О том, как мы друг друга берегли

12.01.2018

В самом самом начале, когда эта фотосессия была еще только идеей, она задумывалась несколько иначе.

В моей голове мелькали картинки неровности и надрыва. И в целом хотелось эмоционально передать историю периода, когда расстаешься, но еще не признаешься себе в этом.

Ведь есть такой участок во времени проживания расставания, когда уже понимаешь, что вы кусочки из разных частей паззла, что, может быть, вы даже из одной картинки, но все равно из разных ее сторон. Рядом быть никак не получается. И хоть понимание уже и есть, но ты все еще не признаешься себе в этом. Все еще ищешь мостики к тому, что было в самом начале - к этому празднику узнавания и сближения.

Период срыва покровов, время осознания - еще не наступили

Вы пока недостаточно далеко отошли от точки зарождения проживаемого вами вместе времени в жизни, чтобы увидеть картину целиком. Еще слишком сильны волны этого первого взрыва пересечения судеб. Это нужно пропустить через себя. День за днем, во всплеске и падении от любви до неприятия, прийти к отдалению. Прийти к принятию себя без другого человека.

И когда друг друга проклинали
В страсти, раскаленной добела,
Оба мы еще не понимали,
Как земля для двух людей мала,
И, что память яростная мучит,
Пытка сильных - огненный недуг! -
И в ночи бездонной сердце учит
Спрашивать: о, где ушедший друг?
А когда, сквозь волны фимиама,
Хор гремит, ликуя и грозя,
Смотрят в душу строго и упрямо
Те же неизбежные глаза.

Именно так я описывала свою идею своему хорошему и талантливому другу Регине, приглашая ее на фотосессию, и невероятному фотографу Рустаму Шигапову.

Но раз за разом убеждаюсь в этом: сложно показать на фотографии, чего нет на самом деле внутри тебя. Фотография - очень честное искусство. Оно показывает не твою оболочку - оно показывает, что за фасадом. Обмануть камеру сложно.

Когда мы просмотрели результат нашей работы, Регина сказала: у меня ощущение, что здесь рассказывается другая история. Она о том, когда отгремели все войны, когда люди оставили все попытки изменить друг друга, изменить себя и что-то исправить в происходящем.
Эта история о принятии.
Человек стал частью твоей истории. Как-то повлиял на мировоззрение, на изменение тебя как личности, дал возможность что-то в себе понять и переосмыслить.

Мы сидели с Региной в кофейне и обсуждали эти фотографии. После ее слов, я вспомнила стихи Ахматовой "Разрыв". Это произведение состоит из двух частей, и они написаны с довольно большой разницей во времени. Первая часть в 1940, а вторая, спустя 4 года  - в 1944.

Не недели, не месяцы — годы
Расставались. И вот наконец
Холодок настоящей свободы
И седой над висками венец.
Больше нет ни измен, ни предательств,
И до света не слушаешь ты,
Как струится поток доказательств
Несравненной моей правоты.

1940

И, как всегда бывает в дни разрыва,
К нам постучался призрак первых дней,
И ворвалась серебряная ива
Седым великолепием ветвей.
Нам, исступленным, горьким и надменным,
Не смеющим глаза поднять с земли,
Запела птица голосом блаженным
О том, как мы друг друга берегли.

23 сентября 1944

Эта история не о пепелище.
Эта история о том, что проиходит, когда туман спал и пепел развеялся.

Ты наконец-то снимаешь с человека свои ожидания, освобождаешь его от свой любви. И освобождаешься сама.
Перед тобой человек предстает таким, какой он и был изначально. Не в виде твоих додумок и сходящих из этого требований к нему. А сам, в своей сути.

Возможно даже таким, каким ты и не знала его никогда.

Ваше "мы" умерло.

Дальше продолжают жить два "я".

Конечно, иногда накрывает горячей волной, каким-то неведомым образом доплывшей из прошлого. Вновь с отчаянной теплотой вспоминается все хорошее, жгучей болью проживаются обиды.

Даже через много лет как-нибудь во сне совершенно неожиданно снится этот человек. Ты вновь задыхаешься от его объятий, и кажется, будто так долго их ждала.

"И я проснулась горько плача, зовя тебя из темноты".

Но время уже расставило все по своим местам.
Того человека, который ждал этих объятий, на самом деле больше нет.

не нравится слово "принятие". Для меня в нем слышится воля и мудрость.

Это не смирение, когда ты склоняешь голову перед неизбежным и заведомо ставишь себя ниже обстоятельств. Принятие - это встреча двух равнозначных сил и предоставление пространства для воли друг друга. В этом, наверное, и есть отличие сознания и мировосприятия взрослого человека от сознания ребенка.

Ребенок требует и подчиняет своей воле. Заявляя свои прова на твое время, силы, ресурсы. Заставляя изменить поведение, заставляя включать себя и свою жизнь в твои планы. Ему не выжить без этого.

Состояние взрослого - это свобода.

Свобода отпускать другого и принимать его волю.

Твоя собственная свобода - отпускать.