Комплексы, внебрачный сын и гонорея: непричёсанный Пушкин

Гравюра Н. Уткина с портрета О. Кипренского, 1827 г. Современники считали, что это самое похожее изображение Пушкина, хотя и оно далековато от оригинала.
Гравюра Н. Уткина с портрета О. Кипренского, 1827 г. Современники считали, что это самое похожее изображение Пушкина, хотя и оно далековато от оригинала.

Написать коротко о большом человеке – почти нереально. Я постаралась выбрать те моменты, которые поразили меня в Пушкине больше всего.

  • Был не в очень хороших отношениях с родителями. Мама, Надежда Осиповна Ганнибал, была совершенно равнодушна к старшим Александру и Ольге и обожала младшего сына Лёвушку. Часто подвергала детей унизительным и даже жестоким наказаниям: за проступок могла целый день не кормить Сашу и не разговаривать с ним месяцами, на целый день связывала маленькому сыну руки за спиной, чтобы отучить его от раздражавшей её привычки тереть руки друг о друга.
Из воспоминаний Л. Н. Павлищева (племянника Пушкина): «По характеру своему она (Надежда Осиповна) резко отличалась от Сергея Львовича: никогда не выходя из себя, не возвышая голоса, она умела дуться по дням, месяцам и даже годам.

Не повезло Пушкину и с отцом, Сергеем Львовичем Пушкиным. Викентий Вересаев в своей книге "Спутники Пушкина" очень ёмко сформулировал самую суть Сергея Львовича: "Жизнь представлялась ему лугом удовольствий, человек, точнее дворянин - мотыльком, которому предназначено порхать по оному лугу и пить с цветочков сладкий сок".

Старшие Пушкины были небедны, но ленивы. Всё, чего они хотели - развлекаться и не париться. Хозяйство их находилось в крайнем беспорядке. Сидевшие в деревнях приказчики беспощадно обирали крестьян и прикарманивали деньги господ. Когда стало так худо, что крестьяне снарядили делегацию в Петербург к господину помещику, Пушкин-старший взбесился, что крепостные посмели потревожить его покой, и даже не стал слушать их претензии. В результате к тому моменту, как дети выросли, Сергей Львович и Надежда Осиповна смогли оставить им в качестве наследства лишь обнищавшие, заложенные-перезаложенные поместья с кучей долгов.

Из письма Ольги Сергеевны Павлищевой (Пушкиной) мужу: «Вообрази, что в прошлом году имение Болдино описывали пять раз!»

Детей своих Сергей Львович замечал мало, хотя был мастер в изображении нежных отцовских чувств. "Главнейшую, характернейшую его особенность составляла глубокая душевная фальшивость, постоянное стремление играть какую-нибудь роль", - пишет Вересаев, и у нас нет оснований ему не верить. Сергей Львович любил тратить деньги на свои удовольствия и ненавидел - на своих детей. Когда Пушкин был в ссылке в Одессе, Сергей Львович засыпал сына нежными письмами, абсолютно не стесняясь при этом игнорировать все просьбы сына о деньгах. По факту Пушкин выжил благодаря участию добрых людей, которые безвозмездно его кормили. Когда же Сашу перевели "досиживать срок" в Михайловское, где жили его родители, отношения между отцом и сыном окончательно испортились. Сергей Львович постоянно бился в истериках, что своим присутствием Саша отбрасывает тень на его, Сергея Львовича, благонадёжность перед государем, что теперь его самого могут отправить в ссылку просто за вынужденную связь с собственным сыном. Наконец, он согласился доносить на родного сына - позорное дело, от которого отказались все окрестные дворяне.

С братом и сестрой у Пушкина были хорошие отношения, но больше благодаря его мягкосердечию. С сестрой Ольгой Александр был очень близок, пока она, уже 30 с лишним лет, не вышла замуж за Николая Павлищева, чтобы просто сбежать из родительского дома. Павлищев оказался человеком мелочным и постоянно настраивал жену против брата, утверждая, будто Пушкин, который пытался хоть как-то исправить плачевное положение в семейных поместьях, обирает её и младшего брата Льва.

Избалованный матерью Лёва был в целом неплохим, но эгоистичным малым. Александр нежно любил брата и заботился о нём всю жизнь, в то время как Лёвушка без зазрения совести паразитировал на нём и обирал при каждой удобной возможности.

Был у Пушкина ещё один брат – Николай. Он умер в раннем детстве – это стало первым большим потрясением в жизни Александра Сергеевича.

Из воспоминаний П. В. Нащокина (в записи П. И. Бартенева): «Пушкин вспоминал, что он (Николай) перед смертью показал ему язык. Они прежде ссорились, играли, и когда малютка заболел, Пушкину стало его жаль, он подошёл к кроватке с участием; больной, чтобы подразнить его, показал ему язык и вскоре затем умер».

