Англия: от экстрактивных институтов к инклюзивным. Часть 1. Бароны против короля

  В 1215 году английские бароны восстали против своего короля Иоанна и заставили его подписать на лугу Раннимед недалеко от Лондона Великую хартию вольностей. С этого момента король мог поднять налоги только после совещания с феодалами.  

  Недалеко от этого места жила тогда еще маленькая Маргарет Тэтчер, ее отец как-то привел ее туда и сказал, что с этого места начался дух экономической свободы в Великобритании, благодаря которому англичане стали свободными людьми. Одержимая этой идеей, Маргарэт стала первым премьер-министром женщиной в мире, придушила государственные монополии и дала толчок процветанию частного бизнеса в своей стране. Далее эти принципы легли в основу экономических реформ в развитых странах и слова отца, запавшие в душу маленькой Маргарэт изменили мир. 

  Хартия вольностей предполагала образование совета при короле, естественно, он добивался ее отмены. Как только бароны разошлись, он убедил папу аннулировать ее, но ничего не вышло, и в 1265 году был созван выбранный парламент Англии. Противодействие короля вызвало только усиление борьбы за представительство и это было первое вкрапление инклюзивности в политическую жизнь страны. 

Особенностью парламента Англии было открытие окна возможностей не только для крупных феодалов, ориентированных на рентный доход, но и для мелких землевладельцев, ориентированных на рынок. Окно возможностей в политической жизни, влияние на принятие законов привело к расширению экономической свободы. Эти люди богатели, усиливали свое политическое влияние, что толкало к новым сдвигам в сторону инклюзивности. 

  Следующий всплеск инклюзивности начался в результате роста политической централизации при Тюдорах. Генрих 7 заставил феодалов распустить свои частные армии, усилив тем самым свою власть. Его сын Генрих 8 начал создание бюрократических институтов, опираясь на которые он смог расправиться с конкурирующим центром власти – католической церковью, он отобрал земли у церкви.  Централизация власти, начатая Генрихом VII и Генрихом VIII, увеличивала общественный спрос на более широкое политическое представительство.   

 На фоне этого процесса бароны, ранее лавировавшие между королем и церковью, теперь оказались один на один с укрепляющейся властью вплоть до произвола. У них был выбор либо потерять статус, либо бороться за представительство. Выбрали последнее.     

 Крестьянское восстание 1381 года вынудило распределять политическую власть не только от короля к лордам, но и от элиты к простому народу. Эти перемены привели к созданию широкой коалиции, противостоящей абсолютизму, и таким образом заложили фундамент плюралистических политических институтов.    

Политическая борьба с абсолютизмом перешла в плоскость экономики. К 1621 году в Англии насчитывалось семь тысяч монополий. Один английский историк написал, англичанин жил «в доме, построенном из монопольных кирпичей, с окнами… из монопольного стекла, обогреваемом монопольным углем (а в Ирландии – монопольными дровами), который горел на решетке из монопольного железа… Мылся он монопольным мылом и крахмалил белье монопольным крахмалом. Он носил монопольную тесьму, монопольный лен и монопольную кожу, расшитую монопольной золотой нитью. Его одежда стягивалась монопольным ремнем, скреплялась монопольными пуговицами и монопольными заколками. Выкрашена она была монопольными красителями. Он ел монопольное масло, монопольную смородину, монопольную селедку, монопольного лосося и монопольных омаров. Его еда была приправлена монопольной солью, монопольным перцем и монопольным уксусом… Он писал монопольными перьями на монопольной бумаге, читал он (с помощью монопольных очков и при свете монопольных свечей) монопольные печатные книги». 

Между Яковом I и парламентом разгорелась борьба за экономическую свободу: «Центральным пунктом этого конфликта был контроль над торговлей – как заморской, так и на Британских островах. Полномочия короны по установлению монополий были главным источником доходов государства, кроме того, они часто использовались для поощрения сторонников короля. Неудивительно, что этот экстрактивный институт, не допускавший входа на рынок новых игроков и тормозивший развитие рынка, сильно мешал деловой активности и коммерческим интересам многих членов парламента. В 1623 году парламент одержал серьезную победу, приняв Статут о монополиях, запрещавший Якову I устанавливать новые монополии на территории Британии. Тем не менее прерогативой короля оставалось пожалование монополий в международной торговле, так как полномочия парламента не распространялись на международные дела. Уже существующие монополии – как внутренние, так и международные – оставались в силе.»  

Фото с гугла, первоисточник здесь: https://golos.io/psk/@varja/angliya-ot-ekstraktivnykh-institutov-k-inklyuzivnym-chast-1-barony-protiv-korolya