«Агрессивное» большинство не существует

22.06.2018

Российская пропаганда насаждает миф о широкой поддержке агрессивных действий России, на это из бюджета идет много денег. Создается иллюзия, что политика Кремля имеет много сторонников среди российских граждан. Так ли это? Что это за феномен, запускающий конформистскую передачу и толкающий людей на принятие решений, не отвечающих их интересам.

Существует реальный мир, в котором живут люди. В 2016 году доход на душу населения в России составил 26 100 долларов США. Если отбросить 5 позиций самых богатых и самых бедных людей, то реальный доход на душу населения у большинства граждан России составит 4000 – 6000 долларов США. Это существование на границе черты бедности, когда приходиться экономить не только на одежде, но и на еде.

Само собой разумеется, реальная жизнь в физическом пространстве для удовлетворения потребностей толкает людей на решение довольно сложных задач. Так возникают множество интересов самых различных групп населения. Осуществление своих интересов является первостепенной задачей каждого человека, занимает его время и захватывает пространство понимания.

Благодаря развитию коммуникаций люди скованны информационным пространством и здесь начинается настоящая проблема, коллапс между физической реальностью, пространством понимания, интересами людей и фиктивными пространствами, навязываемыми фабриками мультимедиа.

Интернет со множеством социальных сетей невольно создает пространство мыльного пузыря вокруг человека. Гугл при поиске информации анализирует прошлые запросы человека и подкладывает ему именно те страницы сайтов, которые и раньше интересовали его. Социальные сети благодаря функции, позволяющие отправлять неугодных френдов в бан, создают закрытые пространства и друзей, которые разделяют именно вашу точку зрения. Она не только захватывает ваше пространство понимания вытесняя все возможные альтернативы, но и превращает ваш круг общения в своеобразную секту, поклоняющуюся своим идолам.

Пока эти фиктивные пространства локализованы и терпимо относятся к другим таким же грёзам, особых проблем в социальном пространстве это не создает. Наоборот, появляется множественный эффект. Во-первых, человек оказывается в дружественном и удобном мире, огражденным от тяжких забот. Всё же жить в нем гораздо приятней, чем в мире сплошной катастрофы и нескончаемого конца света. Во-вторых, образуется эффект участия человека в сообществах – это основа гражданской активности. Первый эффект позволяет сгладить острые углы, благодаря чему между людьми появляется доверие и возможность осуществлять интересы различных групп благодаря консенсусу. Второй эффект создает фундамент гражданского общества.

Но проблема начинается, когда в эту прекрасную схему человеческой жизни вторгаются массовые медиа. Если они независимы, то групповые интересы высвечиваются телекамерами и попадают в политическое пространство для своего решения. Если же массовые медиа находятся в зависимом положении, как, например, в России, то они начинают выполнять деструктивную функцию по созданию фиктивных пространств, не соответствующих реальным интересам различных групп граждан.

Типичным примером является милитаристская пропаганда в России, она затрагивает самые низменные слои человеческих душ. Телевизионные программы, кинофильмы, песни объясняют, что Россия находиться в кольце врагов, которые хотят захватить её ресурсы, в особенности посуду из серванта и картошку из погреба. Поэтому надо объединяться вокруг национального лидера, терпеть лишения и бедственное положение ради военных расходов в противном случае придут войска НАТО и будет ещё хуже. Для войны формируется идеал жертвенности. Человек рождается на территории России не свободным, а с обязанностью защищать Родину, под которой понимается Кремль и его небожители. Причем в процессе реализации священного долга нужно обязательно погибнуть.

Надо сказать, что эта идеология довольно длительное время насаждалась ещё в Советском Союзе во время правления Сталина и она имела довольно жесткую корреляцию с реальностью. Если жить гражданской жизнью в Советском Союзе - это означало постоянный голод вплоть до угрозы смерти или гибель в сталинском лагере, куда можно было отправиться по разнарядке от непосильного труда на великой стройке коммунизма. В этом случае служба в Советской Армии означала еду досыта и снижение угрозы от попадания в лагерь, по крайней мере так считали многие. Поэтому милитаристская пропаганда имела широкий успех для населения и многие стремились в армию.

