ЛЮБОВЬ И ГОРЫ

25.12.2017

Уникальные горы есть в Башкортостане - ШИХАНЫ. Миллионы лет потратила природа на их возведение. Когда-то эта местность была дном тёплого Пермского моря, а горы - коралловыми рифами. В отложениях и сейчас находят остатки древних беспозвоночных и отпечатки водорослей.

Много лет башкиры пытались разгадать загадку - откуда взялись необычные горы. Дело в том, что ШИХАНЫ стоят цепочкой, имеют почти правильную форму конусов, и, кажется, здесь не обошлось без вмешательства творца. Вот какую легенду рассказывают старики....

"Когда-то в этих краях жил ногайский шах. Был он, как все богачи, жадный и злой, и была у него дочка, назовем ее Гульчира. Она, не в пример отцу, была красивой и доброй сердцем. По соседству в бедной юрте жила женщина с сыном, назовем его Ишбулды. Вот и подружились на беду Ишбулды с Гульчирой.

Когда девушка подросла, стали к ней свататься богатые женихи из разных земель. Кого там только не было, и какой только калым не сулили они шаху! А отцу все было мало, и он прогонял их. Пришел сватать Гульчиру и Ишбулды, ее любимый.

— Что ты можешь принести, босяк, какой калым за невесту дашь мне?— со злым смехом спросил его ногайский шах.

— Свою любовь и только любовь, — ответил юноша.

Вдоволь насмеявшись, шах прогнал его со двора, крикнув вдогонку:

— Вот если принесешь мне за калым живое сердце твоей матери, так и быть, отдам тебе в жены свою дочь!

В большой печали вернулся Ишбулды в свою юрту.

— Мама! - сказал он, — шах требует калым за Гульчиру.

— А что мы можем ему дать? — ответила мать, — разве что нашу дырявую юрту.

— Мама, шах требует, чтобы я принес твое живое сердце...

Что могла сделать мать ради счастья своего сына? Она взяла нож, ударила себя в грудь, вынула сердце и, протянув его сыну, успела прошептать лишь два слова:

— Торопись, сынок!

И умерла. А сердце ее было живо и билось, истекая кровью... Ишбулды взял его в руки и бросился ко дворцу шаха.

Все это видел Урал-батыр — главный дух здешних мест. Не стерпел он такой несправедливости и бросил на дорогу, по которой бежал юноша, небольшой камень. Юноша споткнулся и уронил на дорогу сердце матери. Задыхаясь в дорожной пыли, сердце прошептало: «Не ушибся ли, сынок?». И тут же окаменело, превратившись в большую гору — Юрак-Тау.

Сын, увидев перед собой большое окаменевшее сердце матери, словно очнулся от наваждения. Он вдруг понял, что такое настоящая Любовь. Это когда ты готов отдать свою жизнь ради счастья любимого человека.

- Мама! Мамочка! Эсэйем! - плакал сын. Но его никто не слышал... Упал он на землю и стал молить Урала-батыра, чтобы тот покарал его за содеянное. Взмахнул Урал-батыр рукой, и тело, распластанное на земле, обернулось горой - Куш-Тау.

Все это, оказывается, видел и злой ногайский шах. Он сидел на балконе своего дворца и насмехался. В третий раз взмахнул рукой Урал-батыр, и дворец вместе с шахом и его богатствами превратились в третью гору — Шах-Тау…

Люди слышали, будто Урал-батыр крикнул: «Эти богатства шаха достанутся только тем, кто будет по-настоящему бороться за свое счастье и победит…»