  • Пушкин был невысоким, но крепким мужчиной. Он обожал физические упражнения и много тренировался. В юности был крайне активен и шумен, чем часто просто вымораживал своих товарищей. Очень много гулял пешком и ездил верхом, делал это в любую погоду, в том числе в дождь. Каждое утро начинал с ванны со льдом - даже зимой. Словом, был человек-морж.

  • Со школьной скамьи нам внушают, что Пушкин был похож на негра. И как-то само собой так в голове уложилось, что был он, наверное, кареглазым брюнетом. Однако, согласно воспоминаниям современников, у Пушкина были голубые (иногда серые - кто что пишет) глаза и курчавые каштановые волосы. Брат его Лёва вообще был блондином. Вот такие потомки негра Ганнибала. Хотя черты лица были негроидные - тут никуда не денешься.
Из воспоминаний А. А. Олениной: «Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая злоба и насмешливость затмевали тот ум, который был в голубых, или лучше сказать в стеклянных глазах его. Арапский профиль, заимствованный от поколения матери, не украшал его лица. Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрепанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор на женщин, которых он отличал своей любовью, странность нрава природного и принужденного и неограниченное самолюбие…»
Из воспоминаний М. В. Юзефовича, адъютанта генерала Раевского: «Как теперь вижу его живого, простого в обхождении, хохочущего, очень подвижного, даже вертлявого, с великолепными большими, чистыми, ясными глазами, в которых, казалось, отражалось все прекрасное в природе, с белыми блестящими зубами, о которых он заботился, как Байрон. Он совсем не был смугл, ни черноволос, как уверяют некоторые, а вполне был белокож, с вьющимися волосами каштанового цвета».
Из дневника графини Фикельмон, внучки Кутузова: «Пушкин, писатель, разговаривает очаровательно без претензий, живо, пламенно. Нельзя быть безобразнее его – это смесь физиономии обезьяны и тигра. Он происходит от одной африканской расы, и в его цвете лица осталась еще какая-то печать и дикое во взгляде… Рядом с ней (Наталией Гончаровой) его уродливость еще более поражает, но, когда он говорит, забываешь, чего ему недостает, чтобы быть красивым».

  • Был крайне вспыльчив и неудержим. Мнителен, закомлексован, подозрителен. Обижался в буквальном смысле на всё подряд, и вообще странно, как сумел дотянуть до 37 лет, учитывая, что дрался на дуэлях чуть не каждую неделю. Причём дуэли эти чаще всего провоцировал сам, бурно реагируя на любой подходящий, по его мнению, повод. Сделали ему замечание в театре, мол, громко разговаривает - дуэль! Обидели его пьяного слугу - к барьеру!
Из письма А. И. Тургенева князю П. А. Вяземскому (ближайшие друзья поэта): «Кишинёвский Пушкин ударил в рожу одного боярина и дрался на пистолетах с одним полковником, но без кровопролития».

Посмертная маска
Посмертная маска
  • В молодости очень дорожил мнением света о себе. Выслуживался и лебезил перед теми, кто стоял выше на социальной лестнице, чем подбешивал близких друзей. А сам бесился, когда его представляли поэтом: представитель древнейшего дворянского рода - и никак не меньше! Это, очевидно, издержки воспитания его светских родителей-кутил.
Из воспоминаний Ивана Пущина: "Мы были раз вместе в театре. Пушкин сидел в первом ряду и во время антрактов вертелся около Волконского и Киселёва, как собачонка какая-нибудь, и это для того, чтобы сказать с ними несколько слов, а они не обращали на него никакого внимания; мне на него мерзко было смотреть. Когда он подошёл ко мне, я ему говорю: "Что ты делаешь, Пушкин? Можно ли себя так срамить – ведь над тобой все смеются!" Он совершенно растерялся, а в следующий антракт опять то же».

  • Любил эпатировать, бегать, прыгать, ржать, как конь, нелепо одеваться. В одежде был чрезвычайно щепетилен, однако любил одеться делано небрежно, чем часто ужасал дам и "приличных людей". Вообще слыл человеком странным. Слишком громкий, слишком хаотичный, слишком подвижный и непредсказуемый. В обществе его опасались - как бы чего не учудил. Крепостные крестьяне за привычку разговаривать с самим собой, размахивая руками считали его тронутым. Но любили.
Из воспоминаний А. М. Каратыгиной-Колосовой: «В 1818 году, после жестокой горячки, ему обрили голову, и он носил парик... Как-то, в Большом театре, он вошел к нам в ложу... В самой патетической сцене Пушкин, жалуясь на жару, снял с себя парик и начал им обмахиваться, как веером.. Это рассмешило сидевших в соседних ложах, обратило на нас внимание и находившихся в креслах. Мы стали унимать шалуна, он же со стула соскользнул на пол и сел у нас в ногах, прячась за барьер; наконец, кое-как надвинул парик на голову, как шапку: нельзя было без смеха глядеть на него! Так и просидел на полу во всё продолжение спектакля, отпуская шутки насчет пьесы и игры актёров».

