Отличие оппозиции от «оппозиции»

25.12.2017

Слово оппозиция переводится с латинского языка (oppositio) как противопоставление. И что же противопоставляют оппозиционеры правительственному курсу? Идеи! Идеи отличные от тех, что осуществляет в данное время власть!

В цивилизованных странах с устойчивыми демократическими процедурами принято железное правило создавать теневой кабинет, производящий новые идеи отличные от существующих для изменения политики государства. В результате действия оппозиции формируется рынок идей ожесточенно конкурирующих между собой в публичном пространстве.

Демократические процедуры – это механизм ограничения всевластия правящей группы, чтобы оппозиция могла беспрепятственно распространять свои идеи, бороться за умы людей, а граждане могли делать случайный выбор между существующими идеями и идеями будущего.

Оппозиция в развитых странах делится на системную, идущую к власти через рынок идей и демократические процедуры и не системную, добивающуюся своих целей путем насилия вплоть до терроризма. Наиболее изощренную тактику придумал В.И. Ульянов по кличке Ленин – сочетать официальные методы системной оппозиции и силовые действия, эту тактику до сих пор применяют чекисты в России. Есть официальные действия Путина, а есть действия его пехотинцев, серба и прочей мерзости.

В нецивилизованных странах политическое пространство купировано силовыми структурами, образуется зазеркалье вместо политического пространства. Системной оппозицией здесь является купленная или созданная чекистами «оппозиция», которая имитирует политическую борьбу, получает финансирование от власти и курируется силовыми структурами.

Отсутствие конкурентного рынка идей из-за монополии силовиков в средствах массовой информации, уголовная и административная расправа над оппозиционерами, показательные казни лидеров оппозиции, применение административного ресурса вместо демократических процедур на выборах выталкивает оппозицию на задворки политического пространства.

Там есть люди, предпочитающие насильственные методы борьбы. Задача силовиков радикализовать оппозицию, смешать её со сторонниками насильственного свержения власти и под этой маркой получить картбланш на расправу с ней, на это тратятся огромные ресурсы. Таким образом чекисты ликвидируют возможность появления новых идей по изменению государственной политики и осуществления их в политическом пространстве.

Формирование «оппозиции» объясняет теория игр «пять пиратов» в изложении Андрея Мовчана

«Представьте себе команду, состоящую из пяти пиратов. Условно назовем их (1) «капитан»; (2) «помощник»; (3) «боцман»; (4) «рулевой»; (5) «матрос». Пираты находят клад в 100 монет. Этот клад надо распределить, и распределение должен предложить естественно капитан. Если половина команды или более с планом распределения согласна, то оно происходит по плану и капитан сохраняет свой пост. Если же больше половины против, то капитан свергается (и выбрасывается за борт) и право распределять переходит к помощнику, ставшему капитаном — с теми же условиями: если план нравится половине и более из оставшихся, новый капитан остается у власти, план принимается. Если нет — и этот капитан отправляется «в расход», и уже «боцман» занимается распределением — и так далее, до конца.

Предположим, что каждый пират рационально хочет максимизировать свою долю от клада; при этом, поскольку пираты злобны по натуре, если пират получает одинаковую долю и при его согласии на предложенный план, и при его несогласии, он будет голосовать за отклонение плана.

Вопрос в задаче — какой план должен предлагать капитан, чтобы сохранить свою власть, с учетом того, конечно, что все пираты в состоянии просчитать последствия своих решений.

Дело не в том, кто у власти, а в том, какой механизм распределения используется
На первый взгляд капитану придется серьезно поделиться кладом, иначе его свергнут. Но не торопитесь. Начнем с конца. Матрос (пятый в очереди) понимает, что если он останется один на один с «рулевым», то вообще ничего не получит: из двух пиратов один уже представляет собой половину и сам рулевой проголосует за свой план, который будет, конечно, «все мне, ничего матросу» или (0; 0; 0; 100; 0). Позиция числа здесь отвечает номеру пирата в очереди к власти, первые три уже устранены, так что там нули. Поэтому матрос будет голосовать «за» любой план третьего пирата (боцмана), по которому ему дают хотя бы одну монету.

Это значит, что, если остались три пирата, то «боцману» достаточно отдать одну монету матросу, чтобы получить его поддержку, и вариант (0; 0; 99; 0; 1) очевидно пройдет (двумя голосами против одного — «рулевого»). Как видим, четвертый пират (рулевой) должен понимать, что ему, в случае если второй пират (помощник) устранен, ничего не светит: боцман и матрос все заберут. Поэтому даже за одну монету рулевой будет голосовать за план помощника.
Помощнику этого будет достаточно (он наберет 50%, капитана уже нет), поэтому его план, который пройдет, выглядит как (0; 99; 0; 1; 0). Соответственно, устранение капитана приводит к тому, что третий и пятый пираты («боцман» и «матрос») не получают вообще ничего — пришедший к власти помощник забирает 99%, отдает 1% рулевому и командует дальше припеваючи.

