качестве выходных данных для управления чем-либо в реальном мире.

2) Алгоритмы и цифровое моделирование стали настолько встроенными в нашу культуру и мировоззрение, что мы считаем практически невозможным признать, что другие формы вычислений, без алгоритмов и цифровых моделей, эффективно контролируют большую часть мира.

3) Мы предполагаем:

a. что компания, занимающаяся поисковыми системами, создает модель человеческих знаний и позволяет нам обращаться с поисковыми запросами к этой модели;

b. или что другая компания (а может быть, и та же самая) создает модель дорожного движения и позволяет нам получить доступ к этой модели;

c. или что еще одна компания строит модель социального графа и позволяет нам присоединиться к этой модели по цене, которую нам даже не говорят (поскольку будто бы бесплатно);

d. и т.д. и т.п.

Т.е. мы предполагаем,

  • что армии программистов все еще контролируют мир созданных ими цифровых моделей,
  • а мы лишь радостно пользуемся этими моделями для удобства и комфорта собственной жизни, да еще и, большей частью, бесплатно.
Но на самом деле, так больше не происходит, поскольку 
их модели больше не являются моделями.

Поисковая система больше не является моделью человеческих знаний. Вместо этого, она превратилась в человеческие знания. То, что начиналось как отображение смыслов человечества, теперь превратилось в смыслы человечества и стало контролировать, а не просто каталогизировать или индексировать человеческое мышление. Никто теперь этим уже не управляет.

Если приложением навигации в авто-трафике в реальном времени пользуется достаточное количество водителей, трафик контролируется без центральной модели, — он контролируется самим трафиком. В результате, и здесь модель перестает быть моделью, превращаясь в реальный объект материального мира — трафик.

Успешная социальная сеть больше не является моделью социального графа, это и есть социальный граф, в котором мы живем: общаемся, обсуждаем новости и проблемы, ссоримся, знакомимся, сожалеем об утратах …

Вот почему в мире, где прошла цифровая революция:

  • Победитель (мега-корпорация первой построившая какую-то из моделей мира, трансформировавшуюся затем в новую реальность одного из секторов материального мира) получает все.
  • Правительства, верные устаревшим моделям и системам управления, всё более теряют управление и становятся все более бессильными.
  • Новые «Хранители Интернета», контролируя потоки информации в глобальной сети, управляют превращением всё новых цифровых моделей реального мира в моделируемые ими объекты нового мира.

Но и «Хранители Интернета» уже не контролируют работу новых цифровых объектов, из которых складывается новый мир.

Доброжелательные Сверхправители романа «Конец Детства» Артура Кларка принесли и даровали землянам множество технологических благ, но привели тем самым к завершению человеческого рода.

Сегодня «Хранители Интернета», подобно Супер-Правителям романа Кларка, несут людям все новые блага, обещая полную автоматизацию рутины, освобождающую людей для счастья творчества, пребывая при этом в полном здравии и получая обязательный доход от работающих роботов.

Это тоже не закончится хорошо, пишет Джорж Дайсон в новогоднем эссе «Конец детства».

И предлагает выход — ренессанс аналоговых систем, через которые доминированию цифровых вычислений и моделей придет конец.

Аналоговый ренессанс стал бы достойным ответом эволюции тем, кто стремится управлять природой с помощью программируемых машин.

Ответ в том, чтобы люди пересоздали способные вычислять машины, природа которых не поддается программированию, а их модели являются точным отображением реальности, толерантным, в отличие от цифровых моделей, к ошибкам и работающих, как и люди, в реальном непрерывном времени, а не с ритмом тактовой частоты процессора…

Но мне пора остановиться, иначе, если я вообще все перескажу, зачем вам будет читать новогоднее эссе Джоржа Дайсона.

________________________________

Если вам понравился этот пост — не забудьте:

- нажать “палец вверх”;

- подписаться на обновления канала на платформе Яндекс Дзен;

- оставить комментарий.

Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное». Подпишитесь