  • Во время первой ссылки в Михайловском, о которой упоминалось выше, вступил в связь с крестьянской дочерью Ольгой Калашниковой. Она залетела. Пушкин всю жизнь помогал женщине. Сделал отца этой девушки управляющим Болдиным - папаша по-родственному обворовывал и разорял Пушкина без зазрения совести.
Из письма Пушкина кн. П. А. Вяземскому: «Письмо это тебе вручит очень милая и добрая девушка, которую один из твоих друзей неосторожно обрюхатил. При сём с отеческою нежностью прошу тебя позаботиться о будущем малютке, если то будет мальчик. Отсылать его в Воспитательный дом мне не хочется, а нельзя ли его покамест отдать в какую-нибудь деревню — хоть в Остафьево. Милый мой, мне совестно, ей-богу… но тут уж не до совести».

Интересно, а что нужно было сделать с малюткой, если бы это оказалась девочка? Ладно, согласно предположениям исследователей, Павел Александрович родился недоношенным 1 июля 1826 года и умер спустя 2,5 месяца. Ребёнка оставили при матери, записав её как крёстную.

  • Был влюбчив и имел много связей. От слова «очень». С девушками, с замужними дамами - там были все без разбора. Вёл себя с женщинами далеко не по-рыцарски: совращал, бросал, позволял себе о бывших гадкие комментарии в переписке с друзьями. Свою жену Наталию Гончарову называл своей "113-й любовью". За свою сексуальную несдержанность платил здоровьем.
Из воспоминаний С. Д. Комовского: «Пушкин был до того женолюбив, что, будучи ещё 15 или 16 лет, от одного прикосновения к руке танцующей во время лицейских балов он пыхтел, сопел, как ретивый конь среди молодого табуна».
Из письма А. И. Тургенева кн. П. А. Вяземскому: «Пушкин по утрам рассказывает Жуковскому, где он всю ночь не спал; целый день делает визит бл…м, мне и кн. Голицыной, а ввечеру иногда играет в банк».
Из письма А. И. Тургенева кн. П. А. Вяземскому: «Сверчок (прозвище Пушкина) прыгает по бульвару и по бл…м. Стихи свои едва писать успевает. Но при всём беспутном образу жизни его он кончает четвёртую песнь поэмы («Руслан и Людмила»). Если бы еще два или три … (очевидно, название венерического заболевания - гонореи) так и дело в шляпе. Первая... болезнь была и первою кормилицею его поэмы».
Из письма А. И. Тургенева кн. П. А. Вяземскому: «Пушкин слег: старое пристало к новому, и пришлось ему опять за поэму приниматься».
Из письма Пушкина П. В. Мансурову: «Исторически буду говорить тебе о наших, – все идет по-прежнему: шампанское, славу богу, здарово, актрисы также, – то пьется, а те ... (еб...ся) – аминь, аминь, так и должно. У Юрьева х... (вульгарное название гонореи) славу богу здаров».
Из письма Пушкина кн. П. А. Вяземскому: "Извини эту поэтическую похвальбу и прозаическую хандру. Мочи нет, сердит: не выспался и не вые…ся".

  • Есть тёмненькая история об отношениях между Пушкиным и старшей сестрой Натальи Гончаровой Александрой, которая жила с ними. По некоторым сведениям, Александр Сергеевич состоял с ней в прочной и продолжительной связи – фактически сожительствовал на глазах у жены. Насколько это правда, судить тяжело. Но, как говорится, дыма без огня не бывает.

Азинька (домашнее имя Александры) была страстной поклонницей поэтического дара Пушкина ещё до замужества своей сестры Наташи. Была девушка умная, но некрасивая, с характером твёрдым и властным. Наташа ей подчинялась. Вела хозяйство Пушкиных и занималась воспитанием их детей.

Из письма Софьи Карамзиной, дочери писателя: ««Александрина по всем правилам кокетничает с Пушкиным, который серьезно в неё влюблен и если ревнует свою жену из принципа, то свояченицу — по чувству».
Из книги Викентия Вересаева «Спутники Пушкина»: «Отец Пушкина, посетивший невестку в «Полотняном заводе», вынес впечатление, что Александра Николаевна более огорчена смертью Пушкина, чем Наталья Николаевна».

Если было интересно так же, как мне, дайте лайк ;)