Другое дело современная Россия. Если раньше большинство граждан слаще морковки ничего не пробовали, то после крушения железного занавеса цивилизованные блага покорили сердца граждан России. Теперь умирать за дядю Вову и его компанию никто не желает. У общества потребления свои интересы. Это долгая, безопасная жизнь в экологически чистой среде, употребление здорового питания, европейское образование для детей. Так милитаристская и прочая пропаганда вошли в конфликт с реальными интересами граждан.

Пропаганда запускает конформистскую передачу. Мой круг общения охвачен различными идеями. Каждая из которых стремится к расширению и распространению по возможно большему количеству голов. Я общаюсь с соседями, друзьями в социальных сетях и через это взаимодействие идея набирает силу и вытесняет конкурентов. Та, которая первая стала окучивать информационное пространство, побеждает по принципу охвата все-все-все.

А теперь начинается искусственное насаждение фикции милитаризма. Я смотрю фейсбук, там люди с георгиевскими ленточками в одежде времен второй мировой войны, их дети в колясках в форме танков. Включаю телевизор – там военный парад, мне рассказывают, что броня крепка и танки наши быстры. В социальных сетях кремлевские тролли ведут массовое осуждение тех людей, кто против войны в Сирии и на востоке Украины.

Так формируется конформистская передача, она приводит к организации мнимой реальности, входящей в противоречие с моими интересами. Пропаганда говорит, что я должен своего ребенка готовить к гибели на войне, да и сам тоже должен погибнуть. А я хочу, чтобы мой ребенок жил в мире, получил блестящее образование, создал счастливую семью.

Укушенные в голову милитаристской пропагандой и охваченные конформистской передачей люди устраивают эксцессы по всей стране. Нашумела история с детским садом № 68 города Нижневартовска, где вокальная группа «До-ми-соль-ка» исполнила песню Вячеслава Антонова «Дядя Вова, мы с тобой». В которой говорится, что нужно обязательно захватить Аляску и погибнуть за дядю Вову.

Александра Терикова опубликовала информацию о милитаристской пропаганде среди маленьких детей в Инстаграмме, после чего информация разошлась по социальным сетям и начался скандал.

В интервью «Радио Свобода» она заявила: « «Я плохо к этому отношусь — иначе бы не выкладывала. Это путинюгенд, по-моему. Во-первых, все эти сектантские песни про нынешнего президента и "крымнаш" — зло в зародыше. Не от большого ума их сочиняют, и надо быть совсем дураком конченым, чтобы это дальше транслировать. Но некоторые педагоги и родители считают, что это очень мило. Я бы не отправила своего ребенка и сама бы не пошла в последний бой ни за "дядю Вову", ни за любого другого дядю у власти. Слова песни можно интерпретировать и как призыв к суициду, и как отождествление Путина с родиной, что вообще-то противоречит хотя бы номинальной демократии в нашей стране. Во-вторых, дети не понимают, о чем они поют. Моя дочь потом пела "бегемот достал", потому что понятия не имеет в четыре года о том, что такое гегемон. И уж совсем не шарит в том, что там в Евросоюзе. Наш директор департамента образования рекомендовал заведующим песни про солнышко и ладошки, а не про отжим Аляски у США».

Эта история говорит о том, что агрессивное большинство в России, поддерживающее Путина – это ложь, выжимка из фиктивного, не существующего информационного пространства, созданного кремлевскими пропагандистами и троллями.

Рисунки Васи Ложкина, фото с гугла, первоисточник здесь: https://golos.io/goldvoice/@varja/agressivnoe-bolxshinstvo-ne-sushchestvuet