Поэтому боцман и матрос готовы за одну монету каждый поддержать капитана с его планом распределения. Вот и ответ: план (98; 0; 1; 0; 1), по которому капитан забирает 98 монет из 100, является устойчивым и позволяет капитану сохранять свою власть. На самом деле это понимают и пираты №2 и №4, поэтому любой пират кроме капитана будет поддерживать капитана за 1 монету, а капитан выберет сам, кому ее давать — то есть пираты еще будут соревноваться в верноподданничестве, чтобы оказаться награжденными всего одной монетой.

Этот удивительный ответ (не правда ли, странно, что четыре пирата не в состоянии ничего сделать, чтобы капитан не оставил себе 98% добычи, при этом половина вообще ничего не получает) надо запомнить. На первый взгляд причина такой несправедливости в том, что пираты не умеют строить альянсы (они — каждый за себя). Но и это не совсем так.

Пусть пираты могут создавать альянсы. Правила, правда, будут пиратскими: (1) любые пираты могут договориться о распределении поровну всего, что им достанется; (2) эта договоренность незамедлительно становится известна всем остальным пиратам; (3) договорившиеся пираты соблюдают договоренность, пока это выгодно всем договорившимся пиратам — тот пират, которому становится невыгодно, в одностороннем порядке нарушает договор.

Казалось бы, альянс четвертого и пятого пиратов должен давать им преимущество. Однако боцман, понимая это (оставшись втроем с ними, он очевидно будет выброшен за борт или вынужден будет подкупить одного из пиратов, дав ему 51 монету, а себе оставив 49), согласится на план помощника, если помощник даст боцману 50 монет.

Помощник, таким образом, должен просить у капитана 51 монету (у него, как сказано выше, есть вариант получить 50, свергнув власть капитана), да и боцман будет просить 51 монету — оба они таким образом капитану не интересны и ничего не получат. Но вот рулевой и матрос не получат ничего как раз в случае, если капитан свергнут (помощник и боцман поделят 100 монет поровну). А это значит, что у рулевого и матроса незавидный выбор — либо просить по 1 монете у капитана, либо лишиться всего, несмотря на свой альянс.

В итоге на долю капитана альянс вообще не влияет — он лишь позволяет рулевому забрать монету у боцмана. Поскольку матросу от этого альянса не становится лучше, альянс этот вряд ли вообще может состояться.

Легко увидеть, что альянс третьего и четвертого пиратов приводит к такому же результату. При свержении капитана они не получают ничего, поэтому они поддержат капитана, получив от него по 1 монете (98; 0; 1; 1; 0).

Поскольку третий пират не увеличивает своего дохода по сравнению с вариантом без альянсов, он может пойти на него только в страхе, что четвертый пират вступит в альянс с пятым. Но есть же еще вариант альянса третьего и пятого пиратов (кстати, с тем же результатом — члены альянса получают по единице от капитана).

Поэтому, если у пиратов есть время для обсуждения, третий, четвертый и пятый пират будут мучительно пытаться попасть в альянс, исключив из него «не себя». Кому повезет — никто не знает, но факт остается фактом: пираты «нижнего уровня» будут бороться за альянс друг с другом, только чтобы гарантировать себе ту же 1 монету, что и в случае без альянсов. То есть пиратам все равно — заигрывать с капитаном или искать альянса друг с другом, эффект одинаковый.

Переложение задачи на современное общество дает неожиданные аналогии. Давайте вместо пиратов представим себе различные страты общества: узкий круг людей у власти вместо капитана, круг претендентов на власть вместо помощника, вместо боцмана, рулевого и матроса — соответствующие по «расстоянию» до власти классы.

Задача естественно описывает автократическое общество с централизованным источником благосостояния (например, ресурсозависимое), в котором страты не доверяют друг другу, а вопрос власти решается большинством. Это общество большим количеством экспертов считается демократичным (ведь, кто власть, решает большинство), но, как видим, на практике его стабильное состояние предполагает крайнюю степень неравенства.

Приход к власти «претендентов» (своего рода переворот, смена элиты на самом верху), согласно задаче, только усиливает неравенство. Интуитивно осознавая это, общество в подобных «псевдодемократиях» не любит борющуюся за власть оппозицию, а оппозиция-претенденты, понимая свои шансы, готовы сотрудничать с властью «за 1 монету».

