Революция в политологии: понятие справедливости

Революция в политологии: понятие справедливости

Первыми в социальные науки понятие справедливости ввели экономисты в результате анализа справедливого неравенства (https://zen.yandex.ru/media/id/5a3c128a482677a3bc407101/recept-bednosti-5a5d0b521410c3c0c66a821e?from=editor и https://zen.yandex.ru/media/id/5a3c128a482677a3bc407101/kak-razorvat-porochnyi-krug-bednosti-5a5d09d4830905c280ca52b0?from=editor), несправедливого неравенства (https://zen.yandex.ru/media/id/5a3c128a482677a3bc407101/nespravedlivoe-neravenstvo-tolkaet-k-otkazu-ot-reform-5a4d62034826772ec247fc1d?from=editor и https://zen.yandex.ru/media/id/5a3c128a482677a3bc407101/-nespravedlivoe-neravenstvo-sozdaet-porochnyi-krug-bednosti-5be31e4a817c4c00aa4981b9?from=editor), неравенства богатств (https://zen.yandex.ru/media/id/5a3c128a482677a3bc407101/neravenstvo-bogatstv-5be48bd2ca229e00aa865621?from=editor).

А вот в 2008 году Стивен Левицкий - профессор государственного управления в Гарвардском университете и Лукан А. Уэй - доцент политологии в Университете Торонто закончили и издали свой труд – «Конкурентный авторитаризм. Гибридные режимы после Холодной войны». В нем впервые появилось понятие справедливости, конкурентного равного выборного игрового поля для различных политических сил в политическом пространстве. Стивен и Лукан стали классиками при жизни.

Во время Холодной войны СССР и США поддерживали различные авторитарные и диктаторские режимы по всему миру. Соответственно диктаторы и автократы пользовались этой силой для удержания власти. Например, США поддерживала кровавую диктатуру Самосы, а на критику ответ был простой: Мы знаем, что диктатор сукин сын, но это наш сукин сын. СССР, например, поддерживала папика Асада, который получил такое количество танков, что создал третью по величине танковую армию в мире.

Толку воевать с высокотехнологичным Израилем от нее не было, а вот давить гусеницами, как это делал СССР, собственное население, получалось. Как-то за одну операцию папик Асада танками подавил 30 тысяч человек, сейчас его сыну на этом поприще активно помогает Россия, залезая во второй Афганистан по той же скользкой дорожки от крови собственных граждан и других стран.

После прекращения Холодной войны в ходе развала СССР, Советский Союз прекратил поддержку различных режимов по всему миру из-за отсутствия ресурсов, вслед за этим и США стали сворачивать помощь автократам и диктаторам. Автократы оказались в интересной ситуации: военной силой поддерживать свою власть ресурсов не хватало, пришлось прорастать в общество для укрепления власти невоенными методами. Это было возможно только при условии демократизации.

Этот процесс усиливался тем обстоятельством, что Россия некоторое время не могла выступать чёрным рыцарем и поддерживать автократов в других странах, а в США с развалом социалистического блока отпала нужда в этих действиях. Теперь уже условием поддержки была вовсе не противостояние социалистическому блоку, а демократизация.
Так появились гибридные режимы, они совмещали в себе авторитарные и демократические практики, ну прямо-таки как двуликий бог Янус, уничтожающий старую жизнь и открывающий дверь в новую, в демократию.

Стивен и Лукан насчитали 36 гибридных режимов после падения Берлинской стены: Aлбания, Aрмения, Беларусь, Бенин, Ботсвана, Камбоджа, Камерун, Хорватия, Доминиканская Республика, Габон, Грузия, Гана, Гайана, Гаити, Keния, Maкедония, Maдагаскар, Maлави, Maлазия, Maли, Meксика, Moлдова, Moзамбик, Никарагуа, Перу, Румыния, Россия, Сенегал, Сербия, Словакия, Taйвань, Taнзания, Украина, Замбия, Зимбабве.

Так как нужда демократизироваться не отменяла суть любого автократа, то они сразу же начинали вместе с свободными конкурентными выборами искажать игровое поле в свою пользу. Стали создавать партии-спойлеры для придания видимости конкурентных выборов, причем реальную независимую оппозицию зачищали по принципу первый парень на деревне, сжигая все остальные дома.

Для дискриминации оппонентов использовалась диффамация – противников режима обвиняли во всех смертных: грехах, педофилии, развратом, фабриковали уголовные дела, как, например, в отношении Алексея Навального. Активно использовали дискреционное законодательство. Своих, при совершении каких-либо нарушений административного кодекса, таможенного или налогового законодательства не привлекали к ответственности, а тех, кто финансировал оппозицию, как МБХ, доводили до разорения при помощи налоговой, таможни и полиции.

Автократы быстро уничтожали свободную прессу, даже если такая и прорастала в предыдущий период. Медиа холдинги покупались или отжимались с помощью налоговиков и полицаев доверенными лицами и тут же начинали транслировать однобокую информацию, производить фейкньюс в пользу автократа.

Независимые журналисты подвергались преследованию, как Юлия Латынина, а некоторых убивали, как Георгий Гонгадзе, издания и студии подвергались нападениям, лишались аккредитации, признавались иностранными агентами. Той же участи подвергались различные неправительственные организации, стихийно самоорганизующиеся при малейшем проблеске свободы.

Для преследования независимых журналистов и политических оппонентов автократы использовали параполицейские силы (казаки, СЕРБ и так далее), а также парамилитарис (ЧВК, эскадроны смерти и т.д.). Деятельностью по преследованию гражданского общества этими силами всегда руководят спецслужбы, лояльные автократам.

Для финансирования этих мероприятий, а также подкупа избирателей и избирательных комиссий автократы используют свои патронажные сети, раздают госконтракты с завышенными ценами и поручают финансировать подрывную деятельность по разрушению гражданского общества, организацию фальсификаций на выборах. При этом независимые производители товаров и услуг, которые могут финансировать оппозицию преднамеренно уничтожаются при помощи дискреционного законодательства.

В результате, внешне, любой гибридный режим выглядит вполне демократически и благопристойно, а внутри под молчание придушенной прессы происходит вальпургиева ночь по выкорчевыванию всех независимых политических и экономических акторов. Выше перечисленные мною мероприятия называются нарушением гражданских свобод. Так вот Лукан и Стивен ввели понятие справедливого игрового поля, определяемого как раз отсутствием нарушения гражданских свобод в стране.

Понятие справедливости вошло в политологию, теперь оно неизбежно будет как модус преобразовывать политические пространства во всех странах как всемирный тренд.
В результате к 2008 году из выше перечисленных стран смогли демократизироваться Бенин, Хорватия, Доминиканская Республика, Гана, Гайана, Македония, Мали, Мексика, Перу, Румыния, Сербия, Словакия, Тайвань и Украина.

Россия и Беларусь откатились назад к полному авторитаризму.