Эгалитарные сообщества

30.03.2018

Итак, мы имеем две стратегии выживания. В первом случае, наиболее распространенным во все времена было нахождение равновесного состояния посредством иерархической организации общества через ожесточенное насилие. 

Чем больше человек его проявлял, тем выше его положение в иерархии. Такие группы называются авторитарно-конфликтными или примитивными. Их особенности я расписал в прошлом посту. Люди достигают в них равновесие, которое становится понятным через теорию игр пять пиратов. 

Во втором случае происходит странная аномалия: те же самые условия – ограниченность ресурсов, кругом враги – побуждают самоорганизовываться людей в эгалитарные группы. Они создают горизонтальные общественные связи, основанные на равенстве перед законом, утверждается институт частной собственности, рынок контроля и рынок полномочий становятся зависимыми от него.

 Это всё результаты довольно интересного процесса, сдвиг же происходит в человеческих сердцах. 

  Избыточное состояние для человеческой жизни

   Примитивные рассуждения толкают к принятию той точки зрения, что у человека есть базовые потребности – есть, пить и справлять нужду, а есть дополнительные. Когда удовлетворяются первые, человек начинает стремиться к культуре и творчеству. Это красиво структурировано в пирамиде Маслоу:

 От сюда возникает императив: надо грабить и убивать, лезть по иерархии наверх для достижения благополучия, затем пойти помолиться богу и можно спокойно заниматься искусствами на вершине пирамиды Маслоу.

 Только вот реальность говорит об обратном. Любые действия, совершенные как в физическом мире, так и в пространстве между ушами уходят корнями в основание человеческой жизни, прорастают в виде корней деревьев.

 Смотришь – идет человек, но вот только через ноги каждый его шаг удерживается этими корнями и именно они определяют его движение. Прошлое сплелось и удерживает его. Есть такой древний символ человеческих душ, заключенных в деревьях. Когда случается очередное событие в жизни, часть души отрывается и запечатывается в предметы окружающего мира и там оказывается в заключении.

 Задача же человека заключается в том, чтобы распечатать смыслы в предметах, которые как раз знают плененные части души. Так вот это воссоединение как раз и является основным творческим актом в человеческой жизни. Всё это довольно подробно описал ещё Марсель Пруст.

 Тогда получается, что никакого перехода от мира физических потребностей к миру творчества просто нет. Они находятся в разных пространствах и не пересекаются между собой. Выходит, что нет никакой пирамиды Маслоу, там объединены в одну структуру разнородные вещи совершенно не обосновано.

 Эту же мысль о различии и не смешении миров можно встретить в православии у нестяжателей. Они считали, что не допустимо иметь церковные имущества, они овеществляют служение богу подменяя веру мирскими цепями вплоть до замены веры фикцией, псевдорелигиозностью. 

Вот вдумайтесь в слово духовность как следует, тогда откроется вся связанная с этим проблематика. Поразительно, но та же самая идея встречается как в буддизме, так и протестантизме. Они возникли и существовали, не испытывая влияния друг друга, но пришли к пониманию этой же проблематики соотношения метафизики и физического мира.

 Просто, когда идет речь о фундаментальных основаниях человеческой жизни и, если удается удержаться в этой мысли, то конечная точка движения всегда будет одинаковой. Таким образом, выводить творчество и искусство из физической жизни совершенно не обосновано.

 Любой акт человеческой мысли, а уж тем более гуманизма и сострадания никаких оснований в жизни человека не имеет и является избыточным по отношению к жизни человек.  Отсюда одно из прикольных определений метафизики – это процесс, выходящий за временные рамки человеческой жизни – любовь, нравственность и так далее. 

Поэтому надлом между физическими и творческими потребностями происходит непредсказуемым и беспричинным образом. Живет человек, совершает ежедневно какие-то действия, больше похожие на ритуалы. Но в одно мгновение его существование прерывается в окно вползает творчество, бешеная импрессия, она отбирает у него весь привычный мирок и спускает механизм внутренней пружины, появляется страсть, переходящая в одержимость. 

 Человек оказывается в прямом контакте с богом, абсолютом, матрицей бытия или картиной художника из произведения Юрия Домбровского «Факультет не нужных вещей» - называйте как хотите, суть от этого не изменится. И он начинает транслировать информацию из не откуда, преломляя её через свою индивидуальность.

 Квантовая запутанность 

Здесь я вынужден сделать небольшое отступление. Возможно такое понимание моего текста, что жил человек в одном режиме жизни, приключилось прозрение и он тут же стал жить по-другому. 

Это совершенно неверно. Здесь присутствует то, что называется квантовой запутанностью. Есть физический мир, где жить приходится всегда до самой смерти, а есть всплески временного континуума, когда происходит выпадение сознания в другое пространство. 

Там свои точки и сознание может их объединить между собой при помощи творчества в другой поток жизни. При этом происходит процесс постоянного присутствия – отсутствия в том и другом пластах бытия человека. Есть такое высказывание мышь Веденского. 

В комнате при плохом освещении свечой существует мышь, она бегает рывками и её то видно, то не видно, то в одной плоскости, то в другой. Это понятие мерцающей мыши Веденского. Оно как раз символически объясняет квантовую запутанность состояний человека, его множество жизней в разных мирах не имеющих точек пересечения между собой. 

Социальная организация эгалитарного сообщества Индивидуализм является отправной точкой построения для морали и гуманизма, на это понятие накручиваются уже новые представления о человеческой жизни, в первую очередь в виде ограничений собственных амбиций. Амбиция канализируются с помощью самоуважения к себе.

 Это тут же рождает уважение к другим людям, ведет к справедливому неравенству.  Все равны от рождения, но каждый сам реализует свои таланты, причем все уважают достижения другого. Возникает эффект дополнительности, ярко описанный экономистами, когда весь социум начинает получать дополнительный доход от достижений отдельных индивидуумов.

 А это требует закрепления традиций в закон в первую очередь для защиты личности и её собственности, так возникает институт частной собственности. 

  Это процесс самоорганизации эгалитарного сообщества.  Толчком является избыточное состояние, оно приводит людей к творчеству, атрибутом которого является индивидуализм. А это состояние уже требует институций по защите частного лица.

 Из них формируется гражданское общество, оно призывает дополнительные инструменты для своего функционирования – демократические процедуры, суды, представительные органы и так далее. В примитивных сообществах все институты без надобности.

 Если их создают, то они существуют в спящем или имитационном режиме. Образуется скрытый от глаз центр принятия решения. Днем правительство, парламент, суды делают вид, что работают на благо народа.

 А ночью начинает работать настоящий центр принятия решений – это бандиты, захватившие власть, их инструментом являются силовики, чинящие внесудебные расправы. Власть держится не народными потребности, а иерархией, которую представители примитивных групп всячески оберегают, лезут по костям на верх и большей частью становятся жертвой этого зверинца.

 Эта трагедия разыгрывается тысячи лет, но только это никого не останавливает…   

Фото с гугла, первоисточник здесь: https://golos.blog/psk/@varja/egalitarnye-soobshestva