Спиритизм

25.12.2017

Ну да, не верю я в мистическое, не верю, хоть убивайте меня. Не верю, наверное потому, что со мной ничего такого никогда не случалось. В глобальном смысле. Было по мелочи несколько раз, не знаю даже. Ну на поминках двоюродной тети свечка на ее портрет падала, после того, как покойнице тарелку и рюмку с водкой-хлебом поставить забыли. В принципе, это легко объяснимо элементарным сквозняком. Входная дверь хлопала на сороковинах той же тети, как бы закрытая на замок дверь. Тоже объяснимо: кто-нибудь выходил и дверь закрыть забыл, а остальные не заметили. Ну и все такое в том же духе. С дьяволом, помню, в лифте каталась, во сне, во сне, не пугайтесь. Ну леденящие кровь рассказы слышала, из источников разной степени достоверности. В общем, ничего такого сверхъестественно-страшного никогда не было. Смешное было, это да.

Про студенческие розыгрыши в анатомичке, и прочих сугубо специфических медместах, рассказывать не буду. А вот в ранней юности наша развеселая компашка увлекалась спиритизмом какое-то время. Чисто по-детски так. Сим-сим, откройся, а то врежу.

Какое-то, довольно длительное время, весь этот спиритизм вертелся на уровне разговоров, потому что более-менее в теме из всех участников компании была только одна моя подруга. И та, знала как и что надо делать, весьма условно и приблизительно. Короче, единственный наш спиритический сеанс состоялся лишь через год, после первого о нем упоминания. Собраться на сеанс решили, традиционно, у меня, в квартире хоть и однокомнатной, но с проживающей в ней вместе со мной, весьма либеральной мамой. Мама любезно уступила нам кухню, а сама ушла в комнату, прилечь там после тяжелого дня. Что правда, уход в комнату особо маму не спас — панельная гостинка с изумительной слышимостью и орава галдящих подростков, практически не оставляли ей шансов на достойный отдых.

Мы, честь по чести, нарисовали простым карандашом на кухонном столе круг, вписали в круг буквы алфавита, поставили в центр круга блюдце и стали думать, кого бы нам призвать к ответу. Первым по списку шел как раз незадолго до того трагически погибший Виктор Цой. «Вызываем дух Виктора Цоя, вызываем дух Виктора Цоя, вызываем дух Виктора Цоя!» — трагическим шепотом взывали мы, держа пальцы над блюдцем. «Дух Виктора Цоя, появись» — призвали мы певца, ровно три раза. «Дух Виктора Цоя, ты здесь?» — после этих, традиционно троекратных выкликов, блюдце должно было само собой задвигаться, очевидно символизируя появления духа погибшего певца. Мы сделали все как положено, блюдце не шевелилось. Самой собой, мы тщательно следили друг за другом, что бы никто из нас, не дай Бог, не попытался незаметно двинуть блюдце пальцем — если уж играть, так по правилам, а иначе не интересно. Несмотря на троекратно повторенную процедуру вызова, дух Цоя появляться пред наши ясны очи упорно не желал. Мы решили, что дух певца спит — должны же и духи отдыхать «там, за облаками», хоть иногда, ну правда же? Решив так, мы вновь обратились к списку духов и вызвали дух Высоцкого.

Часа два мы упорно вызывали последовательно духи: Талькова, Аркадия Райкина, Клеопатру, Нефертити, фараона Тутанхамона, Чингиз-хана, Толстого, Пушкина, Лермонтова, Ахматову, Цветаеву, Раневскую и черт знает кого еще. Все духи, как сговорившись, упорно игнорировали мою маленькую кухню и толпу безумных детей в ней. Возможно, они и правда по ночам спят, как и простые смертные, а может их смущало непрекращающееся дружное юношеское издевательское ржание — никто из нас, за исключением быть может виновницы сеанса, в эту галиматью ни капли не верил. Кто знает.

Но только понимающая толк в спиритизме, уставшая от издевательств со стороны нас и коварных духов, моя подруга, призвала нас к серьезности и предложила вызывать политических деятелей. Но и тут нас ждал полный облом. Ни Ленин, ни Сталин, ни Хрущев, ни даже Андропов и Черненко, почтить своим присутствием наш сеанс не соизволили.

В конце концов, мы решили плюнуть на все это, вызвать дух Брежнева и разойтись по домам. «Дух Брежнева, ты здесь?» обреченно повторили дети три раза и вдруг услышали из под кухонной двери утробный голос: «Дооооааааа, я здеееесь, уууууу!»