Одной из причин вопиющего неравенства в ресурсозависимых обществах является неспособность формировать устойчивые договоренности в обществе.

Вывод неутешительный: если в системе не заложен жесткий механизм распределения монет, не зависящий от капитана (аналог институтов в развитом обществе), то, пока монеты находятся, власть достаточно крепка, даже если забирает себе почти всё. Вывод второй: нет большого смысла эту власть менять. Дело не в том, кто у власти, а в том, какой механизм распределения используется.

Вместе с тем нельзя не заметить, что ключевым условием задачи является неспособность пиратов придерживаться ранее достигнутой договоренности (или занятой позиции) в случае, если изменение обстоятельств делает ее невыгодной. Вернее, мы ничего не знаем об этой их способности или неспособности. Проблема на самом деле в том, что никто из пиратов не верит, что другие пираты обладают такой способностью (и поэтому каждый из них действует, как если бы все остальные пираты не собирались держать слово).

Если бы пираты верили друг другу и держали данное слово, то решение задачи было бы принципиально другим. В ответ на предложение капитана дать по 1 монете двум членам команды помощник сможет пообещать дать им по 2 монеты, капитан будет вынужден обещать по три и так далее. Торг дойдет до состояния (34;0;33;0;33) против (0;34;33;0;33), и капитану станет выгодно «подкупить» самого помощника — предложить, скажем (32;35;33;0;0), поскольку помощник уже пообещал 66 монет, он согласится на такое распределение.

Понимая это, члены команды №3, 4 и 5 будут знать, что у них есть шанс один к трем получить 33 монеты, поэтому их ожидаемый доход — 11 монет. Соответственно, капитан может предложить каждому из них 11 монет, ожидая что они разумны и примут его план (ну или хотя бы двое примут). Таким образом, капитан вынужден отдать от 33 до 68 монет в зависимости от готовности пиратов к риску и способности договориться между собой, да и распределение монет между пиратами станет существенно более ровным — значительно более похожим на распределение национального богатства в развитых странах.

Насколько детская задачка может быть источником морали, сказать сложно. Но если ей верить, капитан сохраняет контроль над 98% добычи только в обстановке тотального недоверия в команде и неспособности ее членов договариваться и соблюдать договоренности.

Капитану нужно, чтобы пираты считали друг друга злобными и нечестными: это позволяет прочно удерживать у себя все богатство, бросая команде пару монет. Вот почему одной из существенных причин вопиющего неравенства в ресурсозависимых обществах является высокий уровень недоверия и неспособность формировать устойчивые договоренности в обществе.

Сохранению низкого уровня доверия способствуют как объективные причины (прежде всего отсутствие механизмов защиты прав, таких как эффективные законы и независимый суд), так и субъективные — прежде всего насаждение всеобщего недоверия и «пиратского» — основанного на силе и подлости — стиля поведения со стороны власти, озабоченной сохранением статус-кво.
Власть отлично понимает, что только разделенное ненавистью и страхом общество, в котором действуют законы пиратского корабля, будет с радостью отдавать 98 монет из 100.

Если принять этот тезис, многое становится понятно и в современной России: и нарочитая «бесконтрольность» силовиков в совокупности с гиперадминистрированием, как бы говорящим «никому нельзя верить»; и произвол госкомпаний, открыто и цинично нарушающих бизнес-договоренности; и насаждаемая всеми, от СМИ до президента, «тюремно-блатная» культура; и путаница законов; и репрессивная постановка задачи налоговым органам (типа плана по сбору штрафов); и «внезапные» катастрофы банков, которые шли к банкротству много лет у всех на глазах; и пошлая роскошь олигархов и чиновников, выставляемая напоказ, и тщательно культивируемые ростки конфликта между условно «русскими» и условно «кавказцами», и стравливание народов России и Украины, и многие другие факты.

И конечно, смена власти без смены системы и психологии общества приводит только к усилению неравенства — кто еще сомневается, посмотрите, к чему привели октябрьский переворот 1917 года, а затем — революция 1991 года и распад СССР.»

Воспроизводящееся неравенство толкает «оппозицию» в объятие власти, чтобы получить хотя бы одну золотую монету, пока другие её не отхватили.

Задачи «оппозиции»

У каждого человека есть мозг, в котором сначала рождается идея, а потом он её осуществляет в реальности. К сожалению, она принимает форму огромного, неделимого пафоса, он блокирует рациональные рассуждения формирует свою среду и препятствует критическому мышлению. Так люди с пафосом «коммунизм» будут воспринимать только ту информацию, которая соответствует их пафосу, всё что не соответствует ей просто не появляется в пространстве понимания и даже не может подвергнуться критическому анализу.

