Эксгибиционист, или Внешкольный курс анатомии

12.01.2018

В каждом городе есть городской сумасшедший, в каждой деревне - деревенский дурачок. И у нас тоже был свой собственный. Эксгибиционист. Мы, правда, тогда такого сложного слова не знали, зато всячески извлекали пользу из этого интересного явления. Например, им можно было пугать приезжих и... наглядно изучать анатомию вне рамок школьного курса. А иногда удавалось совместить и то, и другое. Вот как это было.

К нам в школу приехала новенькая учительница биологии, совсем молодая. Не местная. А мы тогда были в выпускном классе, то есть считали себя королями и королевами школы и всего района. С одной стороны, мы учительнице сочувствовали, что у нее здесь ни друзей, ни знакомых, и даже взяли над ней своеобразное шефство. А другая сторона оказалась тёмной... Ну как не напугать молодую одинокую девушку? У парней и вовсе был свой интерес: она испугается и непременно кинется на шею Пете, Косте, Лёхе или хотя бы Диме. Выбор «страшилки» тоже был вполне очевидным: анатомия же раздел биологии. Ну и пикантность ситуации привлекала.

Тут, к слову, нужно сказать, что эксгибиционист наш был существом безобидным и совершенно безопасным, а парней и мужиков вовсе опасался. Наверное, они при демонстрации его сомнительных достоинств не визжали и убегали, а давали ему по роже или еще по чему другому. Поэтому на операцию отправились мы, девчонки.

Вечером, когда заканчивались уроки второй смены, мы с невинным видом прогуливались рядом со школой, поджидая нашу Аннушку, Анну Павловну то есть. Так обрадовались, когда она вышла! Предложили до дому проводить, чтобы веселее было. Да и вообще — одной страшно ходить в темноте, правда ведь? Она наивно согласилась, даже не догадываясь, какие волчицы скрываются под нашими премилыми овечьими шкурками. Чирикая обо всем на свете, мы подошли к ограде парка, где обычно прохлаждался наш асоциальный элемент. Аннушка притормозила, неуверенно пробормотав, что там, в парке, говорят, опасно. Мы хором заверещали, что врут, ничего опасного. Да и правда — какая тут опасность, кроме, разве что, легкой травмы психики? И дружно ввалились в парк.

По темным дорожкам — фонари, конечно же, не работали — мы шли молча. Во-первых, чтобы не спугнуть нервного дурачка, во-вторых, было правда жутковато. Наконец впереди показался неработающий фонтан, около которого обычно ошивался наш псих и сегодня должны были прятаться парни. Вот возле него материализовалась фигура в длинном плаще. Мы кожей почувствовали, как напряглась Аннушка, и дружно замерли. Фигура медленно направилась к нам. Все ясно: псих присматривается и соображает, обнажаться или сматываться. Мы всей компанией отступили на пару шагов назад. Это придало фигуре уверенности, она шустро приблизилась и резким движением распахнула плащ!

Дальше события развернулись со страшной скоростью. Мы услышали визг Аннушки, потом еще один, только громче и пронзительнее, после чего плащ растекся по земле лужицей. Мы тоже завопили, особенно когда поняли, что рядом происходит какая-то борьба. Да как же это так, он же никогда ни на кого не нападал! И где наши парни?!

- Девочки, зовите на помощь! Кричите громче! - вдруг скомандовал голос Аннушки, и присмотревшись, мы поняли, что несчастный плащеносец лежит на земле, поскуливая, а она стоит над ним и заламывает ему руку.

Второй раз нас просить не пришлось, мы заорали изо всех сил, парни наконец вылезли из каких-то кустов. Аннушка оживилась, всех быстро организовала, парней заставила застегнуть плащ на дурачке-эксгибиционисте, и мы почти что бодро зашагали из парка. Оказалось — в милицию. Не то что бы нам туда хотелось, потому как мы чувствовали себя причастными к этому нехорошему делу, но нас не спросили. Уже в милиции нас, девочек, выдали нашим мальчикам для разведения по домам, а Аннушка, оказавшаяся кандидатом в мастера спорта по какой-то там самообороне без оружия, осталась давать показания. И до того додавала, что через пару месяцев вышла замуж за нашего старшего лейтенанта. Примерно тогда же, когда психа выпустили из дурки и он продолжил свои вечерние прогулки возле фонтана. Вот такая вот поучительная анатомия вышла.