Следом за этим кухонная дверь медленно открылась и моя мама в халатике в веселенький цветочек, в меховых тапочках-зайчиках и в маске Кинг-Конга, устало привалившись к дверному косяку, сказала: «Ну, вы довольны? Идите уже по домам, время — два часа ночи.» Мы даже не испугались, мы ржали до колик. Со спиритизмом в нашей компании было покончено навсегда.

Что правда, через некоторое, непродолжительное надо сказать, время, тема духов возникла вновь, совершенно случайно. Мы, вшестером: три девушки и трое ребят, как обычно, проводили вечер у меня дома. Моя мама ушла к подруге и вся компания удобно расположилась в нашей единственной комнате. В комнате у одной стены находился журнальный столик, по бокам от него два кресла, а у стены противоположной — мебельная стенка. На журнальном столике стоял такой, очень модный в те годы, квадратный светильник, с круглыми дырочками в его пластмассовых стенках. Внутри светильника помещался разноцветный пластик, который медленно вращался, отбрасывая на стены комнаты причудливые тени. При выключенном верхнем свете создавался весьма уютный и довольно загадочный полумрак. В этом полумраке романтически сидели: в креслах, по обеим сторонам стола, лицом к мебельной стенке — я, моя подруга на ручке моего кресла, и еще одна девица во втором кресле. Напротив нас, на стульях, спиной к «стенке», расположились юноши. Один из них, мой тогдашний «парень», с которым мы, как это было принято говорить тогда, «гуляли», был шкафообразным мужиком, ростом 194см, при самой бурной фантазии не выглядевшим на свои тогдашние 16-ть.

Так расположившись, мы романтически коротали вечер, ничего не пили, курили, правда, как лошади, трепались ни о чем, резались в «дурака».

Вспомнили наш сеанс одновременного спиритизма, посмеялись и зачем-то стали рассказывать друг другу о своем детском опыте вызывания нечистой силы. Как водится, всех переплюнула я, потому что однажды, лет в восемь, в больнице, вызывала с каким-то мальчиком, ночью под одеялом, Пиковую даму.

Народ оживился и предложил вызвать Даму немедленно. Мне было лениво и смешно, да и дам в компании хватало, оттого я стала отнекиваться. Друзья воодушевившись идеей не оставляли меня в покое, наседали все больше и больше, и я сказала, что Дама была давно, вызывать ее — процесс довольно сложный, вызывающих заклинаний много и половину из них я не помню. На самом деле, я не помнила ни одного заклинания, но надо же было держать марку. Ну вспооомнииии, ну Нииикаааа, канючили друзья, и я решительно сказала: — Вспомнить — не вопрос, но только вот Пиковая Дама жутко злая и страшно требовательная женщина. Эгоистка она. Махровая. Если сделать хоть что-то неправильно или ошибиться хоть в одной букве заклинания, то она может разозлиться, прийти сюда и всех тут страшно наказать! Бу!

Едва я успела сказать последнее слово, как в наступившей тишине и приятном светильном полумраке раздался жуткий грохот.

Грохот издала дьявольски тяжелая крышка бара, помещавшегося в мебельной стенке. Стенка была, мягко говоря, не новая, дверца бара открывалась отвесно, как бы наотмашь вниз, и замок этой дверцы постоянно заклинивало. Пару раз эта крышка уже падала среди ночи, пугая нас с мамой, и несколько раз мама же получала этой крышкой по голове, потому мы заклеивали ее в области замка толстой клейкой лентой, которая, собственно, мало что держала. Эта крышка и свалилась, грохоча, чего никто из нас видеть не мог. Ребята сидели к бару спинами, и закрывали своими телами обзор барышням. Потому, сказать, что мы испугались — ничего не сказать.

Почти двухметровый мой бой-френд-шкаф оглушительно завизжал и молниеносно запрыгнул на кресло, буквально вдавив нас с подругой в его обшивку. На соседнем кресле двое ревущих от ужаса мужчин, блин, погребли под своими трясущимися телами одну несчастную худенькую девушку. И честное слово, если кто сейчас подумал нехорошее, то сексуальной эту сцену не назвал бы даже самый завзятый половой маньяк. Таким образом куча-мала из нас, тряслась довольно долго, все как-то сразу поверили в ужасную кару Дамы Пик, пока у кого-то из нас не достало смелости приоткрыть глаза и обозреть поле боя. Естественно, разобравшись в ситуации, первым делом во всем обвинили меня, потом дождались мою маму, получили от нее втык, посмеялись и дружно, в очередной раз, решили, что никакой такой силы и духов на свете нет, а все это происки мои и югославских мебельных производителей. Но ночевала я в ту ночь у подруги. Так, на всякий случай.

Вот. А вы говорите мистика. Сами видите, никакой такой мистики нет. *заползая с головой под одеяло* Не верю я ни в какую нечистую силу.