Клептократия платит деньги оппозиции как раз за то, чтобы мозги людей были заняты бредом отвлекая их от своих политических и экономических интересов. Людям с пафосом коммунистической идеи предоставляется жвачка от КПРФ, либералам лапша на уши от Григория Явлинского, дикарям - от ЛДПР: «каждому мужику по бутылке водке, каждой бабе по мужику», сторонникам справедливости – Справедливая Россия, сторонникам распила, отката и заноса – Единая Россия. Все заняты, все носятся со своими пафосами, совершают ритуалы вместо политических акций, имитируют политическую деятельность.

Клептократия получает возможность беспрепятственно грабить народ, воспроизводящее неравенство толкает людей в объятие вертикальной и межвидовой конкуренции, напряжение в ходе которой рождает пену из пафосов свободы, справедливости и равенства, они как раз канализируются «оппозицией».

Если представить политическое пространство как множество точек на котором политические акторы осуществляют свои интересы, объединяются в группы, а те уже вместе создают гражданское общество, то механизм недоверия и недоговороспособности ликвидирует все точки политического пространства. Люди бы хотели осуществлять свои интересы, но действующий институт неравенства уничтожает политическое пространство и выводит оппозицию за рамки политического процесса.

Задачи оппозиции

Первой и главной задачей оппозиции является вовсе не свержение Путина, у клептократии другой найдется елбасы, а создание политического пространства для конкуренции идей, в котором должны найти себе место каждая группа населения со своими интересами. Для этого, согласно теории игр «пять пиратов», нужно понизить градус враждебности в обществе. Как только снижение происходит на полградуса появляется в этих точках пространства толерантность, терпимость к интересам другого человека, это является отправным пунктом, началом политического процесса как такового.

Второй задачей для оппозиции является развитие и расширение политического процесса в виде постепенного выдавливания из под контроля силовиков точек пространства общественной жизни. Как только вы освобождаете несколько точек пространства экономической жизни, туда сразу же устремляется частная инициатива, формируется дополнительный запрос на политическую деятельность. Её расширение приводит к еще большему освобождению экономического пространства от силовиков и так далее.

Это механизм положительной обратной связи между политическими и экономическими интересами. Оппозиция, выдавливая из под контроля силовиков точки общественного пространства создает медленные жернова, способные перемолоть любое авторитарное государство и вывести страну на траекторию устойчивого экономического роста для создания возможности повышения благосостояния её жителей.

Как верифицировать оппозицию

Очень просто. У каждого есть свои политические и экономические интересы, то движение, которое предлагает реальные механизмы их осуществления, является вашим.
Общая объединяющая идея – это устойчивый экономический рост, только он решает главную задачу человека по обеспечению его благосостояния и уверенности в завтрашнем дне. Далее идут более локальный задачи в зависимости от ваших интересов, что объединяет людей в различные сообщества: противодействие застройки дворов, ремонт дорог, уборка улиц, расходование муниципальных средств, налогообложение, ликвидация препятствий частной инициативе и так далее.

Если у вас есть политический интерес обязательно найдется политик, который будет его представлять.

«Оппозиция» какие бы ласковые и трогающие слова не рассказывала всегда осуществляет интересы силовиков, является бенефициаром распределения доходов от углеводородной ренты. Эти люди имитируют политический процесс, даже вносят законодательные инициативы, но они никогда не проходят. Политическое жулье показывает палец на плохой прогнивший политический режим, что повышает его рейтинг, после чего бежит к куратору в ФСБ и умоляет с откатом повысить жалование в связи с укреплением «политической» позиции.

Радикальные движения повсеместно создаются спецслужбами для оправдания бюджетных затрат на свою деятельность. Молодежи свойственен максимализм, он толкает её в сети провокаторов, любой радикализм всегда работает только на власть, давая ей возможность уничтожать оппозицию.

Титов и «Партия Роста»

"Партии роста не хватает роста" Станислав Белковский 

Эта шайка-лейка создана кремлем для блокирования интересов предпринимателей, чтобы они не смогли объединиться и выступить единым политическим движением. Бизнес понес тяжелые потери за время Путина, как в 1928 усиления режима, так и в 2012 году началось с расправы над предпринимателями на радость плебса. Эти действия не носили специального характера, просто логика расширения силового ресурса всегда начинается с экономического пространства, что приводит к расправам над частной инициативой.

