Становление хирурга

07.01.2018

В один из очередных отпусков

усков, отправился я в Богом забытую ЦРБ
таежного поселка, за "длинным рублем". Некогда достаточно хорошо укомплектованная В В один из очередных отпусков, отправился я в Богом забытую ЦРБ
таежного поселка, за "длинным рублем". Некогда достаточно хорошо укомплектованная больница, медленно разваливалась.Как и все наше,некогда самое передовое, здравоохранение. Из врачей оказывать "медицинские услуги" ( привет-денегнетноВыдержитесь), остались хирург (он же патологоанатом, врач- узи, рентгенолог), педиатр ( она же фтизиатр и невропатолог и немного офтальмолог).
И уже как пол года, находящаяся в добровольной ссылке, закодированная врач -гинеколог. Я же замещал своего коллегу анестезиолога, который каждый день вел непримиримую борьбу с алкоголем. Жестокую и беспощадную. Несмотря на непрекращающуюся череду ежедневных поражений, не сдавался. В один из дней, который проходил по такому же сценарию, как и вчера, белый флаг пришлось выбросить за него и. о. главного врача. Терпение которого, таки лопнуло. Был поставлен ультиматум: или добровольно- принудительная кодировка- или увольнение.

Доктор, подбадриваемый некогда подвергавшейся этой процедуре гинекологом,собрав волю в кулак, с первой же оказией отбыл на это спасительное ( как окажется потом, ненадолго) мероприятие в город.

Плановых операций практически не было. Всех, на кого наваливалась какая хворь, всеми правдами и неправдами отправлялись за 800 км в областной центр
Оперировали, когда оттягивать уже было ну совсем нельзя. Операционная бригада наша состояла их хирурга, операционной сестры, сестры анестезиста и меня:). В ассистенты периодически привлекался гинеколог.

Подходит ко мне как-то хирург, и тихо говорит,что завтра будет холецистэктомия. Почти, что экстренная. Да еще и лапароскопическая.
Мужчина, 40 лет, вес под 100. Ну да ладно, не таких видали.
Интубация, релаксация.Все как обычно. Но не заладилось у операторов с самого начала. Подача углекислого газа была слабой.

Он закачивается через прокол в брюшную полость давая возможность визуализировать органы брюшной полости и проводить манипуляции под контролем видеокамеры.

Ну а потом, минут 45 спустя, хирург изматерившись, обреченно сообщил, что будет конверсия( изменение объема операции: лапаротомия).
Нам что, лишь бы анестетиков хватило. Гинеколог с тоскливым взглядом "висела на крючка".То и дело одергиваемая оперирующим хирургом, что не достаточно расширена рана, и руки она вообще не так держит.
Доставалось и нам: мол недостаточная релаксация. Больной "тугой".
Ну 100 кг и с животом, как на 9 месяце, технические трудности- не редкость.
Проходит еще час.Хирург уже ругается матом, и просит позвать в ассистенты
педиатра. Та, видимо наученная горьким опытом многочасовым стоянием у операционного стола идти не спешит.
Тут по закону подлости, ранение крупного сосуда.Кровотечение быстро остановить не удается. Полундра: мелькают салфетки, моя много опытная сестра- анестезист, устанавливает еще один периферический катетер.
Нервоз в операционной возрастает еще больше. Хирург тщетно пытается зажать кровоточащий сосуд.Гинеколог получает в свой адрес очередные характеристики.Операционная сестра, как многорукий Шива.
Мы вводим гемостатики, увеличиваем темп инфузии.

Хирург мне командует: доктор мойся!
В обычной ситуации я бы и ухом не повел. Да и приказом запрещено( как и проводить гемо плазмо-трансфузии).Но тут не до сантиментов. Моюсь,обрабатываю руки, облачаюсь с одноразовый халат ( бесовское изобретение). Становлюсь на зеркала( специальные крючки для расширения раны. Гинеколог с облегчением выдыхает....
Первых 5 минут было не напряжно, не смотря на "твою ж мать и твою дивизию" хирурга. Окончательный гемостаз установлен. Можно, казалось расслабиться..
Но, я простоял в противоестественной позе еще минут 35. Руки ватные, отпускать нельзя, спина колом. Одноразовый халат, под бестеневой лампой, как парник. Пот щиплет глаза, струится по спине. Периодически пытаюсь повернуть задеревенелую шею, посмотреть на монитор наркозного аппарата...
Окончании операции наверное, был рад больше всех я...

Но, окончание операции, не окончание анестезии. Снял халат, переоделся в сухое. Теперь необходимо дождаться окончательного пробуждения больного, восстановления адекватного мышечного тонуса и самостоятельного дыхания
и экстубировать( вытащить интубационную трубку из трахеи).
А потом еще наблюдать в палате минимум два часа..
Чужой труд всегда кажется проще и легче, только со стороны и на первый взгляд. О чем мы вечером конссилионно обсудили в парилке с хирургом его собственноручно с рубленной бани...