Почему Россия не ратифицирует 20 статью Конвенции ООН против коррупции

25.12.2017

Многие деятели не системной оппозиции и просто не равнодушные к судьбе отечества граждане задаются вопросом: "Почему Россия, где вопрос коррупции имеет не только национальную, но и историческую проблему, не ратифицирует 20 статью Конвенции ООН против коррупции?". Логика этим гражданам подсказывает, что, возможно, это связано с тотальной коррумпированностью в высших эшелонах власти. Однако, это не так. И сейчас я на понятном языке объясню, почему же Россия не "ратифицировала" 20 статью Конвенции ООН против коррупции.

Для начала считаю важным сказать, что частично ратифицировать международные документы в принципе невозможно. Так что Россия ратифицировала 20 статью Конвенции ООН против коррупции, вместе с остальными статьями, т.е. полностью, ещё в 2006 году. Так что требовать её ратификацию просто бессмысленно.

Так если статья ратифицирована, чего тогда хотят деятели системной и не системной оппозиции? Дело в том, что хоть статья и была ратифицирована, тем не менее в УК РФ она не была включена. Это произошло по объективным причинам: статья просто противоречит законодательству.

Для того, чтобы понять, где же противоречие, надо ознакомится с самим текстом статьи:

Статья 20. При условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Стоит отметить, что статья носит диспозитивный характер, т.е. государствам-участникам самим предлагают определиться с путями её реализации с учётом своего законодательства.

Теперь разберёмся с причинами отсутствия подобной статьи в УК РФ. Первая причина выражается в отсутствии в российском праве юридического определения «незаконного обогащения». То есть, применение антикоррупционного законодательства будет иметь серьезные проблемы при попытках определить и разграничить понятия вроде «значительное увеличение активов», «законные доходы» и «разумным образом». И это не говоря про проблему доказать наличие умысла, особенно при установлении причинно-следственной связи.

Вторая причина - глава 30 УК РФ. Ее положения позволяют вести борьбу с коррупцией почти по всем составам данного типа преступлений — злоупотребление должностными полномочиями, нецелевое расходование бюджетных средств, превышение должностных полномочий и так далее. Даже простой отказ предоставления информации Федеральному Собранию или Счетной Палате наказуем (статья 287). Объединение множества конкретных статей из этой главы УК в одну мутную статью «незаконное обогащение» никак не помогло бы работе правоохранительных органов.

Таким образом, если бы даже состав преступления «незаконное обогащение» и был бы введён в наш УК, применять его на практике было бы крайне сложно и неудобно.

Отлично. Мы узнали истинные причина отсутствия в УК РФ статьи 20 Конвенции ООН против коррупции. Но для полной картины, давайте рассмотрим опыт других стран. Вы наверное удивитесь, но некоторые развитые государства, на которые нам, как говорят оппозиционеры, надо равняться, ратифицировали эту конвенцию значительно позже, чем Россия: Германия в 2014, Швейцария в 2009. А Япония, которую тоже очень любят сравнивать в Россией вообще данную статью не ратифицировала. Интересно, в Японии это произошло из-за тотальной коррупции?

США, Нидерланды, Италия, Португалия, Швейцария, Финляндия, Норвегия, Франция, Испания, Швеция, как и Россия до сих пор фактически не реализовали требования 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

Представители этих стран указывают три причины, по которым статья 20 не вводится в их законодательство.

  • Понятие «незаконное обогащение» противоречит конституциям большинства стран, так как подразумевает презумпцию виновности.
  • В этих странах обычно есть статьи, которые подразумевают автоматическое признание преступными доходов лиц, которые уже уличены в каком-нибудь серьёзном преступлении вроде наркоторговли или сутенёрства.
  • Выполнение духа статьи 20 обеспечивается в этих странах через механизм обязательной декларации доходов чиновников и наказания за неверные данные в декларациях. Россия идёт по тому же пути — ужесточает контроль за имуществом чиновников.

Следует также отметить, что состава преступления «незаконное обогащение» не было даже в СССР. Вопреки распространённому заблуждению, при советской власти тоже могли посадить только за конкретное преступление: вроде спекуляции или валютных операций.

Таким образом, не ратификация Россией статьи 20 Конвенции ООН против коррупции —
всего лишь широко распространенный у оппозиции миф. не имеющий реальных оснований. Статья ратифицирована, а отсутствие подобной статьи в УК РФ объясняется объективными причинами.