Если Сталин просто уничтожал людей, то менее людоедским режим Путин делает это при помощи уголовной расправы, что создает тяжелую проблему. Предприниматели – это люди способные не только к самоорганизации, но и к организации людей на осуществление своих интересов. Причем им не свойственна радикализация и они, как правило, устремляются в оппозицию, на политическом пространстве появляются тяжелые акторы резко усиливающие выдавливание точек политического пространства в пользу общества.

Партия Роста была создана для канализации этого процесса в обычное российское болото, чтобы люди подпрыгивали, бегали и носили воду в решете от одной вонючей лужи к другой.
Партия Роста предлагает напечатать 5 триллионов рублей, раздать их своим людям, те должны инвестировать их в промышленность для начинания устойчивого экономического роста и увеличения благосостояния населения.

То же самое сделал Павлов при Горбачеве, напечатал рубли и раздал по заводам и фабрикам, образовался денежный навес, рубль обвалился, инфляция сожрала все доходы граждан, развалилось единое экономическое пространство, все стали отказываться от деревянного и рухнул СССР.

Осуществление идиотской идеи приведет к распилу, откату и заносу этих денег, большая часть осядет у силовиков, контролирующих эту группу «предпринимателей» и выпадет в осадок в виде счетов в офшорах и элитной недвижимости в развитых странах. Пять триллионов рублей вызовут инфляцию, и все граждане заплатят инфляционный налог путем снижения покупательной способности заработных плат, пенсий, стипендий и пособий.

Интересантом идей Партии Роста является группа силовиков, контролирующих распределение бюджетных денег и Путина, воплощением её деятельности являются мегапроекты России по строительству всякой ерунды – олимпийские объекты в Сочи, стадионы, остров Русский, мост в Крым, бесчисленные газопроводы, стартовые комплексы для ракет. Все эти объекты не будут работать по причине отсутствия экономической целесообразности либо никогда не окупятся. Их задача украсть деньги из бюджета, что и декларирует Партия Роста, идя против интересов граждан России в пользу клептократии. Попутно партия вносит раскол в движение предпринимателей за экономические свободы.

Дмитрий Гудков и муниципальные депутаты Москвы

Эта группа людей создала прецедент в истории России по формированию оппозиционного движения по представлению интересов москвичей в пику московским властям по растерзанию жизненного пространства горожан. Это наиболее существенное явление политической жизни 2017 года, оно показало людям всей страны механизм осуществления своих интересов через постепенное выдавливание силового контроля из общественной жизни страны.

Алексей Навальный и преступления режима

Механизм дохода от условной частной собственности в России предполагает среду безумного молчания, вы все получили каждый свой золотой и сидите на жопе ровно! Самое страшное для силовиков – это предание огласки их деятельности по перераспределению доходов в России в их пользу с последующим трансфером в страны развитого института частной собственности.
Первый удар гэбня получила с делом Сергея Магницкого, Бориса Немцова убили именно за него, расследование журналистов привело в офшоры близких к Путину людей. За это же пытались убить отравлением дважды Владимира Кара-Мурзу младшего, эстафету приняло ФБК Алексея Навального.

Расследования коррупции этими людьми разорвало информационное пространство, у меня в телевизоре даже ютуб гебня отключила. Продолжение деятельности Алексея Навального отбирает множество точек политического пространства у силовиков и является важнейшим фактором нашей жизни.

Открытая Россия Михаила Ходорковского

Политическое пространство существует для конкуренции идей. Самую фундаментальную работу по распространению идей ведет Открытая Россия. Она создала информационный сайт о событиях в России без цензуры, ведет программу Открытый Университет, где ведущие ученые рассказывают о политической и экономической жизни страны и её истории. Сейчас Открытая Россия презентовала новые медиа ресурсы, более адаптированные для публики.

Фактически Открытая Россия заполняет информационный вакуум, созданный силовиком путем контроля над средствами массовой информации, что приводит к важнейшему явлению – появлению публичного пространства для рынка идей об устройстве нашей жизни.

Ксения Собчак

Эта женщина сверхмотивирована на ликвидацию режима силовиков. Её отец приехал в гостиницу. Когда человек ездит и размещается на постоялом дворе в большинстве случаев он здоров и помереть не должен. Перед смертью человек обычно лежит дома и мучается в смертных судоргах. А тут взял и помер. Я думаю, помогли. Если я так думаю, то и Ксения Собчак тоже примерно так думает. А помогли всё по той же причине, что и убили Бориса Немцова, чтобы предотвратить возможность распространения информации о криминальной деятельности, да и интересант, скорее всего, тот же самый.

Именно поэтому Ксения Анатольевна Собчак сможет объединить оппозицию и закончить транзит институтов в России.